< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Подписка rss
Поиск Поиск
Путь к Большой идее

19 июля 2017 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Владимир Викторович Волк — эксперт Центра Cулакшина.

***

Недавно под одним из материалов интернет-сообщества "Народный журналист" появился довольно-таки неожиданный комментарий: "Кто такой Сулакшин? Впервые слышу…". Можно было бы пропустить это слова мимо, но удивило, что зайдя на страницу сообщества, которое уже около года рассказывает о Большой идее Партии нового типа по преобразованию России, разработанной и выдвинутой группой учёных профессора Степана Сулакшина, человек не счёл возможным кликнуть по ссылкам и ознакомиться с идеей. Захотелось восполнить данный пазл, но не традиционной информацией, взятой из биографических данных Степана Степановича, не из официальных документов созданного им научно-экспертного центра, а из собственных мыслей за последние два-три года.

Было время, я тоже не знал Степана Степановича. Просто, как и миллионы других людей, жил обычной жизнью, боролся за какие-то не всегда всеми понятые и поддерживаемые идеалы Русского мира, воссоединения разобранного по песчинке и развеянного политическими ветрами советского народа, мечтал о государстве справедливости.

Где оно, это государство? Я видел его в каких-то сумбурных образах, всплывавших из розовых детских воспоминаний. Букварь с изображением детишек, сидящих на коленях улыбающегося создателя советского государства Владимира Ильича. Честный и добрый милиционер дядя Стёпа. Пионерский галстук, переливающийся в солнечных лучах беззаботных будней. Настоящие, ещё той, военной эпохи, седовласые ветераны на школьных линейках. База труда и отдыха, где следуя примеру кассилевского Антона Кандидова, под смех и подбадривание друзей, ловко ловил и укладывал в кучу летящие со всех сторон кабачки.

Гастрономы с изящно выложенным узорчатыми пирамидками шоколадом, консервами и даже хлебными батонами будоражили аппетит. Продавцы в белых халатах и колпаках, напоминающие врачей. Заводские гудки, людские очереди на фабричных проходных. Вечерние посиделки на дворовых и уличных агитплощадках. Приветливые люди, уступающие места в общественном транспорте. Мужчины, подающие руку женщине. Кассиры, выдающие зарплату вовремя, и начальники, угрожающие не увольнением человека, а размещением критической статьи в цеховой стенгазете и товарищеским судом.

Государство, где честь, достоинство не защищались в суде, они добывались в трудах и битвах. Где служба в армии была не обузой и маркером недостаточности связей в военкоматах и медицинских учреждениях, а показателем высокой сознательности и мужественности каждого молодого человека. Где уважение к старшим было не символом непродвинутости, а знаком высокого уровня интеллекта и воспитания. Где труд был в почёте, законопослушание — нормой, братство народов — необходимостью. Потому и не покупали билеты по паспортам, выполняя госпрограммы по борьбе с терроризмом. Видимо, это и было государство мечты, государство справедливости. Но почему было? Что с нами со всеми произошло? Почему вместо борьбы за совершенство нашего государства мы приняли условия его уничтожения? Ответ на этот вопрос я искал все 25 лет после развала СССР, но особенно интенсивно — когда в вырванные взрывной волной окна родного дома прилетели первые осколки "градов". Вот же они, доказательства того, что в одобрении потребительско-самостийнической политики мы зашли слишком далеко. Все. Разом.

Мирный трудовой Донбасс познал многостороннюю несправедливость. С одной стороны защитников самобытности, народовластия, законности и права назвали "террористическими республиками" и начали истреблять. С другой стороны его не признали в Москве, предпочитая устраивать на крови и горе миллионов обездоленных русских людей бизнес-торги со своими партнёрами. С третьей — закрыло глаза на творимую несправедливость в отношении непокорного русского края так называемое мировое сообщество.

Что оставалось делать? Стучать во все двери, доказывать очевидное, открывать глаза на незамечаемое? Ведь когда человек не знает правду, то он заполняет пробелы домыслами. Это не я сказал, Бернард Шоу. Словно зрел сквозь окна десятилетий. Так начался поиск единомышленников, создание какого-то информационного оркестра в социальных сетях, который бы услышали быстрей, чем голос одиночки в пустыне непонимания.

Много писал. После минских кульбитов Кремля и Киева не писать было просто невозможно, ведь налицо — предательство миллионов русских людей. Предательство, которое летописцы будущего, вероятнее всего, назовут самым большим в истории Руси и России. Появились какие-то поклонники, подписчики, пошли предложения писать эксклюзивные тематические материалы, выступать в роли эксперта по Новороссии.

Я был не один. Нас было много, мы объединялись в сетевые группы, и на тот момент мне казалось, что нас должны услышать. Не может же так быть, что за кремлевской стеной нет живых людей, не растерявших слух, зрение, совесть, честь, гордость, сострадание. Но чем более мы стучали в эту каменную стену, тем плотнее и непробиваемее она становилась. И тем мощнее в контрнаступление на народную правду шли провластные идеологи предательства Новороссии, а вместе с ней и России.

В тот момент судьба, забросив в Москву, и познакомила меня со Степаном Степановичем. Я открыл для себя этого человека не по пошлым интернет-пасквилям, писанным то ли на заказ, то ли по глупости авторов. Хотя, чего греха таить, мысли были всякие. Ведь чего только мне не говорили "доброжелатели" и "знатоки": "он работает на Госдеп", "он работает на Путина", "он получает деньги от Якунина", "он был за Ельцина, а люди не меняются", "всё его учение — утопия"…

Личный контакт снял все вопросы, в очередной раз подтвердив банальное правило — проблема цитат в сети Интернет заключается в том, что люди безоговорочно верят в их подлинность. Вспоминаю, сколько истерик в сети было по поводу выложенной кем-то в социальном ресурсе "Википедия" информации, что, дескать, Сулакшин "решительно поддержал расстрел Верховного Совета в 1993 году". Легко тиражировать эту никчемную глупость, выдавая за великую осведомлённость. Но когда проговариваешь и переосмысливаешь трагедию 1993 года, когда ставишь себя на место человека, оказавшегося в эпицентре событий в условиях раскола общества, то поневоле ассоциируешь ситуацию с лично пережитыми моментами.

Ведь сейчас очень много людей на Украине обвиняют Донбасс в том, что произошло в этом, уже приговорённом к развалу, государстве. Каждый житель Донецка, Луганска или Макеевки, по мнению радикально настроенных украинцев, прямо и косвенно виновны в том, что решительно поддерживали на выборах левых, левоцентристов, Януковича, бывшую Партию регионов. Даже если кто-то не поддерживал, а просто прописан в Донбассе, то уже виновен. А если занимал какую-то должность, то автоматически несёт всю полноту ответственности за политику Януковича и теперь уже "повинен смерти".

Такие же минуты обвинений — лично, в глаза, и в социальных сетях довелось переживать и самому. Ведь решительно поддерживал Януковича, а значит, по каким-то косвенным зигзагам исковерканной интернет-логики, получается, что ответственен и за расстрел "небесной сотни" на майдане со всеми вытекающими последствиями. Помните стадионные кричалки киевских ультрас "спасибо жителям Донбасса за президента — …". Вот и "благодарят" сейчас.

Впрочем, через какое-то время эти обвинения украинской стороны стали второстепенными. Ведь поддержав "Русскую весну", которую мы видели как шанс на спасение и возвращениея в состав Великой России, мы взяли на себя уже совершенно иные и более глобальные обязательства. Буду честен, мы хотели их выполнить. Но нам не позволили этого сделать в Кремле. А именно — провести референдум о вхождении ДНР и ЛНР в состав Российского государства.

И после этого, встречая своих друзей и соседей, недоедающих, не имеющих средств на лекарства, потерявших дома и близких, разочарованных и ни во что не верящих, я неизменно получал от них вопрос: "Ну, и где же твой Путин? Где же Россия, Крымом наелась, а нас бросила?". И было стыдно. Не за себя. За всех нас, за Донбасс, за русский народ, за Россию. Ведь три с лишним года назад решительно поддержал "Русскую весну", к сожалению, явившую на сцену разруху, голод, смерти, блокаду… Значит, поддержал и всё это, и следуя логике украинского майданного дегенерата, "решительно поддержал" геноцид своей малой Родины. Вон, в Киеве прокуроры уже Януковича обвиняют, что это не Турчинов и не Порошенко с американскими кураторами, а именно он развязал войну в Донбассе. Не верите? Считаете абсурдом, безумием и ложью? Проверьте — почитайте Википедию по ключевому слову "Янукович". Она ведь не врёт?И вот с этими мыслями я и сел напротив Степана Степановича Сулакшина, с научно-теоретическими разработками которого был знаком, как говорят, по касательной.

Сулакшин, в отличие от встречавшихся мне ранее людей, имеющих серьёзные жизненные университеты, слушал куда внимательней. Ощущение, что придавал значение даже не каждому слову о трагедии Новороссии, а всем интонациям. Но чем больше я говорил, тем сильнее понимал, что говорю о частности, об одной, возможно, очень больной, но не единственной метастазе, поразившей организм России.

Суровый Степан Сулакшин остановил мой поток мыслей не менее суровой правдой: лечить и спасть нужно не один орган Новороссии, а весь организм, естественно, избавляясь от раковой опухоли в лице разросшегося компрадорского руководства страны. Вся Россия пронизана метастазами лжи, предательства, неравенства, воровства, кумовства, необразованности, бескультурья, нищеты, манипуляций и коррупции. Вся Россия сегодня неуловимо взору превращается в один большой Донбасс, в огромную горячую точку.

Бороться за один русский, но непризнанный официально регион, за провозглашённое в нём народовластие попросту бессмысленно и бесполезно в условиях, когда все рычаги в этом регионе перехвачены бессовестными и бессердечными кремлёвскими кураторами и их киевскими партнёрами, действующими опосредованно. На донбасской мясорубке, где замечательных и преданных России людей убивают просто как скот, отрабатывается давно описанная Марксом технология капиталистических войн. И Кремль замечательно влился со своим коммерческим интересом в этот не им написанный сценарий.

Недавно один из редакторов сообщества "Народный журналист" Любовь Донецкая в статье "Серендипность по-донбасски" замечательно описала происходящие процессы.

"…Главное же озарение в том, что к РФ претензий, по сути, нет и быть не может. Донбасс хотел в Россию, но совсем чуть-чуть ошибся, трагически умалив себя и свое значение, и в результате случился нонсенс, ибо Донбасс собственно и был Россией, он есть Россия, ею он и останется навсегда-либо воссиявшей, либо павшей, но непокоренной. Но Донбасс, метя в Россию, попал в РФ, и тут случилось страшное — РФ приняла его, как могла, и стала приводить в соответствие с самой собой, по принципу „все, что могу“ и „как для себя“…

…Что может предложить Донбассу государство, в котором орденами за заслуги перед Отечеством награждаются пожилые „нимфетки“, а депутатами становятся светские львицы и прочие дамы и господа, напрочь оторванные от жестоких реалий современного состояния дел в государстве, которым, они, собственно, и должны на законодательном уровне управлять. Причем за баснословные деньги за питание, проживание, проезд, отпуск, не говоря уже о собственно зарплате, и не неся за свои законодательные решения по сути никакой ответственности, которую на своем обычном МРОТном рабочем месте несет любой наемный работник. После всего приведенного озарение может быть только одним — РФ больна, и тяжко больна, но она — мать, ее нельзя бросить, нельзя предать, за нее надо бороться всеми силами сердца и разума, в какой бы агонии она ни была. Ради спасения Донбасса спасать надо уже не Донбасс — спасать надо Россию в лице Российской Федерации, великую и таинственную, больную и непредсказуемую, местами ожиревшую и местами обескровленную, одновременно обильную и нищую, ту самую загадочную и волшебную страну, которая обладает всем и ничего не имеет. Донбасс погибает каждый день, и он молит Россию — встань, мать, спасемся вместе, а уж Донбасс не выдаст — с Донбасса выдачи нет".

Примерно те же самые слова сказал мне тогда, на московской встрече в 2015 году, и Степан Степанович. Это их, компрадоров, условия, и мы им послушно следуем. Мы подчиняемся, не имея ни малейшего шанса что-то изменить, покуда власть и ресурсы находятся в их руках, а конституция и законы выписаны под их глобальные интересы. Так я открыл для себя проект новой конституции, подготовленной учёными и экспертами Центра Сулакшина, предлагающий совершенно иное устроение России, нежели существует сейчас.

По сути, это революционная конституция, только революционна она не в навязанном примитивном стереотипе о крови и погромах (тут как раз всё наоборот), а в определениях быстрых и положительных изменений и выходе на иной, новый, созидательный, более высокий и совершенный уровень государственного менеджмента и консолидации народа России. С минимальными издержками для меньшинства, но максимальными приобретениями для всего общества.

Многотомные труды и планы преобразований Центра научной политическй мысли и идеологии — это фактически готовые должностные инструкции и планы работы для будущего президента, министерств, ведомств, региональных органов управления. Это документы, которые уже давно выписаны в качестве рецепта хворающей России и дают ответ миллионам россиян и жителей порушенной русской империи — что делать. Но тогда, в 2015 году, попробовав убедить многих товарищей начинать коллективную сборку умов и сердец в единый организм под условным названием партия нового типа, символизирующим, естественно, отказ от всего старого и стремление к изменениям, столкнулся не только с непониманием, но противодействием и отторжением. На поверхность межчеловеческих отношений всплыли хронические комплексы недоверия, обид, религиозных взглядов, оценки исторических отрезков и рядового нежелания просто читать и анализировать, а не собирать сплетни.

Интернет сегодня полон фейков, социально-сетевых райтеров, ботов, троллей, роботов, прямо или опосредованно обслуживающих режим. Для овладения доверием людей недостаточно обладать знанием, идеей и подобно Демосфену натренироваться в произнесении речей перед толпой. Сегодня умами людей правят фейки в интернете. Распространители этих фейков, боты, к слову, не претендуют на то, чтобы стать полными властителями умов, но роль панурговского барана, вслед за которым за борт прыгает стадо, они выполняют вполне успешно.

Отсюда я сделал ещё один вывод, который подсказал мне в 2015 году Степан Степанович, настоящая политическая борьба не терпит расслабления и разочарования в каких-то локально недостигнутых результатах. Если тебя не слышат, ищи тех, кто слышит. Если не замечают, ищи тех, кто прозрел. Рано или поздно, но слух и зрение вернётся ко всем. И тогда Большая идея переустройства России прорастёт даже на непаханых полях. Манипуляции, которыми располагает режим, сильны, многогранны, но не безграничны и не вечны.

Степан Степанович, пожалуй, сделал в моей жизни главное, он дал мне возможность разобраться и понять то, что битва за Новороссию и Донбасс не может быть ограничена рамками территорий, этносов или культур. Это борьба совершенно иного плана и уровня. И требующая неустанной скрупулезной просветительской и консультационной работы для "подтягивания" людей к категории "слышащих", "видящих", но главное верящих и понимающих. Новороссия не может переустроить Россию и стать её полноценной частью не только потому, что этого не хочет украинская элита и западные партнёры Кремля. А потому, что Россия фактически несуверенна, а её государственное устроение не позволяет народу управлять собственной страной и признавать своим даже собственного брата. Но Россию не могут перестроить и другие отдельно взятые регионы — субъекты Российской Федерации. Её не могут перестроить коммунисты, социалисты, националисты, русские, люди других национальностей, христиане, мусульмане, люди других вероисповеданий. Только все вместе, и только объединив усилия и вооружившись самой идеей не смены лиц, а конституционных изменений.

Сегодня Партия нового типа — уже не условность, которой она была два года назад. Это уже реальность. Партия уже ведёт борьбу за умы и сердца людей, которые изменят Россию. А из этого следует, что Большая идея должна быть представлена на максимально широких площадках.

И в социальных сетях, и в СМИ, и в общественных процедурах предстоящих президентских выборов, в которых лидер ПНТ Степан Сулакшин должен быть представлен не просто как очередной соискатель заветного кресла на кочке либерального болота, а как человек, предлагающий кардинальные постлиберальные изменения в России.

Не ради выборов, как таковых, а ради новой жизни, ради того государства нравственности и справедливости, которое, как и мне, наверняка, представляется каждому. Не сегодня, но уже завтра. Общими усилиями. И для этого, уверяю, стоит узнать о Большой идее Степана Сулакшина. Можно не верить какой-то личности, но нельзя не верить самому себе, нельзя не верить идее.

Источник 

***

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Как делается Большой проект

Партия нового типа. Мы пойдем другим путем

Клятва

Историческая ответственность за, не дай Бог, крах России лежит на правящем режиме

Сулакшин: У России есть будущее!

Путинизм победим!

Готов ли президент Путин к диалогу с Партией нового типа, с Сулакшиным?

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...