< Октябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Подписка rss
Поиск Поиск
Куда и с кем?

06 октября 2017 года
Закладки

Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, публицист и блогер.

Материал к Научно-экспертно-проектной сессии: "Новый Интернационал на платформе ПНТ: дорожная карта рождения и развития" "Новый Интернационал на платформе ПНТ: дорожная карта рождения и развития", состоявшейся 22 сентября 2017 г. в Москве. Организаторы: ПНТ и Центр Сулакшина.

***

БУРЖУА И ПРОЛЕТАРИИ

Сегодня человечество зримо разделено на непримиримых антагонистов — буржуазию и пролетариат. Правда, раздел происходит не на социальные классы внутри одной страны, как это было во времена "Манифеста коммунистической партии" (откуда и заимствован заголовок этого раздела), а по границам народов и государств. Сегодня есть народы- пролетарии и народы-буржуа. Народы-пролетарии — это доноры ресурсов, в т.ч. собственной рабочей силы, и народы-буржуа — это выгодоприобретатели в системе глобальной экономики, народы-эксплуататоры. Народы (страны)-пролетарии — это те, которые работают на другие народы, и народы (страны)-буржуа — это те, НА которые работают другие народы.

Буржуазией человечества сегодня является Запад, пролетариатом — все остальные страны. (По иной терминологии "Север и Юг"). Это, по выражению знаменитого русского публициста столетней давности Михаила Меньшикова, "тёмные бедняки и батраки в кругу народов".

Любопытно отметить, что старны-пролетарии являются и донорами специалистов: выучившись на родине, они отъезжают в богатые страны. В Чехии все врачи мечтают работать в Германии и многим удаётся. В итоге в Чехии, особенно по деревням, не хватает врачей, а немецкие врачи недовольны "демпингом" со стороны соседей. Несколько лет назад студенты МФТИ готовились к отъезду за границу, как к чему-то безальтернативному, как их отцы и деды — к отъезду по распределению. Болонский процесс, к которому мы с энтузиазмом присоединились, был выдуман для упрощения отсоса человеческих ресурсов.

Россия, что бы она о себе ни думала, с тех пор, как она экономически открылась, став частью глобальной экономики, относится к народам-пролетариям, народам-донорам. Собственно, вспышка антироссийских настроений (терминологически неудачно названная "русофобией"), переходящая в гибридную войну против нас, и коренится в конфликте ролей, вернее, несоответствии поведения России ролевым ожиданиям контрагента. Россия, по мнению Запада, должна вести себя так, как подобает пролетарию, а она пытается вести себя как хозяин. Это ощущается хозяевами жизни как бунт колонии, который надо непременно и показательно подавить. Именно поэтому невиннейшая "мюнхенская речь" Путина была воспринята с шипением и улюлюканьем. А что там было сказано? Всего-навсего то, что Россия имеет какие-то свои интересы и намеревается их отстаивать. А колонии это не по чину! Как ни обидно это сознавать, но наши геополитические "партнёры" во многом правы: по существу дела, Россия имеет колониальный статус. Тут следует напомнить, что такое колония. Это страна вывозящая сырьё или продукцию низкого передела и ввозящая высокотехнологическую продукцию.

Когда-то Британия брутально запрещала заводить в колониях обрабатывающие производства (за исключением производства дёгтя и канатов, нужных ей для её мореплавания), чтобы высокотехнологическую продукцию покупали в метрополии. Точно так же поступала Португалия по отношению к Бразилии. Россия именно и является страной, вывозящей сырьё и ввозящей продукцию обрабатывающей промышленности, и её экономика в настоящее время настроена на углубление этой роли.

Это, разумеется, не всё. Для колонии характерно идейно подчинённое положение. И это у нас налицо! Все наши учения — заёмные, мы думаем о нашей жизни на иностранном языке: не на английском или немецком, а на языке иных понятий, сформированном для описания иной действительности. Мы набрасываем на нашу действительность понятийную сетку, созданную колонизаторами, и боимся взглянуть на вещи прямо и непредвзято. Система образования у нас всё больше под контролем колонизаторов: ВШЭ — это крупнейшее учебное заведение, едва не больше МГУ, нацеленное на трансляцию западных смыслов; она и создавалась когда-то на западные деньги, по западным лекалам. Т.н. "Британский образовательный центр" у нас повсюду. Недавно, проезжая мимо кучинского рынка, увидела его табличку. Проникновение этих организаций, в первую очередь транслирующих смыслы колонизаторов, поистине капиллярно, и мы этому едва не радуемся: как же, хозяева приехали!

Объединяясь с колонизаторами (народами-выгодоприобретателями), стремясь во что бы то ни стало приникнуть к "цивилизации", стать "как они", мы всё больше погрязаем в колониальном болоте: такова печальная диалектика. Стремление соединиться с Западом, как сказано в популярном анекдоте о попугае, "хоть тушкой, хоть чучелом" — приводит только к закреплению и углублению колониального убожества. Напротив, чем дальше мы от них, чем самостоятельнее и самодостаточнее наше существование, тем ближе мы к подлинной независимости и уважаемому положению среди народов. Наиболее почётное положение мы занимали в эпоху максимальной закрытости — в 40-50-е годы ХХ века.

В Перестройку руководители партии и правительства во главе с Горбачёвым впали в комическое заблуждение. Им примерещилось, что их примут на Западе на равных, впустят в парадную залу капитализма и посадят за один стол с хозяевами жизни, стОит им только отречься от социализма, разогнать компартию и объявить себя демократами. Эта дурацкая фантазия основывалась на полном незнании истории, психологии и вообще натуры западного человека, для которого всегда на первом месте стоит свой хорошо осознаваемый прагматический интерес, а соображения дружбы и справедливости, столь ценные для русских, в их сознании вообще отсутствуют. Ту роль, что в нашей жизни играет дружба и справедливость, в жизни западного человека в основном играет закон и договор, однако обсуждение этого увлекательного вопроса выходит за пределы нашей темы.

Между прочим, фантазии, очень похожие на те, что имели руководители партии и правительства, были и у советских диссидентов. Тем казалось, что западные покровители им вечно будут платить и искренне с ними дружить, стОит им поговорить против советской власти и "выбрать свободу". И они тоже искренне удивлялись, что они никому не нужны на Западе после того, как их использовали в своих целях.

Словом, "опыт, сын ошибок трудных" вроде бы научил нас: в "европейский дом" (как выражался Горбачёв) мы можем войти только в качестве прислуги "чего изволите", а вовсе не равноправного обитателя. Западу мы нужны только как бесправный и бессловесный сырьевой придаток. Это его, Запада, идеал. Разумеется, он, как всякий идеал, не достижим в полной мере, но поведение определяет именно идеал, и нам важно понимать, каков он у наших "партнёров", чтобы не заблуждаться на их счёт. А мы, к сожалению, раз за разом впадаем в сентиментальные иллюзии относительно Запада и его к нам отношения. В этом смысле открытая враждебность Запада нам даже полезна, т.к. отвращает от желания с ним радостно и восхищённо "дружить".

Четвертьвековой опыт должен был бы научить на ещё вот чему. Глобализация — это др. название американского империализма и его политики неоколониализма. Из глобализированного человечества гораздо сподручнее вить верёвки и высасывать ресурсы в пользу хозяев мировой игры.

Словом, мы, "дорогие россияне", оказались в не слишком завидной роли — эксплуатируемого пролетария.

Если мы хотим исправить это положение, надо его для начала осознать, а не забалтывать рассуждениями о многополярном мире, России, вставшей с колен и т.п. сентиментальной чепухе.

Когда это будет осознано, станет более-менее ясно, с кем нам надо объединяться, а с кем не надо. С кем нам по пути, а с кем — нет. К сожалению, это далеко и не всеми осознано; люди, включая мужей разума и совета, вообще живут в плотном тумане иллюзий и полной неосознанности, что Л.Толстой называл "сном жизни".

*

ИНТЕРНАЦИОНАЛ ГОЛОДНЫХ И РАБОВ

Именно его нам нужно строить.

Трудящиеся и эксплуатируемые народы, народы-пролетарии — вот наши естественные друзья.

Нам надо наконец перестать скулить под дверью богатых и удачливых: они нас всё равно не пустят. К тому же их историческое время — прошло: и народы состарились и ослабли, и сам капитализм не имеет перспектив, т.к. его развитие дошло до естественного предела. Развитие капитализма больше не возможно за неимением пространства для экспансии, а капитализм для своего развития нуждается в существовании некапиталистической периферии. При этом неограниченный рост потребления, нак который заточен капитализм, тоже упёрся в исчерпанность ресурсов Земли. Так что капитализм перспектив не имеет.

По всем перечисленным причинам нам пора искать компанию по себе. Мезальянс иногда бывает романтичен, но практически он не продуктивен и не успешен. Надо помнить, что Запад принимает в свою компанию, чтобы высасывать богатства под вывеской помощи и приобщения к цивилизации. Запад и поднялся на чужих ресурсах.

Например, из Индии высосали богатства, и только тогда началась знаменитая английская индустриализация. Странное дело, мы настолько деликатны, что даже в самый разгар русофобии не пропагандируем знания о колониальной политике Запада в прошлом, о геноциде исконных жителей Австралии, об опиумных войнах, о беспримерной жестокости в отношении индейцев. Хоть бы книжку Тарле о колониальной политике переиздали и разрекламировали…

В наши дни новым "друзьям" и "молодым демократиям" Запад умело сливает свои кризисы. Так что ждать чего-то нового от Запада нам не приходится. Известный историк А.Фурсов очень кстати процитировал песню Вертинского: "Мы для них чужие навсегда". И не просто нейтрально чужие — мы желанный объект эксплуатации. Вот по всему поэтому нам нужно искать других друзей.

*

ПОЧЕМУ У РОССИИ НЕТ ДРУЗЕЙ?

 

Меж тем сегодня у России друзей нет, и даже надёжных попутчиков нет — это тоже надо вполне осознать. Сейчас очень в ходу высказывание Александра III, что у России нет друзей, кроме её же армии и флота. Мне этот афоризм не кажется слишком удачным: армия и флот — это не друзья, а собственные инструменты могущества и влияния. А друзья, попутчики, союзники — это, так сказать, другой жанр; они нужны и при сильной армии. У нас сегодня друзей нет. И объясняется это нашей же собственной невнятной и непоследовательной политикой (лучше сказать "образом поведения"): попыткой угодить тем и этим, ухватить там и тут, усидеть на двух и более стульях, быть везде, не будучи нигде и т. п.

Главная глубинная причина такой политики — в отсутствии самоидентификации или в ложной самоидентификации. Неуспех как отдельных людей, так и народов очень часто коренится именно в этом.

Чтобы успешно действовать, нужно провести самоидентификацию. Попросту говоря, ответить на вопрос: кто я? Человек, сидящий на двух стульях, никогда не успешен, т. к. раздражает тех и этих; в результате такой человек оказывается чужим для всех. Это действует и в малой человеческой жизни, и в исторической жизни народов. "Что в большом — то и в малом, что вверху — то и внизу", — говорят на Востоке. И правильно говорят.

Приведу пример "из моего малого", как выражаются итальянцы. Я провожу занятия по повышению личной эффективности с моими продавцами — мелкими частными предпринимателями. Первое, что я прошу сделать, это письменно ответить на вопрос "Кто я?", т.е. закончить предложение "Я — …". Результаты очень любопытные. Те, кто пишет: "Я — продавец изделий для чистоты" или "Я — дистрибьютор такой-то компании", оказываются на тот момент самыми успешными, и доходы их максимальны. Те, кто пишет, что-то вроде: "Я — очаровательная женщина", "Я — доцент политэкономии", "Я — человек", "Я — женщина и мать" — их коммерческие результаты оставляют желать лучшего, а иногда и просто плачевны. Вот что значит правильная самоидентификация! Этот результат повторяется раз за разом в довольно массовых аудиториях, так что нельзя считать его случайностью. А дальше стОит человеку осознать, кто он такой и действовать исходя из своей роли — дела его налаживаются.

Есть много людей, которые, практикуя по сути две разные профессии, так и не могут выбрать ни одной из них. В результате они не достигают максимума ни в одной. Я знаю одного дипломата-художника, который даже гордился тем, что среди художников он — дипломат, а среди дипломатов соответственно — художник. Такая двойственность происходит из страха и неуверенности: ведь принимая на себя определённую роль, ты отсекаешь от себя какие-то возможности, ты принимаешь на себя высокие обязательства быть чем-то и соответственно не быть чем-то другим, ты вроде как сжигаешь какие-то корабли, что психологически некомфортно. Выбор — вообще трудное дело. Но делать его — надо.

Точно так и Россия среди других народов мира: пытаясь дружить со всеми и никого не раздражать, она раздражает всех и не имеет друзей. Надо сделать выбор: попытка ухватить там и тут — не перспективна. Тут опять-таки полная аналогия большого и малого: мои продавщицы, в принципе могущие сотрудничать и с другими компаниями, давно открыли: работая с несколькими фирмами, они составляют конкуренцию самим себе и никогда не бывают успешны, хотя на первый взгляд кажется, что так они заработают больше. Необходимо делать выбор, как бы трудно это ни было. Нам, России, нужно наконец осознать себя как трудящийся и эксплуатируемый народ и стремиться к единению с такими же народами: "Иди к униженным, иди к обиженным, там нужен ты!" Очевидно, по тактическим и практическим соображениям надо взаимодействовать со всеми, выстраивать отношения, лавировать, манипулировать и т.д., но важно понимать, кто твои естественные друзья и на кого можно опереться в долгосрочной перспективе.

Можно сколько угодно вилять и идти обходными путями, но важно всегда видеть, куда идёшь. В настоящее время ощущение такое, что этого как раз не видно.

Попытки создать "интернационал голодных и рабов" постоянно наблюдаются. Сегодня, как в Средние века, знаменем, вокруг которого они собираются, оказывается всё чаще религиозная хоругвь. На это следует самым серьёзным образом обратить внимание: это знак наступления новой эпохи — Нового Средневековья. На следующем витке исторической спирали мы увидим многое, что казалось безвозвратно ушедшим в прошлое. Строя планы, надо помнить, что мы живём на сломе эпох.

Россия, как когда-то Советский Союз, может возглавить движение народов-пролетариев за лучшую жизнь. Но для этого нужно выполнить два условия:

1. Дать этому движению вдохновляющую идеологию, при этом не противоречащую естественным устремлениям народов-пролетариев.

2. Правильно выстроить с ними отношения, учтя достижения и ошибки Советского Союза.

*

ИДЕОЛОГИЯ ОТЛИЧИЯ

Дерзну предположить, что взрывной рост этничности и религиозности — это в некоторой мере реакция на падение марксизма как мобилизующей идеологии. Улице стало, по выражению Маяковского, "нечем кричать и разговаривать". Надо это дать.

Какими качествами должна обладать мобилизующая идеология? В первую очередь — отличностью. "Трудящиеся и эксплуатируемые народы" должны противопоставить себя эксплуататорам. Дружить и сотрудничать можно только против кого-то. Более того, осознание своих интересов и самого себя возможно только в противопоставлению себя иному. Если мы боимся противостояния с кем бы то ни было, надо заранее отказаться от борьбы и пойти в услужение к хозяевам жизни (что по факту и происходит). "Вместе со всеми за всё хорошее против всего плохого" — это не работает.

Советская идеология потерпела поражение именно вследствие отказа от роли "другого": я когда-то писала об этом в связи с ХХ съездом КПСС.

Именно начиная с этого съезда картина мира радикально поменялась. Вместо идеи особого, не похожего на другие, общества, общества справедливости, труда и братства, дело постепенно сползло к тому, что мы строим просто "нормальное" общество. Где главная цель — всеобщее благосостояние. Очевидно, что работа над повышением благосостояния была важнейшим делом, и народу надо, необходимо было неотложно повысить жизненный уровень. Да, бесспорно, необсуждаемо: нужны были новые дома, одежда, еды вдоволь.

Но! Нельзя было это ставить во главу угла и объявлять, что по сути дела мы ничем не отличаемся от наших исторических оппонентов. Это был ложный путь. Он и привёл через тридцать лет к провалу и развалу. Заявив, что мы — такие же, мы вступали на путь заведомо проигрышный — на путь подражания и копирования, на путь принципиальной второсортности. А надо было продолжить идти своим, и только своим путём — путём строительства альтернативной цивилизации. Такую картину мира надо было транслировать.

Я как опытный маркетолог и практический работник торговли вижу громадное сходство пропаганды идеологии и продвижения товара. Погодите возмущаться соположением "святого" и "низменного": тут, действительно, много общего. Послушайте лучше торговку с опытом.

Продвижение идеологии сродни продвижению товара. Любые воззрения должны быть "проданы"! Люди должны не просто сказать: "Ах, как это мило, какое остроумное и какое резонное рассуждение!". Точно так же недостаточно, чтобы покупатель товара просто похвалил товар и пошёл мимо: он должен достать кошелёк и заплатить звонкой монетой — только тогда продажа состоялась. "Продажа" идеологии может считаться состоявшейся, если люди готовы за идеи "заплатить": своим трудом, готовностью бороться за них, а в предельном случае — и жизнью, т. е. умереть за свои убеждения. Собственно, не протяжении всей жизни человечества появлялись новые идеи, за которые люди готовы были бороться и даже умирать: от Христовой веры до мировой революции.

Продолжим аналогию с товаром и установим, какими общими качествами отмечены такие сильные идеи и удачные, успешные новые товары, продвигаемые на рынке.

Невозможно продвинуть новый товар и сделать так, чтобы он завоевал рынок, утверждая: " Это то же самое, что имеющийся товар". Или: "Это не хуже, чем то, что вы привыкли покупать". Никто никогда таким образом товар не продвинет. Невозможно. Не работает. Продвигая товар, нужно самым решительным образом отстроиться от конкурирующих аналогов. Мы — не они. Мы — совсем другое! Принципиально другое. Не имеющее ничего общего. Какие бешеные усилия предпринимают маркетологи, чтобы придумать и выстроить эту систему отличий. Мне даже кажется, что успех продвижения товара — это удачно придуманное отличие. Шанс (не гарантию — только шанс) на продвижение имеет только другой, отличающийся товар. Насколько он физически отличается — это вопрос спорный, но он должен быть позиционирован, как отличающийся. Как другой. Необходимо внедрить в сознание потенциальных покупателей, что товар — другой. Забавно, что у моей торговой компании в разное время было около десятка подражателей, которые пытались предложить "то же самое, но дешевле", "точно то же самое", "то же самое, но с доставкой" и т. п. Ни один не имел даже тени успеха. И в этом нет ничего удивительного; удивительным было бы обратное.

Ровно такая же история с идеями и их продвижением. "Мы — не рабы, рабы — не мы!" — это правильно. Грамотный подход. "Догнать Америку по мясу и молоку" — маркетологически неграмотно.

Вот тут произошёл главный провал десталинизации — в отказе от роли другого. Этот путь привёл нас во служение западным господам.

Создавая идеологию для народов-пролетариев, надо тщательно учесть этот печальный опыт. Каково должно быть содержание этого нового вероучения (идеология — это ведь всегда вероучение — светская религия)?

Центральным понятием идеологии народов-пролетариев должна быть справедливость. Так и надо сказать: мы будем строить жизнь по совести, по справедливости, как искони учили наши религии, пророки и духовные учителя. Не будет пропасти между богатыми и бедными; все будут дружно трудиться и иметь необходимый минимум жизненных благ. При этом каждый народ, даже самый малый может и должен жить согласно своим традициям и заветам предков. Идеология не должна противоречить традиционным религиям этих народов, но и находить в этих религиях опору и подтверждение. Для этого надо эти верования хорошо знать и понимать и ни в коем случае никого не перевоспитывать, а опираться на имеющуюся в массовом сознании картину мира. Нельзя ставить во главу угла неограниченный рост благосостояния. На всех не хватит ресурсов Земли. Известно, что если бы всё население Земли потребляло столько, сколько потребляет "золотой миллиард", потребовалось бы ещё пять или шесть земных шариков. При плановой экономики и рационировании потребления может быть достигнут достойный уровень потребления для всех. Однако следует подчёркивать, что цель жизни — лежит в сфере духа, а не потребления.

*

"КТО БЫЛ НИЧЕМ, ТОТ СТАНЕТ ВСЕМ",

или ПОЧЕМУ ЭТО ВОЗМОЖНО?

Все эти процессы будут развиваться на фоне начала новой эпохи. Условно её можно обозначить как Новое Средневековье. Многие черты новой жизни будут напоминать черты докапиталистического уклада. Разумеется, полных повторений в истории не бывает — это будут только реминисценции на новом витке исторической спирали. Новое Средневековье наступит потому, что возможности капитализма исчерпались и он больше исторических перспектив не имеет. Капитализму требуется экспансия, выхватывание новых кусков некапиталистической периферии, а таких уже не осталось. Поэтому капитализм больше развиваться не может. Отсюда необходимость в его демонтаже и замене на "новый-старый" порядок.

Каковы будут черты этого Нового Средневековья? Мне видятся такие существенные черты.

— Центробежные процессы в жизни стран и регионов вместо центростремительных. Это мы уже начали наблюдать: региональный сепаратизм набирает темп. Разумеется, всё не так однозначно, но центробежные тенденции зримо усиливаются.

— Относительная замкнутость стран и регионов. Приходит понимание, что для выживания страны должны, как когда-то, замкнуться, закрыться. Фритрейдерство всё больше будет уступать место протекционизму, приобретут новую популярность идеи нео-меркантилизма.

— Конец индивидуализма, коллективистские ценности. Торжество сверхличных ценностей. Как это принято в традиционных обществах, личность не будет играть самодовлеющей роли, а будет подчинена некой более высокой общности: семье, коллективу, общине, государству. Раздутая, словно лягушка из сказки, сознанием своего величия и одновременно пустотой и беспредметностью, независимая и суверенная личность в том виде, в котором она существует сегодня, — больше существовать не будет.

— Новый-старый тип семьи. Будет остановлено разрушение семьи. Семья выступает как подлинная ячейка общества, возможно, производственная ячейка. Интересы семьи будут превалировать над интересами индивида. Возможно, семья станет субъектом гражданского и государственного права.

— В центре жизни будет стоять религия, идеология. Духовные ценности встанут на место ценностей потребительских. Люди будут служить Богу, а не Мамоне.

— Возродится своеобразная сословность — как закреплённая система разделения труда, делающая его более качественным.

— Социально-политический строй Нового Средневековья, по-видимому, будет напоминать социализм; во всяком случае, он будет авторитарным, а система хозяйства — мобилизационно-распределительной.

Все эти характеристики уже сегодня (или ещё сегодня) свойственны многим неевропейским народам, сохранившим остатки традиционных укладов.

Те, кто отстал, на новом витке исторической спирали могут оказаться впереди. Так, например, сегодня в провинциальных школах иногда учат лучше, чем в столичных, поскольку там сохранились старые приёмы и отношение к делу. Если, к примеру, будет поставлена задача возродить советский тип и стиль образования, они окажутся в передовиках. (Я вовсе к этому не призываю — это просто пример-аналогия).

XIX век был веком Европы, ХХ — веком Америки, ХХI имеет все данные стать веком Азии. Нам очень повезло: наша народная душа скорее азиатская, при том, что культура — по преимуществу европейская. Нам нужно повернуться к Азии, культивировать свою азиатскую составляющую, стараться понять азиатские народы, изучать их языки. Разумеется, то же относится и к народам Латинской Америки, Африки, но на первом месте для нас, как мне кажется, должна стоять Азия. Мы, помимо прочего, крупнейшая мусульманская страна, и это открывает нам большие возможности во взаимодействии с азиатскими народами. Сегодня мы видим в этом лишь трудность, задача — увидеть в трудности возможность. И воспользоваться ею.

Сегодня Россия, такая, какая она есть, строящая капитализм, толкущаяся в прихожей у хозяев жизни — не представляет ничего привлекательного и вдохновляющего для народов-пролетариев. Она может быть вдохновляющей, если сможет предложить им новую идеологию. Когда-то это было. Вспомните поэму Николая Тихонова про мальчика-индуса, который мечтает добраться до Ленина, о котором услыхал от заезжего купца, говорившего, что там, на севере, за высокими горами живёт тот, кто знает путь к правде и справедливости. И это не выдумка — так было.

Наши естественные друзья, на которых надо в первую очередь распространить наше влияние — это народы наших бывших союзных республик Средней Азии. Надо учить их языки, заново учиться их понимать.

Как может распространяться новая идеология? Мне кажется, помимо СМИ, нужны сетевые структуры, не исключаю — что-то наподобие сетевого маркетинга — от человека к человеку. Обращаясь к этим народам, надо неукоснительно соблюдать первый постулат НЛП: у каждого своя картина мира. Воздействовать на человека, можно только исходя из этой картины. Но это уже другой вопрос — вопрос трансляции идеологии. В настоящее время стоит первый — её разработка. На этом и следует сосредоточиться Партии Нового Типа.

Источник

***

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Научно-экспертно-проектная сессия: "Новый Интернационал на платформе ПНТ: дорожная карта рождения и развития"

Партия нового типа приглашает к серьезному разговору о будущем

Новый Интернационал на платформе ПНТ

Наш призыв

Манифест грядущего человечества

Религиозные войны вчера и сегодня: программируем ли конфликт религий в XXI веке?

Мировая революция? Актуальные вызовы грядущей трансформации

Какая Стратегия нужна России для победы в войнах нового типа

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...