< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Подписка rss
Поиск Поиск
СССР, "совок" и облик будущего России

20 сентября 2017 года
Закладки

Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.

***

Среди расхожих штампов, пользуемых современными российскими либералами (не по идеологии, а по самоопределению), часто раздражающим левый политический фланг является сленг "совок". Якобы назывные либералы именуют "совком" СССР и всё советское, и это каким-то образом и в обязательном порядке должно оскорблять чувства верующих в Советский Союз, вызывая ответную реакцию. Но дело в том, что так называемый "совок" — это не СССР, а уничижительное прозвище определённой прослойки граждан бывшего Союза, которая к советскому человеку имеет такое же отношение, как нынешние кремлёвские и околокремлёвские либералы — к классической идеологии либерализма.

Итак, "совок", что же это такое, откуда оно взялось, и нужно ли оскорбляться всем рождённым и воспитанным в системе советов, а также их последователям? Ведущий научный сотрудник Института русского языка РАН Раиса Розина в одной из программ на радио "Свобода" констатировала, что слово "совок" стало агрессивно занимать свои позиции сразу с начала перестройки (1985 год) как определение всего того, что не любили и отвергали от себя прежде всего советские диссиденты. Теперь это слово употребляют почти все, независимо от того, нравится оно или нет. То есть, уже задолго до горбачёвской перестройки, когда нынешние так называемые либералы ещё учились в школах и вузах, либо были молодыми специалистами, "совок" уже существовал.

Раиса Розина называет несколько претендентов на авторство "совка" (хотя реально их больше). Первый в очереди — известный музыкант Александр Градский. Он с друзьями как-то выпивал в песочнице. Рюмками друзьям служили забытые детьми пластмассовые формочки, а самому Градскому достался совочек. Писатель и философ Михаил Эпштейн в подтверждение авторства ссылается на свою книгу "Великая Совь", героев которой он нарек "совками" и "совщицами". Культурологи Александр Генис и Петр Вайль утверждали, что придумали это слово для обозначения советских туристов, выезжающих в социалистические страны.

Впрочем, докопаться до первоисточника уже, наверное, невозможно. Впервые слово "совок" я услышал в середине семидесятых годов прошлого столетия, в то время, когда в моду вошли брюки клёш. А вся союзная молодёжь "гонялась" за джинсовыми клешами, такими, как на фотографиях и на обложках дисков групп "Eagles", "Smokie", "Led Zeppelin" и "Deep Purple". Естественно, что далеко не все имели представление об идеологии движения хиппи, заключавшейся в сопротивлению насилию и фашизации общества, защите мира, любви и свободы, но элементы хипповой моды проникли всюду. Купить стильные импортные джинсы можно было только у фарцовщиков. Они-то и были едва ли не основными носителями сленга "совок". Называли они так не СССР и не советскую идеологию, а людей, которые не следили за модой, противопоставляли свои взгляды и убеждения модерновым молодёжным веяниям. Слово звучало не злобно, а иронично, шутливо, даже анекдотично. Как бессмертная фраза утёсовского периода "Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст!".

Ведь, к слову, джаз, считавшийся у Гитлера музыкой для недочеловеков, доказал своё место под солнцем и сегодня он уже — классика мирового музыкального искусства. Да много чего из непризнаваемого официозом пробивало себе дорогу годами и через тернии.

Кстати, о моде. Вещи иностранного производства в СССР были своего рода маркером престижности и модности. При этом ни в коем случае нельзя сказать, что в Союзе не шили современной одежды и не имели место собственные качественные бренды. Инициатива в сфере моды существовала в СССР уже с начал 20-х годов, разрабатывались направления в искусстве авангарда, был даже создан "Центр по становлению нового советского костюма", а в 1923 году издавался журнал "Ателье".

Но тем и привлекала импортная вещь, что она, по сути, позволяла советским модникам выделиться из общего ряда стандартных моделей. Что, в общем-то, не является чем-то антисоветским. К чести отечественной промышленности, она весьма неплохо успевала адаптировать западные и восточные модели одежды и обуви под свои производственные мощности, и делала относительно качественную, а главное безопасную продукцию.

Советские фарцовщики доставляли разными путями на советский рынок не только модную одежду, но и всевозможные аксессуары, музыкальные диски, инструменты, технику, парфюмерию, радиодетали, лекарства и даже продукты. Фарцовщики были зачастую детьми высокопоставленных партийных работников или региональной номенклатуры, люди, имеющие связи в торговых, флотских, транспортных организациях. Покупать фарцу не брезговали ни директора заводов, фабрик, шахт и приисков, ни профессора, ни партаппаратчики районного масштаба, ни комсорги, ни студенты, ни школьники. Все, кто боролся с фарцой и критиковал её, чаще всего, попадали в условный разряд "совков".

Но, как оказалось, у понятия "совка" корни и горизонты применения глубже и шире. Слово "совок" появляется в обиходе у поколения так называемых "шестидесятников", подарившего нам целую плеяду талантливых советских творцов — Евтушенко, Вознесенский, Рождественский, Ахмадулина, Трифонов, Айтматов, Аксенов, Окуджава, Высоцкий, Мориц, Галич, Визбор, Ким, Матвеева, Казакова. Эти люди отнюдь не являли собой антисоветчиков, все в равной мере были преданы ленинской идеологии и патриотически настроены. Но уже тогда критиковали зачванившихся, чрезмерно ретивых, пафосно неадекватных номенклатурщиков, а по-иному — "совков". И считали, что Союзу нужны перемены.

Поэт Евгений Евтушенко писал:

  • "…Как расплодилось низшее начальство.
    В нём воплотилось высшее нахальство.
    Заискиваньем дело не поправится,
    Подменено заискиваньем равенство…
  • …Бульдогов порождая из дворняжек,
    Мы сами воспитали хамов наших.
    Мне снился сон, что в Волге крокодила
    Заискиванье наше породило".

Немало представителей "совковой системы", опираясь на идеологические догмы, зачастую проявляли исключительную, извращённую до неадекватности степень принципиальности, фактически нивелируя представление о советском человеке, как человеке новой формации, необыкновенной энергии и творческого потенциала. Образ "совка" нередко носил в себе признаки недалёкого, злого, завистливого, заидеологизированного, лишённого самостоятельности человека, слепо действующего в рамках партийных указок и верящего в исключительность массовой пропаганды, а не силы человеческой мысли. Замечательно и показательно образ "совка" в лице секретаря парткома шахты Хадарова продемонстрирован в фильме "Большая жизнь", снятом ещё в сталинскую эпоху.

Дорвавшаяся до руля номенклатура нередко в угоду клише, карьерам и личным принципам сводила на нет и загоняла, как джинна в бутылку, предпринимательскую пассионарность, прорывные инициативы промышленников, учёных, изобретателей, кооператоров, аграриев, творчество молодёжи. Классическое советское мировоззрение не имело ничего общего с "совковостью", как пережитком абсурдизации систем, институтов и методов управления. Запреты и ограничения достаточно часто и бессмысленно возводились в религиозные догмы. Что, собственно, и было проявлением упомянутой "совковости".

8 ноября 1961 года в эфир вышел первый выпуск программы КВН ("Клуб Веселых и Находчивых"). В течение нескольких лет КВН стал целым молодёжным движением, в которое были вовлечены сотни тысяч студентов по всему СССР и даже странам соцлагеря. В подражание телепередаче игры КВН устраивались в школах, ПТУ, пионерских лагерях, производственных коллективах. Однако уровень вмешательства бдительных и перестраховывающихся "совков" и деятелей цензуры дошёл до такой высокой степени, что в 1971 году КВН попал под запрет.

К середине шестидесятых годов в СССР возникло массовое движение самодеятельной авторской песни. Слёты и фестивали студентов и бородатых "песняров" в мятых брюках поначалу не вызывали у ревнителей идеологической стерильности особого интереса. Однако появление в свободной продаже звукозаписывающих устройств не могло не донести "наверх" песни бардов, в которых читалась весьма смелая гражданская позиция. "Совкам" из номенклатуры плохо ложились на слух песни о мраморных подъездах для директоров, о кабинетах с "дешёвыми секретаршами", о "берёзках" для элиты, о спецмашинах, спецдачах, "чёрных ходах" и "цековских пайках".

На клубы самодеятельной песни начались гонения по всей стране. К концу шестидесятых годов все бардовские клубы были запрещены, прекратили существование и многие фестивали. Поэт и драматург Александр Галич был вынужден эмигрировать. Многим бардам запретили публичные выступления, среди них Юлий Ким — будущий лауреат "Песни года", автор песен для фильмов "Про красную шапочку" , "12 стульев", "Усатый нянь", "Обыкновенное чудо", "Сватовство гусара", "Дульсинея Тобосская" и многих других.

В запретительной среде появились такие явления, как "Магнитиздат" и "Самиздат", когда гонимые номенклатурой советские таланты несли свои произведения людям не через концерты и книги, а через магнитофоны, мягкие пластинки и самодельные журналы, вручную через кальку, отпечатанную на пишущих машинках. Причём размножались такие произведения невероятно быстро и массово и в конечном итоге имели тиражи, не уступающие государственным студиям грамзаписи и издательствам. Так магнитоальбомы с песнями Высоцкого и Окуджавы попали к генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу, ставшему впоследствии большим почитателем их творчества.

Но "совок" в своей консервативной миссии был невероятно силён, сплочён и изобретателен. Чего стоят так называемые аттестации ВИА, вокально-инструментальных ансамблей, которых к началу восьмидесятых годов было невероятно много, едва ли не в каждой школе, ПТУ, вузе, не говоря о хозяйственных объектах, где было иногда даже по несколько коллективов. Свадьбы, студенческие вечера, концерты на агитационных и танцевальных танцплощадках, подвальные рок-клубы и творческие авторские объединения — Советский Союз был богат на таланты и инициативу. Но доходило до безумия, когда коллективы и авторы обязаны были исполнять половину песен своего репертуара из строго указанного перечня советских композиторов. Ещё более парадоксальное прокрустово ложе ретивые "совки" устроили в национальных республиках, где обязывали самодеятельные коллективы половину репертуара петь на национальных языках. В русском Тирасполе, например, на молдавском. В дальнейшем вся эта загнанная в подвалы масса музыкантов, авторов и исполнителей, обозлённая и изголодавшаяся за большой сценой (где им не было места ни в каком виде) выплеснулась на сцену в горбачевскую перестройку, ломая шаблоны, стандарты и вкусы.

А в дальнейшем повлияла и на формирование антисоветских настроений молодёжи конца восьмидесятых. И винить в этом исключительно самих музыкантов (а иже с ними писателей, издателей, драматургов, кинорежиссёров, театралов и т.п.) и впитывающую их энергию и мысль советскую молодёжь неверно. Потому как вместо модернизации закостеневшей и забронзовевшей советской культуры, вместо её гемопоэза (в условиях уже перестройки) "совки" продолжали гнуть каноническую идеологическую линию, не принимая, а противодействуя разжиманию сдавленных за несколько поколений творческих пружин. Тем самым закладывая мины будущего взрыва Союза.

Но ещё больший вред для СССР от чрезмерно ретивых "патриотических совков" наносился в сфере образования, а именно — в системе просвещения в национальных республиках. Зачастую зашлифовывая под одну фракцию качественное, самобытное, реалистичное и злободневное творчество людей, номенклатурщики-идеалисты национальных образований финансировали издания и давали путь наверх казённым карьеристам (как оказалось в дальнейшем, и ренегатам). Они получали тиражи, газетные площади, эфиры. Они занимали ключевые посты в издательствах, на киностудиях, в редакциях ТВ, журналов, газет, альманахов, возглавляли творческие союзы и объединения. А уже с этих должностей скакнули в ряды националистических партий и в стены будущей Рады.

Очень показательный пример — присутствие в школьных учебниках, например, по украинской литературе целого ряда писателей и поэтов, включённых в программу не по принципу значимости литературного вклада, а по вкусовым пристрастиям и заказам "совковых" номенклатурщиков. Политический перерожденец Дмытро Павлычко, стихи которого всех школьников (в том числе русских и русскоязычных) заставляли учить наизусть, в 1989 году сказал уникальную по абсурдности фразу: "Мы должны спасать украинский язык, а вместе с ним — идею социализма. Поскольку там, где гибнет нация, там гибнет и социализм. Мы должны помнить, что в мировой практике двуязычия сейчас нет". Но это был не абсурд, а первые кирпичи будущего этноцида. Вот откуда пошло неприятие двуязычия на Украине и развитие украинской культуры за счёт уничтожения и притеснения русской.

Коммунист и "совок" Павлычко, утверждавший в стенах ВС УССР: "Пусть прозвучит в этом утреннем зале слово Владимира Ильича Ленина… Это и есть наша главная платформа", затем стал одним из идеологов внедрения в сознание людей гипотезы о голодоморе — как геноциде конкретно украинской нации. "Не знал ни про голод 1932–1933 годов, ни про масштабы ГУЛАГА… не знал про несчетное число преступлений, совершенных по отношению к украинскому народу и другим народам под руководством партии", — писал Павлычко, впоследствии прекрасно вписавшись в рынок и украинскую националистическую политику.

Ранее автор примитивных, вошедших в школьную программу стишков о партии, Украине, Ленине и социализме, Павлычко в советское время служил сексотом, кляузничал на коллег в органы безопасности, коньюктурно громил украинских националистов, впереди паровоза обращаясь к НКВД:

  • "Я очень хочу в вашем полку
    Быть снайпером.
    Вижу: молиться идёт двенадцатый Пий
    (И не первый убийца-папа)…
    Спокойно стрелять буду,
    чтоб не промахнуться сгоряча".

А в постсоветское он же — хвалебые оды Джохару Дудаеву, террористу Яндарбиеву, воспевание националистов УНА-УНСО… Стоит ли удивляться жестокости украинских карателей, воспитанных на "творчестве" вот таких хамелеонов павлычек.

А вот фраза ещё одного деятеля украинской "совковой" литературы Владимира Яворивского: "Мы 350 лет были подстилкой России и ни одного дня — Америки, а стоит попробовать".

Их много, "совков", перекрасившихся и перебежавших туда, где теплее, предавших Отечество и народ. Причём повсеместно — от Москвы до самых до окраин. И Союз валили вовсе не хиппи и не "шестидесятники", а именно "совки", сохранявшие систему своего доминирования. Собственно, смысл Советской власти был в том, чтобы победить "совок" и отстроить государство, в котором жить было бы хорошо и комфортно всем. "Шестидесятники", например, мечтали о человеческом будущем, "совок" же отчаянно цеплялся за свое мерзкое настоящее.

Все, как сейчас. "Совки" никуда не делись, они переродились и сохранили свою систему уже внутри Российского госпроекта. "Советский" — это был великий проект. А "совок" — это то, что мешало его реализовать. Проект Партии нового типа, предлагаемый профессором С.С.Сулакшиным и его единомышленниками — тоже великий проект, но современные российские "совки", сросшиеся невидимыми нитями с международным капиталом, делают всё, чтобы консервировать своё влияние и присутствие во всех сферах жизни.

Вообще далеко не все либералы настолько однобоки и примитивны в своих рассуждениях о "совке". Например, Станислав Минкин (обозреватель "Независимой газеты") говорит: "Мы по-прежнему живем в совке. Под „совком“ я понимаю худшее из того, что было в СССР, ведь именно худшее нам удалось сохранить. Мы сохранили бюрократическую культуру, бытовое хамство, ментальность осажденной крепости и, главное, аналог КПСС…". Получилось, что социальный строй в России сменился, всё самое лучшее, что было в СССР, в нём было брошено, а "совки" со своими пережитками сохранились. Они не зависят от строя государства и от тех, кто им управляет. "Совки" — это явление, негативное, омерзительное и требующее не просто борьбы с ним, а радикального выкорчёвывания.

Председатель ПНТ С.С.Сулакшин свою предвыборную президентскую программу назвал "Прорыв в будущее через возвращение". Возвращение" — это не возврат страны назад, но возвращение ей здоровья, гармонии, пропорций, смыслов, восполнение утрат и преодоление деформаций времен либерального насилия, превращение России в живой растущий организм. Это возвращение России идеалов и мечты, надежды и веры, цели и целеполагания, высших ценностей государства и общества — единой идеологии страны как приоритетных ценностей в жизни, возвращение большой общей исторической Родины русского и всех братских народов, возвращение исторической и культурной русскости страны, дружбы народов и суверенитета России. Это всё то, что перерождённые российские "совки" украли у народа. Другими словами, чтобы построить Россию нашей общей мечты нам по-прежнему предстоит бороться с "совком". Не с СССР и не с советской идеологией, которая нам близка и понятна, а с пережитками того явления, которое изнутри раздробило наше Отечество и подарило реинкарнацию "совков" либерального типа.

Антилюди, который своей нездоровой идеологизированностью, антидемократизмом, завистью, нетерпимостью к чужому мнению, таланту, любой индивидуальности ломали судьбы, карьеры, оглупляли системы образования, науки, культуры, тормозили развитие экономики и пассионарные процессы тогда, и делают это сейчас.

Как писал Чингиз Айтматов: "…Самая страшная из грозящих катастроф — это не столько атомная, тепловая и тому подобная угроза физического уничтожения человечества (а, может быть, и всего живого) на Земле, сколько антропологическая — уничтожение человеческого в человеке, катастрофа, означающая, что человек не состоялся…".

Порой смотришь на какого-нибудь борца с Советским прошлым, не к месту и не по назначению называющего его "совком", и видишь пасть обычного обывательски-мещанского мурла. Ведь как раз он-то "совок" и есть: чтобы всё было стабильно, как в гробу, чтобы никто не трогал и не критиковал систему Путина и путинизм, чтобы была колбаса, пиво, машина, дача. Чтобы в его устроенный маленький мир никогда не проникал мир большой.

Тот, что описан у Ильфа и Петрова в "Золотом теленке":

"Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами. В большом мире изобретен дизель-мотор, написаны „Мертвые души“, построена Днепровская гидростанция и совершен перелет вокруг света. В маленьком мире изобретен кричащий пузырь „уйди-уйди“, написана песенка „Кирпичики“ и построены брюки фасона „полпред“. В большом мире людьми двигает стремление облагодетельствовать человечество. Маленький мир далек от таких высоких материй. У его обитателей стремление одно — как-нибудь прожить, не испытывая чувства голода".

СССР и советская система были большим цветным миром, тянущимся за горизонты. "Совки" представляли и представляют сейчас мир маленький, ограниченный, серенький, но вполне себе жизнеспособный. Готовый разрушать даже большие миры. В этом принципиальное различие между СССР и "совком", между той Россией, облик будущего который представлен в проекте Партии нового типа, и той Россией, которая застряла в вязком болоте путинизма.

***

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Старовойтова: Убивайте русских

Переяславская Рада. Измена

Осторожно, мутанты!

Если ты за Путина, значит за всё, что режим творит со страной

Правонаследница

Русские

Расщепление российского народа

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...