< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Подписка rss
Поиск Поиск
Кочки роста

27 июня 2017 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер. Союз народной журналистики (Новосибирск).

***

На днях прошло два любопытных сообщения — Минфин в лице министра Силуанова заявил, что в мае реальные доходы граждан выросли примерно на 3%, а Росстат сообщил, что в России по итогам первого квартала число граждан с доходами ниже прожиточного минимума сократилось на 1.4 миллиона человек, то есть на 6% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Если верить этим данным, то можно порадоваться за Россию — доходы населения растут, число нищих сокращается. Неужели дно кризиса наконец-то пройдено не только в теории, но и на практике?

Давайте попробуем понять, можно ли порадоваться первым признакам экономического роста или пока не стоит спешить открывать шампанское и праздновать окончание кризиса?

Для начала разберемся с заявлением Силуанова о росте доходов населения на 3% в мае месяце. Как считали в Минфине, одному Силуанову известно, но согласно данным Росстата в мае реальные доходы населения не выросли, а наоборот сократились на 0.4%. А месяцем ранее, в апреле, падение доходов относительно аналогичного периода 2016 года составило и вовсе 7.6% по данным того же Росстата.

Кто же прав? На самом деле правы могут быть все сразу — и Росстат и Силуанов. Все зависит от того, как считать доходы, с каким периодом сравнивать и что понимать под словом "реальные". Выше было показано, что в апреле зафиксировано падение доходов на 7.6%. Поэтому, если доходы за май сравнивать с апрелем — очень может быть, что они действительно оказались на 3% больше. Однако это очень своеобразный рост. Рост доходов на 3% после падения в предыдущем месяце на 7.6% означает, что по итогам двух месяцев имеем падение, а не рост. По аналогии с задачками для первого класса: В апреле у Маши стало на два яблока меньше, а в мае у Маши стало на одно яблоко больше — больше или меньше стало яблок у Маши? В мае — да, больше, но по общему итогу — меньше. Вот примерно так и получаются у нашего Минфина радужные цифры о росте доходов населения.

График изменения доходов — это не прямая, а ломаная линия, подобно лесной дороге с ямами и ухабами. На таком графике всегда можно найти локальный бугорок, выделить его и сказать — вот же, растем! Это примерно как спуститься в низину, найти там кочку, залезть на нее и бить себя пяткой в грудь, заявляя о взятой высоте.

Но и это еще не все.

Даже если бы рост доходов составил 3% по итогам целого года — это все равно ничтожно мало в сравнении с тем падением, которое мы пережили за 2015–2016 годы.

После обвала рубля в декабре 2014-го наши доходы в пересчете на доллары сократились больше, чем в 2 раза. И цены выросли почти в 2 раза, потому что большая часть товаров в России либо импортные, либо производятся на импортном оборудовании из импортных материалов. И хотя правительство считает инфляцию за 2015–2016 годы на уровне 30%, но на самом деле она выше, потому что существует еще такая штука как скрытая инфляция. Да и считать инфляцию тоже можно по-разному.

Но даже если опираться на официальные цифры с инфляцией порядка 30% за два года — рост доходов на 3% не отыгрывает и десятой части предыдущего падения.

А если учесть, что падение доходов началось не в 2015 году, а еще в 2013-м — рост на 3% вообще ни о чем.

О том, что мы в 90-е годы обнищали до крайности и эти потери так и не были толком компенсированы, даже в самые "тучные" из нулевых — и вовсе говорить не приходится. Поэтому если посмотреть на картину в целом, то ситуация такова: в 90-е мы свалились с обрыва в Большой Каньон, нашли в этом каньоне пригорок, забрались на него, распираемые от гордости, потом снова съехали и теперь радуемся каждой сухой кочке, на которую удается встать, чтобы перевести дух и осмотреться.

И при этом еще не надо забывать о крайне неравномерном распределении доходов в стране, как по социальным слоям, так и по отраслям. И по городам тоже. Поэтому рост 3% в среднем еще не означает, что этот рост будет в вашем домохозяйстве, в вашем городе и в той отрасли, в которой вы работаете. К примеру, если доход у элиты, на которую приходится 50% всех доходов по стране, вырастет на 6%, то средний рост 3% будет означать, что у простых граждан доход вообще не вырос. А если доход элиты вырастет на 10%, это будет означать, что при среднем росте в 3% доход простых граждан сократился на 2%.

Еще один "школьный" пример: У Маши и Даши вместе стало на 3 яблока больше, чем было, при этом у Даши стало на 5 яблок больше, чем было — как изменилось количество яблок у Маши? Правильно, у Маши стало на 2 яблока меньше.

Вот такая штука эта статистика.

За 2015–2016 год покупательская способность населения сократилась на 30–50% в зависимости от способа подсчета. С учетом 90-х падение уровня жизни еще больше. При этом в стране резко вырос уровень социального неравенства и падение уровня жизни большей части населения (без учета элиты, топ-менеджеров, жителей Москвы и Питера) оказалось на уровне 50–70% за 2015–2016 годы и на уровне 70–80% в сравнении с советским периодом.

И на фоне этого двухэтапного обнищания, когда уровень жизни 2/3 населения сократился в 3–5 раз, наш Минфин нашел локальный рост на графике средних доходов по стране и торжественно отчитался об этом. При этом рост оказался даже меньше, чем спад в предыдущем месяце, что делает заявление о каком-либо росте совершенно издевательским. Вот так и возникают у нашего президента и правительства доклады о пройденном дне, признаках экономического роста, оживлении экономики, росте доходов населения и так далее и тому подобное. Просто делается такая выборка из всей статистики, на которой обнаруживается локальный всплеск — и это выдается за успехи. При этом локальный всплеск как правило оказывается либо коррекцией (частичным восстановлением после глубокого спада), либо результатом роста социального неравенства, когда элита обогатилась сильнее, чем обнищал народ — в среднем получается рост, только нам с вами не легче от того, что кто-то в Москве стал богаче на миллиард и за счет этого получилась хорошая статистика.

В последние 26 лет любой рост в России приходится главным образом на 10% населения — на жителей Москвы и Питера (и то не на всех), на работников финансового и сырьевого секторов, на владельцев недвижимости и еще некоторые группы. Иногда еще на чиновников, опять же не на всех.

В общем и целом — богатые становятся богаче, а бедные беднее. И в те моменты, когда богатые богатеют быстрее, чем беднеют бедные — в среднем по стране фиксируется статистический рост, о котором нам и спешат сообщить Силуанов, Медведев, Шувалов и другие Путины.

Правда в этом месте внимательный читатель вспомнит, что было еще сообщение Росстата о том, что в 1 квартале сократилось число бедных — на целых 1,4 миллиона человек

Да, есть и такая статистика, давайте ее тоже разберем.

По данным Росстата в 1 квартале 2017 года на 1,4 миллиона снизилось число граждан с доходами ниже прожиточного минимума, их осталось 22 миллиона человек, то есть 15% населения.

Правда называть их надо не бедными, а нищими, потому что уровень прожиточного минимума сейчас считается 9909 рублей и нормально жить с таким доходом нельзя, только выживать.

Но главный вопрос — сократилось у нас все-таки число нищих или нет?

И это опять же зависит от способа подсчета и от того, с чем сравнить.

Если сравнивать с прошлым годом, может быть оно и правда сократилось, но это опять же похоже на кочку внутри каньона. Сначала число нищих выросло на несколько миллионов за 2014–2015 годы, а потом сократилось на миллион. В сравнении с советским периодом все еще интереснее — число нищих выросло на 20 миллионов по одной только РСФСР/РФ.

Да и за счет чего сократилось количество нищих? Может быть они просто умерли? Население России — около 150 миллионов. Это значит, что при средней продолжительности жизни в 75 лет, каждый год умирает около 2 миллионов человек. Причем умирают в основном пенсионеры или представители так называемого социального дна (бомжи, наркоманы) — многие из них как раз и относятся к группе с доходами ниже прожиточного минимума. Поэтому нельзя исключать, что часть нищих банально не смогла пережить кризис и ушла в мир иной. Кто-то спился, кто-то помер от наркомании и связанных с этим заболеваний, кто-то замерз. Кто-то умер потому, что не нашел средств на лекарства. Вот вам и сокращение числа нищих. Ведь в статистике не указано, какая часть из этих полутора миллионов перестала быть нищими потому, что доход вырос, а какая часть просто померла.

Но и это еще не все.

Число нищих (граждан с доходом ниже прожиточного минимума) сократилось, а вот сократилось ли число бедных — тех, чей доход составляет от 9 до 18 тысяч в месяц? А то ведь может так получиться, что число нищих сократилось (причем многие из них банально померли), но вместе с этим выросло число бедных.

Что нам говорит по этому поводу Росстат?

Росстат сообщает, что средняя температура по больнице, то есть средний доход на душу населения в России составляет 27 718 рублей в месяц.

Но это с учетом всех банкиров, топ-менеджеров, жителей Москвы и Питера. А чему равен средний доход жителей России за пределами МКАДа, не занимающих высокие руководящие посты?

Предположим, средний доход 10% населения России (состоятельные жители Москвы, Питера и других крупных городов) равен 100 000 рублей в месяц, что вполне правдоподобно. В этом случае при среднем доходе 27 718 рублей в месяц по стране остальные 90% "наименее состоятельных" живут примерно на 20 000 рублей в месяц.

Таким образом, доход большей части населения в России — от 10 000 до 30 000 рублей в месяц, то есть примерно половина страны живет бедно, а треть и вовсе на грани нищеты.

Вот и получается, что 15% — нищие, еще 20% на грани нищеты, еще 30% просто бедные.

И в какую сторону вышли 1.4 миллиона нищих, о сокращении которых отчитался Росстат — большой вопрос. То ли они из нищих превратились в бедных, то ли померли. Скорее всего движение было в обе стороны, но что-то мне подсказывает, что больше половины просто померли.

Однако если о судьбе 1.4 миллиона нищих, которые сократились по данным Росстата, можно спорить, то 22 миллиона нищих в России в любом случае остались. А это 15% населения.

Вот вам и результаты демократии, вот вам успехи Путина, вот вам "тучные нулевые", вот вам прекрасная рыночная экономика. За последние 26 лет, включая 17 лет при Путине, 22 миллиона человек в России стали нищими. И еще 4,9 миллиона человек получают зарплату на уровне МРОТ, то есть живут на грани нищеты. И еще половина страны живет на 10–20 тысяч в месяц, что соответствует доходу от 50 до 100 рублей в советское время.

Поэтому заявление Росстата о сокращении нищих на 1.4 миллиона человек — это точно такая же "статистическая кочка", как у Силуанова с ростом доходов на 3% за май. В данном случае сперва появилось 23.4 миллиона нищих, потом 1.4 миллиона из них сократились (вымерли).

Потом появится еще несколько миллионов и часть снова сократится (вымрет), после чего Росстат опять же будет торжественно заявлять об этом, выбрав из всего статистического массива хороший участок и оставив за кадром плохой.

И 50 миллионов тех, чей доход выше прожиточного минимума, составляющего 9900 рублей, но выше ненамного — всего на несколько тысяч — тоже остаются за кадром. Но эти 50 миллионов могут в любой момент пополнить ряды нищих, стоит только российской экономике пробить достигнутое дно по направлению вниз.

Или вы уверены, что российская экономика вот-вот начнет расти? А за счет чего? За счет чего будет расти российская экономика, если производство разрушено, разговоры про инновации остались разговорами, импортозамещение сдулось и остается все та же нефть с газом, в добыче и транспортировке которой большая часть населения участия не принимает, а значит по нормам рыночной экономики не может жить за счет дохода от экспорта углеводородов? И тут мы приходим к самому грустному: Самое грустное даже не то, что обнаруженный Силуановым майский рост доходов на 3% и выявленное Росстатом сокращение нищих на 1.4 миллиона человек являются своего рода локальными статистическими кочками внутри огромного каньона, в который Россия свалилась после 1991 года. Самое грустное, что нет того, что позволило бы выбраться из этого каньона, из этой глобальной ямы — нет производства, нет экономической модели, позволяющей его развивать, нет инновационной или какой-то другой экономики, способной вытащить Россию наверх, а главное — нет в руководстве страны тех, кто хотел бы вытаскивать страну и был бы способен это сделать.

Есть только болтушка Путин и министры вроде Силуанова, которые научились ловко оперировать статистикой и находить на графике локальные "кочки роста".

Поэтому никакого экономического роста в обозримой перспективе у нас не будет. Будут только "кочки", на которых время от времени будем подпрыгивать, а Силуанов, Шувалов, Медведев и прочие Путины будут выдавать это за признаки успехов. При этом реальные доходы будут расти в основном у элиты, топ-менеджеров и чуть реже у чиновников, а у большинства жителей России доходы будут сокращаться — если не прямо, то косвенно, в виде сокращения той части, которая остается на руках после всех обязательных платежей и сокращения покупательской способности этого располагаемого остатка. И число граждан, живущих менее, чем на 100 рублей в пересчете на советские деньги — тоже будет расти. А число нищих будет сокращаться преимущественно в ту сторону, из которой уже не возвращаются.

И так будет до тех пор, пока мы не напрыгаемся вдоволь на этих "кочках роста" и не поймем, что Россией управляют люди, которых нынешнее положение дел полностью устраивает, которых не жмет и которым, в отличие от нас с вами, очень даже хорошо.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...