< Сентябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
Подписка rss
Поиск Поиск
Великая Отечественная: школьная реформа с элементами элитарности

13 сентября 2017 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Ольга Германовна Жукова — кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Московского гуманитарного университета. Член Союза писателей России и Союза журналистов Москвы.

Выступление на III Всероссийской научной конференции "Элита России в прошлом и настоящем:
исторические и социально-психологические аспекты", прошедшей 22 апреля 2014 г. в
Москве.

Опубликовано в научном издании "Историческое обозрение" за 2014 год.

Фото: Отличницы 4-го класса 47-й школы г.Ленинграда, награжденные медалями "За оборону Ленинграда". Ноябрь 1943 г.

***

Слабые знания школьников, особенно в области истории, географии, литературы и их неорганизованный досуг, не соответствующие духу времени учебники и программы, отсутствие школьной формы и некачественные детские игрушки, низкая заработная плата учителей и их недостаточное социальное обеспечение — вот спектр тех проблем "детского мира", которые стоят перед современным российским обществом. И не парадоксально ли, что ровно те же вопросы в срочном порядке пришлось решать власти и обществу в годы Великой Отечественной войны. С одной существенной разницей — воюющей стране было куда сложнее изыскать средства на коренные изменения в школе.

Лишь один мирный год — 1940-й — был отмерен историей наркому просвещения РСФСР Владимиру Петровичу Потёмкину на важнейшее для всей страны дело реформирования народного образования, но поразительно, что даже нашествие гитлеровских орд не остановило процесс изменения советской школы. И если Карл Клаузевиц считал, что ход войны подразумевает два вида деятельности: тактику — проведение отдельных боёв-битв и стратегию — увязку этих битв с общей целью войны, то о реформе народного образования СССР в годы Великой Отечественной можно сказать образно: в стратегии всей войны школьная реформа оказалась одним из важнейших тактических маневров. Необходимость "битвы" за советскую школу диктовалась множеством причин, но главное — кадровым голодом, вызванным оттоком взрослой, в большей степени, мужской части населения на фронт. В этих условиях власть осознала необходимость воспитания и образования молодого советского человека, ещё сегодня сидящего за партой, но уже завтра готового овладеть военной техникой и стать воином или занять место деда, отца, старшего брата за заводским станком и рулём трактора. Именно к поколению выпускников училищ ФЗО — фабрично-заводского образования — "фабзайцев", школ рабочей молодёжи, а так же, суворовцев, нахимовцев и т. д. принадлежала в большинстве своём управленческая элита, возглавившая в послевоенные годы крупные предприятия, армейские части, советские и партийные органы власти.

Парадоксально, но факт — именно в годы тяжелейшей войны в системе образования СССР возрождалось многое полезное из дореволюционного опыта — раздельное обучение для мальчиков и девочек, школьная форма, пятибалльная система оценок, аттестат зрелости, золотые и серебряные медали лучшим выпускникам. Была восстановлена система обязательных экзаменов (тогда их называли испытаниями) по окончании учебного года с 7 по 10 классы. Для решения впервые в мире поставленной задачи всеобщего образования открывались вечерние школы рабочей молодёжи, заочное обучение в техникумах втузах и вузах. И всё это — параллельно с обязательным всеобщим военным обучением и трудовым воспитанием — привлечением школьников к сельхозработам, к участию в массовом движении по изготовлению и сбору тёплых вещей для Красной Армии, шефству над госпиталями, тимуровскими заботами о семьях фронтовиков, сдаче металлолома, сбору лекарственных трав. Привлекались школьники и к работе в ученических мастерских, к обработке пришкольных участков, даже к созданию подсобных животноводческих хозяйств.

Отметим, что Наркомата просвещения СССР — общего для всех республик тогда не было, и Наркомат просвещения РСФСР взял на себя заботу о реформировании системы образования всего Союза. Так же не было тогда в стране и Наркомата культуры, а это значит, что и хлопот об организации работы театров, музеев, библиотек, дворцов и домов культуры с Наркомата Просвещения РСФСР тоже никто не снимал, напротив, и этой работой следовало заняться с удвоенной силой.

В первые недели войны Потёмкин обращается через "Учительскую газету" ко всем работникам народного просвещения — организовать для учащихся 7–10 классов занятия по военной подготовке и военно-санитарному делу — по 7 часов в неделю. Многие мальчишки и девчонки вскоре будут осаждать военкоматы с требованием отправить их на фронт: "Мы прошли военобуч!"

"Правда" публикует 10 июля 1941 г. обращение наркома просвещения РСФСР к пионерам и школьникам с призывом помочь стране в борьбе с врагом: организовывать пожарные, санитарные и трудовые бригады, взять на себя заботу о семьях фронтовиков, помогать взрослым в ремонте школьных зданий и учебного оборудования.

В конце августа нарком Потёмкин издаёт приказ для работников просвещения о подготовке школ к началу учебного года как всегда — 1 сентября, принимая в школы детей из семей всех эвакуированных и беженцев. Приказ принимают к исполнению даже в осаждённых врагом городах, переводя занятия в бомбоубежища, а то и — в каменоломни, в подземелья, освещённые коптилками, как в Одессе или в Севастополе.

Уже 15 ноября 1941 г., когда враг стоял под Москвой, приказ № 170 наркома просвещения "О сборе материалов Великой Отечественной войны" — документов, писем, фотографий, плакатов и других реликвий и свидетельств войны, а также трофеев мобилизовал работников культуры и образования собирать экспонаты для будущих музеев истории войны. Деятельными помощниками взрослых в этом становится вездесущее племя молодое.

Накануне Нового 1942 г., после первой большой победы в Московской битве, издаётся приказ Потёмкина об организации празднования Нового года в школах и детских домах — с ёлками и подарками. Причём, ёлочные игрушки изготовлялись в цехах оборонных предприятий. Завод "Москабель", например, из некондиционных обрезков проволоки выпускал самолётики, бабочек, стрекоз, снежинок в качестве новогодних украшений.

Учителя г. Горького выходят с инициативой начать сбор учебников, книг и школьных принадлежностей для освобождаемых от оккупации районов. Нарком просвещения РСФСР обращается к учительству страны — всемерно поддержать замечательный почин и сам курирует движение за сбор литературы для школ и библиотек — до самого завершения войны.

Ещё накануне войны наметился поворот к традиционным культурным ценностям — изучению отечественной истории, почтительному отношению к музеям и памятникам старины — само время требовало внедрения в жизнь, говоря современным языком, нового "историко-культурного стандарта". Напомним, кинофильм "Александр Невский" был поставлен в 1937 г. и стал чрезвычайно популярен у зрителей. Слова князя: "Кто к нам с мечом придет — от меча и погибнет!" — крепили боевой дух народа в годы Великой Отечественной войны. Насколько поразительно и парадоксально созвучны школьные проблемы 40-х годов и современные жаркие споры о "стандарте", обосновывающем подходы к преподаванию гуманитарных наук и, прежде всего, истории — свидетельствуют архивные документы. Вот что заботит в июле 1944 г. секретаря Хабаровского крайкома Г.Боркова: "Заканчивая 1943–44 учебный год, ученики седьмых классов средних школ г. Хабаровска на выпускных испытаниях по русскому языку очень плохо справились с письменной контрольной работой (более 50% учащихся получили оценки 2 и 3)" — об этом он сообщает письмом, адресованным в ЦК и лично — И.В.Сталину и Г.М.Маленкову[1].

Оказывается, ученики писали изложение на тему "Куликовская битва" по отрывку из повести С.Бородина — "Дмитрий Донской". Не удивительно, что образно-поэтическое выражение: "А я, коли паду, поручаю вам блюсти свечу великого нашего дела — крепление Руси. Храните той свечи пламя" школьники поняли конкретно: князь зажёг свечу и велел охранять пламя. Грамотность изложения так же хромала: "очень часто писали „одел“ вместо „надел“, „командовай“ вместо „командуй“, „он был один среди воиводов“. „Дмитрий Донской стал снимать свои достояния (вместо „доспехи“)“
 и т.д.[2]

Но главный вывод секретаря крайкома: „они не знали события, о котором писали, не знали Дмитрия Донского, ничего не знали о татарском нашествии. Представление о некоторых исторических фактах, об обстановке, в которой разыгрывалась знаменитая Куликовская битва, представление о реликвиях, чтимых русским воинством, было настолько ограниченным, что каждому, кто читал изложение, становилось ясно: выпускники седьмых классов нашей школы не знают истории своей родины“[3].

Крайком созвал совещание преподавателей русского языка и истории, которое пришло к выводу: „революционным штормом был вышвырнут из школы старославянский язык вместе с библейскими притчами и рассказами о древней русской истории, широко представленными в программе церковно-приходских школ, и вот уже новое поколение не может осознать и изложить исторические события“. Письмо секретаря Г. Боркова находит понимание и горячий отклик в аппарате ЦК — зав. отделом школ ЦК ВКП(б) Яковлев отмечает в записке А. А. Жданову: „…Времени на изучение истории в учебном плане средней школы отводится меньше, чем отводилось на него в гимназии, а между тем в нашей школе объём знаний предлагается больший, так как изучается история почти половины ХХ века, в гимназиях не изучавшаяся. Там курс кончался ХIХ веком“[4].

В силу таких объективных причин стало очевидным, что советской школе нужны новые учебники, прежде всего, по предметам гуманитарного цикла. За что же критиковались уже существующие учебники гуманитарного цикла?

Поляк и Тагер — авторы учебника „Литература ХХ века“, „неправильно и крайне упрощённо понимают прошлое России“, сообщая школьникам, что „скудная действительность прошлого не давала материала для создания образов полноценного человека“[5]. А это значит, по мнению ЦК, что „из истории русской литературы выбрасываются все образы передовых русских людей, созданные крупнейшими русскими писателями. Учебник не раскрывает идеалы великих русских писателей, их понимание характера русского человека (его преданность родине, верность долгу, смелость и другие высокие моральные качества)“[6].

Учебник „Грамматика русского языка“ авторства Бархударова составлен „без учета воспитательного значения приводимого материала, примеры и упражнения подобраны по формальному признаку и, ни в какой мере, не способствуют воспитанию в школьниках патриотических чувств. …Не использованы краткие изречения Александра Невского, Суворова, Кутузова, имеющие большое воспитательное значение; почти совершенно отсутствует военный материал“[7].

Недостатками в преподавании географии эксперты считают: „отвлеченность и сухость изложения, недостаточность физико-географического материала, слабую ориентировку по карте, перегрузку преподавания и учебников по географии статистико-экономическим материалом и общими схемами, вследствие чего учащиеся выходят из школы, не обладая зачастую элементарными географическими познаниями“[8]. Поэтому замены требуют и учебники „Физическая география СССР“ и „Экономическая география СССР“ Баранского.

Кроме того, одновременно с пересмотром учебников для средних школ готовились к изданию и учебники для национальных школ освобождённой от фашистской оккупации Советской Украины. По строгим законам военного времени решение ЦК ВКП(б) от 27 июля 1943 г. требовало разработать план издания украинских учебников в трёхдневный (!) срок и обеспечить выполнение плана к началу нового 1943–44 учебного года[9]. А в январе 1944 г. был подготовлен к печати даже учебник по истории СССР на английском языке объёмом 22 печ. л. (!), т. к. Торгпредство СССР в Лондоне и Посольство СССР в США сообщили, что союзники вдруг заинтересовались нашей историей, а „английские издатели издают свои книги, извращая историю СССР“[10].

И в это же время педагогическая общественность активно обсуждает введение в школьную программу курсов психологии и логики. Специалисты утверждают, что лишь учебник проф. Виноградова обладает методическими достоинствами, т.к. автор много лет преподаёт логику, и по его учебнику учились гимназисты ещё до революции"[11]. Решено организовать в Москве в июле—августе 1943 г. полуторамесячные курсы подготовки преподавателей логики. Наркомпросу РСФСР к 15 июля представить в ЦК ВКП (б) предложения о подготовке преподавателей логики для всей страны[12].

Нарком просвещения В.П.Потёмкин категорически возражает, когда планируется ввести социалистическое соревнование в школе. И, как отмечалось в последующем Постановлении ЦК ВКП (б): "Органы народного образования вместо борьбы с завышением оценок успеваемости и организации надлежащего контроля за качеством обучения, стали на путь поощрения соревнования и связанной с ним процентомании в учебной работе школы и допустили ухудшение качества обучения в школе. В результате соревнования в школе формальные показатели успеваемости растут, а в действительности оканчивающие школу не становятся грамотнее и образованнее"[13].

Меж тем, об истинных, глубоких школьных проблемах честно и смело рассказывают письма с мест. Так, школьные учителя с. Таштып из Хакасии 24 мая 1943 г. прислали секретарю ЦК ВКП (б) А.А.Андрееву жалобу на 10-ти страницах. Самые вопиющие строчки документа подчёркнуты красным карандашом, резолюция на письме гласит: "т. Крапивину. Просьба показать т. Щербакову письмо учителей из Хакасии. Если будет указание А. С. Красноярскому крайкому, то некоторые вопросы будут исправлены и разрешены на месте. Кстати, общий вопрос о материальном обеспечении учителей (снабжение) готовится у т. Косыгина. 28.7 43. Кудрявцев"[14].

Среди педагогов таштыпской школы оказались эвакуированные специалисты из Москвы и Ленинграда, чужие для местной власти, не желающей обеспечивать педагогов, как того требовали постановления партии и правительства, самым необходимым — продуктами питания, одеждой, дровами, керосином, спичками: "…Представьте себе, Андрей Андреевич, учителя, который в холодный зимний вечер идёт по улицам села и высматривает, где ярко и мирно горит свет. Вот он сворачивает к одной из хат и робко стучится в дверь. У вышедшей хозяйки учительница виновато просит разрешения посидеть у лампы, чтобы проверить тетради. Проходит час, другой; хозяева начинают шевелить постели. Учительница поспешно сворачивается и, прося извинения и благодаря за гостеприимство, срочно удаляется" — живописует злоключения педагогов автор письма, и продолжает: "За всю зиму и вообще за весь год учителя не получили ни одного литра керосина, хотя в райпотребсоюз поступает не только керосин, но и распоряжения свыше о выдаче керосина, мыла, соли, спичек и т.п. В первую очередь учителям, врачам, агрономам. За весь год учителя получили один раз по 400 граммов соли и один раз по 400 граммов мыла"[15]. И, наконец, самое страшное признание: "…Учителя начинают прямо проклинать свою специальность, свое образование. Они говорят часто и даже слишком часто: "Зачем я кончала институт? Гораздо лучше быть малограмотным и работать продавцом, зав. складом, зав. столовой или пред. сельпо. И тогда бы я жила припеваючи"[16].

О том, что письмо учителей из глубинки не осталось не замеченным, говорит удивительный факт — все его основные проблемы оказались поднятыми в последующих документах ЦК и Наркомата просвещения. В докладной записке "Об учительских кадрах" на имя секретаря ЦК ВКП (б) А. С. Щербакова нарком просвещения В. П. Потёмкин сообщает, что у наркомата нет возможности вернуть в школу старые кадры, в виду военного времени сменивших профессию: "одни из них отозваны на предприятия оборонного и хозяйственного значения, другие, в силу крайне тяжелых материальных условий, сами ушли на другую работу, более выгодную в материальном отношении. Некоторые работают официантами, буфетчицами, уборщицами, но на педагогическую работу не возвращаются"[17].

"Следует признать, — пишет нарком, — что довольно низкая заработная плата и неудовлетворительное материально-бытовое положение учительства в значительной мере способствовали переходу их на различного рода работу в другие ведомства. …Снабжение учителей продовольствием и промтоварами поставлено исключительно плохо. Особенно в тяжёлом положении находятся эвакуированные учителя"[18]. Тут же нарком просвещения Потёмкин просит разрешить проведение Всероссийского совещания по народному образованию в Москве[19].

Резолюция по докладу В.П.Потёмкина, сделанному на том историческом совещании "О работе школ за истёкший период Великой Отечественной войны и задачах школ на 1943–44 учебный год" наметила план дальнейших реформ в советской школе, отметив, что совещание созвано "в момент полного провала летнего наступления немецко-фашистских полчищ, воодушевлено новыми победами русского оружия и проникнуто твердой уверенностью в приближении часа окончательного разгрома врага"[20]. Ставит ряд задач, на годы вперед определивших вектор развития школы. По аналогии с царской Россией, вводится раздельное обучение мальчиков и девочек в ряде школ крупных городов. А значит, необходимо выделить помещения для женских и мужских школ, провести подбор преподавательского состава. Установить отпуск одежды и обуви по ордерам через школу. Расширить сеть ремонтных и пошивочных мастерских для школьников. Естественно, что такая централизация должна была привести и к унификации школьной одежды — так, по сути, вводилась в школьный быт форма и ученические билеты с правилами для учащихся V-Х классов, отличительные значки на головном уборе этих учащихся.

В новых школьных уставах, обсуждённых на совещании, говорилось о "креплении единоначалия директора и поднятии авторитета учителя; оживлении деятельности педагогических советов и родительских комитетов; упорядочении работы ученических организаций; укреплении дисциплины учащихся; повышении и уточнении их ответственности за своё поведение"[21].

Решено "покончить с иждивенческими настроениями мест, нередко рассчитывающих исключительно на централизованное снабжение школ такими предметами, как ученические ручки, чернила, мелки, грифельные доски и проч., — для чего добиться производства этих принадлежностей на предприятиях местной промышленности и промкооперации из местного сырья"[22]. А так же "ускорить пересмотр Наркомпросом РСФСР старых и составление новых учебников… применять при этом систему конкурсов и издания параллельных учебников по одному и тому же предмету"[23].

Необходимо "расширение контингента детей, получающих через школу и детские столовые дополнительное питание и в первую очередь детей военнослужащих". И нужно подумать об улучшения качества питания. Хорошим подспорьем в этом вопросе считают "своевременный сбор и хранение продуктов, полученных с пришкольных участков"[24].

В области педагогического образования предполагались меры по улучшению подготовки учителей для начальной школы, т. е. преобразование педагогических училищ в учительские семинарии (!). Учёба в учительских институтах увеличивалась с 2 до 3 лет, а выпускники должны были быть готовыми "преподавать несколько смежных дисциплин"[25].

Особая статья — улучшение материально-бытового положения учителей — "снабжение их хлебом, продуктами питания, одеждой и обувью, керосином, предметами ширпотреба, а также своевременной выдачи им заработной платы"[26]. Народный комиссар Наркомата просвещения РСФСР В.Потёмкин 16 декабря 1943 г. с тревогой пишет в ЦК ВКП(б) — А.Щербакову и Г. Маленкову, в Совнарком СССР — В.Молотову письмо "Об обслуживании детей и подростков театрами и кино", в котором отмечает, что это обслуживание "до последнего времени остается неупорядоченным. Отсутствие каких-либо ограничительных мер позволяет детям в любое время — днём и вечером посещать кино и театры"[26]. Наркомпрос РСФСР просит установить строгий порядок обслуживания молодого поколения в кинотеатрах. Среди неотложных мер: "Запретить во все дни недели, за исключением воскресений и праздников, индивидуальную продажу билетов в кино, театры и другие зрелищные предприятия учащимся… В дни учебных занятий допускать посещение учащимися школ и ремесленных училищ кино и театров только в организованном порядке, в сопровождении педагога или пионервожатого. В воскресенье и праздничные дни производить продажу учащимся билетов через специальные детские кассы при театрах и кино с отпуском не более двух билетов в одни руки, при обязательном предъявлении ученического билета или заменяющей его справки из школы. …Повсеместно организовать районные кинопередвижки для систематического проведения киносеансов в школах… …Ввести в штаты кино педагогов-внешкольников для проведения культурно-массовой работы с детским зрителем. …Во всех кино и театрах организовать читальни для детей, комнаты или уголки для настольных игр. …Обязать администрацию кино и театров и органы милиции решительным образом пресекать спекуляцию детей и подростков билетами, нарушения ими правил общественного поведения; виновных в спекуляции и хулиганстве задерживать, брать под стражу и немедленно разбирать дела"[27].

Через неделю после первого праздничного салюта в Москве в ознаменование освобождения от оккупантов Орла и Белгорода газета "Правда" опубликовала Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) — "О повышении заработной платы учителям и другим работникам начальных и средних школ", практически утвердив перечень мер, предложенных наркомом просвещения.

8 апреля 1944 г. по предложению наркомпроса РСФСР Совнарком СССР учредил почётный знак отличия для лучших педагогов — "Отличник народного просвещения".

…Если довоенная советская школа своим акцентом на военно-патриотическое, спортивное и трудовое воспитание подготовила миллионы крепких духом и телом защитников Отечества, то школа, реформированная в годы войны, начала подготовку детей народа-Победителя, творцов-интеллектуалов, которые должны были совершить и совершили открытия во всех областях науки, техники, культуры. Участвовали в восстановлении страны. Создали своё атомное оружие для защиты государства. Запустили в космос первый спутник и первого героя-космонавта. Проникли вглубь земли на рекордные для мира 13 км. Достигли дна океанов на глубоководных аппаратах. Строили БАМ с его десятками тоннелей в труднопроходимых горах. Создали свои оригинальные ЭВМ и станки с ЧПУ. Снимали фильмы-шедевры, издавали в миллионных экземплярах книги и сочиняли дивные, возвышающие душу, песни. И делали многое другое, что под сенью великой Победы отцов и дедов казалось незыблемым и вечным…

***

Дети водят хоровод на фоне аэростатов воздушного заграждения. Скорее всего — начало зимы 1941 года. Москва

Комсомольцы, пионеры и школьники средней школы №36 г. Иваново организовали среди учащихся сбор подарков для бойцов Красной Армии. Сентябрь 1941 г.

Школьницы Валя Иванова (слева) и Валя Игнатович, потушившие две зажигательные бомбы, упавшие на чердак их дома. Ленинград. 13.09.1941

Дети за партами разрушенной школы в Сталинграде. Весна 1943 года

Заменили отцов у станка

Пионеры подписывают свою посылку, предназначенную для отправки в действующую армию

Пионеры Таня Кострова и Маня Михеева ухаживают за братской могилой в освобожденном от немцев селе. 1942 г.

Учащиеся школы №6 г. Калинина пишут письма домой под диктовку раненых бойцов, находящихся на излечении в госпитале. 1943 г. Калинин

Учащиеся 3-го класса женской школы №216 Куйбышевского района готовят кисеты в подарок фронтовикам. На первом плане Г.Семенова. 1943 г. Ленинград

Дочери фронтовиков М.Борова и О.Бергамок проходят производственную практику по обмотке электромоторов в учебно-производственном комбинате Мосгорсобеса. 1943 г. Москва

Школьники колхоза "Белорусский Труженик" собирают грибы для Красной Армии и населения города. Июль 1942 г. Ярославская область

Ученики школы прифронтового села за набивкой патронных лент для советской авиачасти. 1942 г.

Школьники Октябрьского района Ленинграда упаковывают ящики с подарками бойцам Красной Армии. Июль 1941 г. Ленинград

Школьники Домодедовской школы №1 готовят подарки для бойцов Красной Армии. Сентябрь 1941 г. Московская область

Школьники ухаживают за телятами на животноводческой ферме колхоза "Гигант". 1942 г. Пензенская область

Колхозница колхоза "Заря" ученица 7-го класса Т.Пестова за вспашкой паров. 1943 г. Кировская область

Учащиеся средней школы №8 г.Новокузнецка за ремонтом дороги. 1944 г.

Пионеры дома на Крымском валу насыпают мешки с песком для газоубежища и лестниц дома. Москва

Урок естествознания в 7 классе школы №239 Октябрьского района; справа – преподаватель А.И.Боконовец. Апрель 1942 г. Ленинград

Занятия кружка народных инструментов в детском доме №17 Смольнинского района. 12 июля 1942 г. Ленинград 

Группа маляров — учеников Тихвинской школы, за восстановлением дома. Май 1943 г.

Сортировщицы письменной корреспонденции отдела перевозки почты Московского вокзала (слева направо): 14-летняя стахановка Женя Синогова, комсомолки Мария Иванова и Роза Меньшакина, за работой. 29 мая 1943 г. Ленинград

Школьники Дзержинского района идут на работу на огороды, находящиеся в Летнем саду. 10 июня 1943 г. Ленинград

Директор школы Ага-Юсуп аула Арсариб Довлеет за приемом вещей для фронта от учеников. Декабрь 1942 г. Туркменская ССР

Учащиеся владивостокской средней школы №1 за починкой обмундирования. Сентябрь 1942 г. Владивосток

Ученики школы №3 г. Орджоникидзе зачитывают письмо из действующей армии. 1942 г. Северо-Осетинская АССР

Ученики Березовской средней школы убирают урожай фруктов в саду одного из колхозов области. 1944 г. Амурская область

Учащиеся Ивановской средней школы №38 за уборкой урожая моркови в поле совхоза. 1944 г. Ивановская область

Пионеры Глуховского хлопчато-бумажного комбината имени Ленина отправляются на прополку колхозного поля. 26 июня 1944 г. Ногинск

Дети фронтовиков в вышивальном цехе учебно-производственного комбината Отдела народного образования Свердловского района Москвы. 1944 г.

Учительница Е.М.Демина ведет урок в 7-м классе средней школы №10 Свердловского района Ленинграда. На первом плане — ученицы Оля Руран и Зоя Чубаркова

Отличник учебы 4-го класса средней школы №10 Свердловского района тимуровец Виктор Смирнов (12 лет). Ленинград

14-летний пахарь колхоза им.Коминтерна Илья Дружков на пахоте паров. 1942 г. Красноярский край

Пионеры Кисловодской школы №4 в госпитале. 1943 г.

Группа пионеров передает подарки раненому бойцу в госпитале. 1942 г.

Источник фото

***

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] РГАСПИ. Ф. 17, Оп. 125, Д. 254, Л. 79–88.

[2] Там же.

[3] Там же.

[4] Там же. Л. 90.

[5] Там же.

[6] Там же.

[7] Там же.

[8] Там же.

[9] Там же. Л. 73.

[10] Там же. Д. 254, Л. 1–2.

[11] Там же. Д. 130. Л. 29–48.

[12] Там же.

[13] Там же. Л. 121–122.

[14] Там же. Д. 135, Л. 19–28.

[15] Там же.

[16] Там же.

[17] Там же. Д. 135, Л. 49–50.

[18] Там же.

[19] Там же.

[20] Там же.

[21] Там же.

[22] Там же.

[23] Там же.

[24] Там же.

[25] Там же.

[26] Там же.

[27] Там же. Д. 214. Л. 166–167.

[28] Там же.

***

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Готовность к войне и чудо Победы

"Мы с Пушкиным спасли страну!"

Светлое будущее глазами фронтовиков

О том, знает ли молодежь историю и каковы перспективы единого учебника истории Отечества

Штрихи к портретам поколений: победители, дети, внуки, правнуки

Не должен быть герой не награжденным!

Бийск: возвращение к корням

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...