< Ноябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Подписка rss
Поиск Поиск
Цель — воссоединение страны. Часть I

15 октября 2017 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Автор Гинтарас Буткус (Прибалтика).

***

НЫНЕШНЯЯ СИТУАЦИЯ И БЛИЖАЙШИЕ ЗАДАЧИ

Вызывает тревогу нынешняя ситуация. США агонизирует и ей на этом пути можно только пожелать успеха. Долговые обязательства США — эта петля на шее Америки. Америка должна всем, кто имеет ее ценные бумаги. У нее нет времени и единственный выход для должника — это покончить с кредитором или с конкурентом. В частности с Западной Европой. Нынешняя война санкции гибельна не столько для России, сколько для Западной Европы. Также тот факт, что арабские монархии начинают управлять Америкой (а именно так можно полностью объяснить поведение США в арабском мире) говорит о многом. Американский капитал распадается, он растаскивается теми, кто сильнее. С другой стороны российский капитал.

Российская буржуазия, которая не является ни слишком сильной, ни слишком умной в этой войне санкции может потерять многое. Капиталистическая Россия держит свои резервы в государственных облигациях США. Т.е. доллары, полученные за нефть, возвращается на тот же запад. И это почему-то называется экономической политикой. А если США откажутся платить по долговым обязательствам, что тогда? Ясно, что тогда у российской буржуазии не останется никаких резервов и никаких средств давления на США. События в Крыму и в Новороссии это результат тех же капиталистических противоречий, противоречий между российским и западным капиталом. США пытались через Украину решать свои проблемы в частности дестабилизировать ситуацию в России. Капиталистическое руководство России разумно как ей казалось, воспользовалась моментом, чтобы защитить национальные интересы. Но совершено ясно, что возвращение Крыма с военной точки зрения теряет всякий смысл, если на Украине появится базы США или НАТО. Полностью разрешить проблему Украины и Крыма, можно только проведя социальные преобразования на Украине в Новороссии и в Крыму закрыв доступ капиталу (в том числе и русскому) на Украину сделав Украину, по крайней мере, нейтральной. Но это выходит за пределы возможностей капиталистической России она не может сама себе перерезать горло. Для капиталистической России нынешняя ситуация патовая и решить ее она не может.

Нынешняя ситуация в мире грозит катастрофой. Сирия КНДР. Поблизости — Украина. И т.д. Может появиться и какие-нибудь новые проблемы. Это есть плата за развал Советского Союза. То, что случилось в конце 1991 года — это государственный переворот в интересах запада, когда не посчитались с волей народа выраженной на референдуме о сохранении Союза весной 1991 года и тем самым развязали западу руки. Правда, были регионы, где референдум не состоялся. Но не состоялся он именно потому, что буржуазная власть этих регионов, которая к тому времени уже существовала, просто запретило проведение референдума. Так что никто не знает, что думало население этих регионов. Очень жаль, что тогда в 1990–199 годах не появился второй Линкольн или второй Ленин, чтобы остановить все это безумие. Победили иллюзии об якобы единстве общества и общечеловеческих ценностях. Можно констатировать, что лозунг объединения страны рано или поздно будет поднят какой-либо политической силой.

Уничтожение СССР — это государственный переворот и такие вещи не забываются. Значит надо перехватить этот лозунг, пока им не воспользовались правые. Но воссоединить страну можно разными путями. Войной ее угрозой. Или экономической политикой. Или в сочетании этих двух составляющих. В этом смысле очень хорошим примером служит политика США в отношении Советского Союза в послевоенное время. Очень последовательная политика надо признать. Политика сдерживания коммунизма как они это называли. И хотя это политика западной буржуазии, которая фактически доделывала то, что не удалось Гитлеру и главная причина краха Советского Союза — это нерешенные экономические проблемы, которые так и не были решены вплоть до развала СССР, но это все вовсе не значит, что у врага нельзя поучиться. Экономические проблемы экономическими проблемами, но давление американцев тоже сыграло свою роль это факт.

Объединяя страну, также понадобится последовательная политика, не зависящая от того, кто у власти. И в отношении стран окружающих будущую советскую Россию и в отношении капиталистического запада в частности США. Ясно одно. Проводя политику воссоединения страны нельзя руководствоваться только благими пожеланиями политика должна быть последовательная учитывающая все противоречия экономические факторы и слабые места противника. Необходимы будут, конечно, и политические меры своего рода политическое прикрытие разъяснение окружающим странам (вне пределов бывшего СССР), что воссоединение им никак не угрожает в смысле военной агрессии, что это закономерный результат после того, что натворили демократы. Конечно, западной буржуазии такие разъяснения не понравится. Но это неважно. Важно самим знать чего хотим. Если сами будем знать, чего хотим, то всегда найдутся те, которые окажутся готовыми услышать аргументы. Так всегда бывает. В конце концов, неважно как будет воссоединена страна, важен результат. И пусть полупомешанные демократы повесится, крича о русском или советском империализме. Эти невменяемые не понимает, что делают или им хорошо заплатили, чтобы они ничего не понимали. Один другого не лучше. То, что произошло в 1991 году это государственный переворот и этим все сказано.

Но такая политика предполагает соответствующую экономическую политику. Т.е. общегосударственный план. Конечно, с учетом того, что у предприятий должно остаться хозяйственная самостоятельность, что доказана практикой, но план. Что предполагает национализацию стратегических отраслей промышленности и банковского сектора. Что в свою очередь означает восстановление советской власти в России, ибо общегосударственное планирование несовместимо с крупной частной собственностью. Но как это сделать, если нет революционной ситуации? Только путем компромисса с той частью буржуазии, которая понимает опасность и бесперспективность тесных отношений с западом и опоры только на международное право. Скажем, взять лозунг национализации крупных состояний стратегических отраслей экономики или участия трудовых коллективов в распределении прибылей. В практическом применении этих требований возможны варианты. Например, требование национализации будет направлено в первую очередь против тех, кто настроен прозападно и предпринимает какие-либо шаги в этом направлении. Тем олигархам, которые держится нейтрально можно предложить выкуп и не просто выкуп, но может быть, даже сохранение за прежними владельцами на некоторое время пока окупятся вложенные средства. Точно такая же политика должна быть и в отношении государственных служащих. Например, тех высших чиновников армии МВД и т.д., которые в той или иной мере связаны с крупной буржуазией "отсечь". "Внизу" есть служащие рядового и среднего уровня, у которых нет миллионов, которые имеют семьи, ходят в те самые магазины, как и все остальные и отнюдь не горят желанием защищать тех, у кого миллионы и миллиарды.

Можно воспользоваться и тем обстоятельством, что те, кто борется с терроризмом с его финансированием с организованной преступностью, фактически борются с той самой буржуазией. Но им надо помочь осознать этот факт. Т.е. политику уничтожения старого государства и создания взамен своего надо проводить постепенно, опираясь на личные интересы людей. И конечно все эти компромиссы имеют значение только до тех пор, пока массы спят. Но пока они спят, а времени остается все меньше. Именно поэтому буржуазии надо дать возможность сохранить свои личные состояния и тем самым появляется возможность возвратиться к власти мирным путем. Сам факт возвращения к власти мирным путем будет очень важной моральной и политической победой, ибо тем самым будет доказано, что то, что произошло в 1991, было сделано против воли народа.

Теперь о том, почему такую политику не может проводить русский капитализм. Распад страны выгоден только крупной буржуазии, которая тысячами нитей связана с западом — так она себя чувствует в безопасности. Доказательством служит слова Путина и Назарбаева. Один лидер капиталистической России другой лидер капиталистического Казахстана. Они неоднократно подчеркивали, что возрождение и развитие экономических связей между бывшими союзными республиками ни в коем случае не означает возрождения Союза в какой-либо форме. Прямо божились. Нашли чем гордиться. Но это сейчас. Те же интересы крупного капитала, которые сейчас диктует политику партнерства с западом, могут потребовать и другой политики — политики воссоединения под руководством того самого капитала. Доказательством такого варианта событий служит присоединение Крыма. Что из того, что это было сделано цивилизованно, так сказать элегантно. После такого воссоединения дальнейшее восстановление страны становится невозможным. Восстановление Советского Союза под руководством советской России и воссоединение всех частей бывшего Советского Союза под эгидой русского капитала это как сейчас принято говорить — две большие разницы. Говоря коротко — капиталистическая Россия является препятствием на пути воссоединения.

Как можно проводить политику воссоединения много информации дают события на Украине конкретно в Новороссии. И хотя информация фрагментарна, но кое-какие выводы сделать можно. Но сначала необходимо вернутся в прошлое в последний период существования Советского Союза проанализировать примеры вопиющей политической безграмотности, посмотреть какие элементарные ошибки были сделаны, потому что именно там кроется причины всего происходящего сегодня.

*

ПРОШЛОЕ. ИСТОКИ ИЛЛЮЗИИ О ЕДИНСТВЕ ОБЩЕСТВА

В конце 1989 года на ХХ съезде ЛКП (литовская компартия) партия раскололась. Формально образовались как бы две компартии. ЛКП в составе КПСС и самостоятельная ЛКП. Именно так решили очень многие. Несколько дней спустя в том же 1989 году состоялся внеочередной пленум ЦК КПСС, на который были приглашены обе эти компартии. Тем не менее, несмотря на, казалось бы, очевидность факта раскола Бурокявичюс, секретарь временного ЦК (образовавшегося после раскола) человек сам по себе принципиальный не оценил произошедший раскол, как начало контрреволюции. Он говорил — мы должны работать гибко. В Литве образовались две компартии. Но наш путь — не конфронтация. Мы за единство, за сплоченность всех коммунистов Литвы. Но мы не можем согласиться с коммунистами Литвы, которые отошли от линии XXVII съезда КПСС и встали на путь раскола КПСС. Это не наш путь (Известия ЦК КПСС, 1990/6, с.56).

Однозначно раскол ЛКП был фракционным действием. И по отношению к самой ЛКП и по отношению к КПСС. Настоящей компартией была только та, которая высказывалась ясно за Советскую власть в Литве за единство союз с КПСС. Та часть, которая высказалась за так называемую самостоятельность за сепаратизм, уже не была компартией независимо оттого, что Бразаускас и его сторонники сами думали. Можно добавить, что так называемая компартия Бразаускаса после раскола ЛКП очень быстро распалась, местные партийные организации просто разошлись, и сама партия превратилась просто в секту. Странно, что Бурокявичюс не понимал, что двух компартии не может быть в принципе. Они или сольются или одна из них окажется уже не компартией, что и произошло в действительности. С такими типами как Бразаускас и его окружение именно нужна была конфронтация.

Бурокявичюс в своих заблуждениях был не одинок. Секретарь ЦК компартии Литвы сторонник Бурокявичюса просил не воспринимать его выступление на пленуме ЦК КПСС как конфронтацию. Заявил, что постарается не предпринимать никаких радикальных мер со своей стороны (Известия ЦК КПСС, 1990/6, с.104). Поспешил заверить Центральный Комитет, что не допустит конфронтации. Якобы здесь сегодня не время, не место сводить счеты, а надо искать, как решить проблемы (Известия ЦК КПСС, 1990/6, с.105).

С такими настроениями нельзя победить. Эта неклассовая и истеричная позиция. Победа это всегда конфронтация с врагом. А Бразаускас себя показал именно как враг. По крайней мере, как политический противник. Все это не что иное, как признаки беспомощности компартии. Бразаускас довел компартию до раскола и тем самым отстранил ее от власти. Бразаускас выражал интересы формирующейся буржуазии и это главное. Действия Бразаускаса точнее его бездействие нанесли непоправимый ущерб ЛКП. Бурокявичюс был просто обязан занять непримиримую позицию по отношению к Бразаускасу и его сторонникам. Но этого, как известно не было.

Позицию Бурокявичюса поддержали и члены ЦК КПСС. Ульянов М.А., председатель правления Союза театральных деятелей РСФСР говорил: наказав Бразаускаса и других товарищей, мы тем самым можем возбудить непредсказуемые вещи в республике (Известия ЦК КПСС, 1990/6, с.128). Бывают ситуации, когда надо решиться, когда только ясная позиция может спасти положение. По сути Бурокявичюс и Ульянов занимали соглашательскую позицию, встали на сторону Бразаускаса. Эти люди не понимали, что для того, чтобы объединится, сначала необходимо размежеваться. Бразаускас своим поведением сам себя исключил из партии. ХХ съезд ЛКП если и имел смысл, то только для того, чтобы выгнать Бразаускаса и его сторонников. Но фактически были выгнаны те, кто стояли за единую компартию.

Фактически ему вторит его будущий антагонист Крючков В.А., член Политбюро ЦК КПСС, председатель Комитета государственной безопасности СССР. Правда, он не критиковал ЦК КПСС, но ясно высказался насчет раскола литовской компартии. По его мнению, действия руководства компартии Литвы сняли последний барьер на пути официального оформления новых, некоммунистических партий, многие из которых, как можно ожидать, вступят в еще более активную борьбу с коммунистами. Надежде товарища Бразаускаса завоевать доверие народа через отход от интересов КПСС вряд ли суждено сбыться. Это можно сказать с полной уверенностью (Известия ЦК КПСС, 1990/6, с.87).

Т.е. также не требует признать выход Бразаускаса из КПСС состоявшимся фактом. Хотя сам говорит, что действия руководства компартии Литвы сняли барьер на пути официального оформления новых некоммунистических партий. Что в свою очередь означает конец Советской власти, а защита советской власти прямая обязанность комитета государственной обязанности СССР. Странно, что Крючков и как председатель КГБ и как коммунист не сделал надлежащих выводов, не стал требовать, например, снять Горбачева со своего поста, так как он ведет страну к катастрофе. Эта расплывчатость позиции позднее отразилось и на позиции самого Крючкова во время так называемого ГКЧП, когда вместо того, чтобы арестовать Горбачева, он полетел к нему. За что был арестован сам.

Были и совсем экзотические мнения как отражение сумятицы мнений среди членов КПСС и конкретно среди членов ЦК КПСС. На пленуме ЦК КПСС, где обсуждался раскол ЛКП, Иванова Т.Г., заместитель Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР говорила: надо создать какую-то удобоваримую обстановку. И здесь, я думаю, товарищ Бразаускас, он не откажется от своей ответственности создать ее — обстановку спокойного, делового обсуждения. И мы сейчас на пленуме можем на него возложить эту обязанность, дать этот шанс партийной организации Литвы выразить свою точку зрения однозначно — в составе КПСС остаются или нет (Известия ЦК КПСС, 1990/6, с.134).

Вообще эта женщина думала, что говорит или нет? Позиция уже выражена однозначно — компартия раскололась. Такой ее подход означает не просто отсутствие всякой партийной позиции, но противоречит и здравому смыслу. Бразаускасу, главному виновнику раскола ЛКП, предлагали возглавить процесс по урегулированию этого самого раскола, т. е. пустили лису в курятник. Это то же самое, если преступнику дать расследовать преступление, которое он сам и совершил. Или другой пример странной позиции. Например, Карпов В.В., первый секретарь правления Союза писателей СССР, говорил Горбачеву: и если я Вас критикую иногда, то только любя Вас и желая Вам добра (Известия ЦК КПСС, 1990/6, с.117). При чем здесь это? Что за признания в любви, где нужна принципиальность?

Работа самого ЦК КПСС тоже представляло не радостную картину. Как говорилось на пленуме, в Литве уже давно все подготавливалось для выхода из состава СССР. Коммунисты Литвы уже давно по неясным вопросам обращались к ЦК, просили помощи по вопросам кадровой политики. Но эти вопросы не решались. Процесс ослабления партии в целом, т. е. КПСС, шел не одну неделю, не один месяц. И ЦК КПСС об этом не мог не знать. В общесоюзных и республиканских газетах, на телевидении было восхваление "Саюдиса", созданных народных фронтов в Литве, Латвии, Эстонии. Работники ЦК КПСС, которые отвечали за телевидение, газеты и журналы, должны нести равную ответственность вместе с теми, кто расколол литовскую компартию (Известия ЦК КПСС, 1990/6, с.111).

Очень негативную роль сыграл член Политбюро ЦК КПСС секретарь ЦК Яковлев, когда во время его приезда в Литву в 1988 году не была оценена ясно с классовой точки зрения политическая ситуация в республике (Известия ЦК КПСС, 1990/6, с.111). На пленуме было констатировано, что усилилось разделение коммунистов по национальному признаку, переход части из них на позиции группировок социал-демократического и антисоциалистического толка (Известия ЦК КПСС, 1990/6, с.92). Были проявления русского шовинизма и в самом ЦК КПСС. Примером чего могут служить слова Горбачева. На пленуме Горбачев сетовал: уже забыли, что двести лет Литва была в составе России. Как же это забыли? Как будто все началось только с 40-го года или с 46-го. Да, нет. Вместе два народа творили, осваивали край этот весь и строили свои представления о своей роли, о положении глобальном в мире, размышляли о безопасности. Как же Вы так, раз — и все решили? Да нельзя так решать, понимаете (Известия ЦК КПСС, 1990/6, с.138).

Странно слышать такие речи от Генерального секретаря Коммунистической партии. Нельзя смешивать политику царизма с советской политикой. Настоящий период развития для Литвы начинается только в советское время, когда действительно была дружба народов. Но в советское время Литва была в составе Советского Союза, а не в составе России. Странно, что Горбачев не может отличить одного от другого. Уже за одни такие слова Горбачева надо было гнать из партии вместе с Бразаускасом. Но фактически вся бывшая КПСС болела боязнью раскола, болела иллюзиями о единстве, вместо того, чтобы придерживаться четкого классового подхода и избавляться от всяких незнающих чего они хотят от всех смазывающих острые углы. Мягкотелость имеет слишком болезненные последствия.

Конечно, раскол ЛКП не висел в воздухе, он произошел в конкретной политической обстановке. Раскол литовской компартии примечателен только тем, что он обсуждался на высшем политическом уровне. Поэтому можно проследить, что и как. Но не менее важны и другие события. В Латвии и Эстонии существовали свои Народные фронты. Но это не обсуждалось на пленумах ЦК КПСС. Также не менее важны и события в Баку в 1990 или в Тбилиси в 1989 году. Они также не обсуждались на пленумах ЦК КПСС, что было грубейшей политической ошибкой. Как не обсуждалось и возникновение так называемого демократического движения в Москве. Это наиболее яркие бросающиеся в глаза примеры. Наверное, бюрократы и оппортунисты из ЦК КПСС исходили из того, что КПСС коммунистическая партия это парламентская партия, и она может обсуждать только вопросы касающиеся ее самой. Не было понимания, что коммунистическая партия это ось советской власти, что именно на ней держится само существование советской власти и именно на партийных форумах должны обсуждаться государственные вопросы.

Т.е. тупой парламентский кретинизм в буржуазном смысле применили к коммунистической партии. На пленуме отмечалось, что аппарат ЦК КПСС пребывал в замешательстве, давал рекомендации партийным комитетам не высовываться на выборах народных депутатов. И на съездах депутатов — и на первом, и на втором. А это кое-кто воспринял как признак ущербности партийных органов на местах (Известия ЦК КПСС, 1990/6, с.61).

Т.е. активная принципиальными позиция коммунистов бюрократами из ЦК КПСС была признана недопустимой. В скобках можно заметить, что точно то же самое повторилось в политике КПУ во время событий на Майдане в 2014 году. Невыученные уроки истории мстит за себя. Где нет принципиальности, начинается оппортунизм и отступление. В продолжение литовской темы. Акт о возрождении независимого литовского государства был принят в марте 1990 года Верховным Советом Литвы, т.е. после раскола ЛКП в декабре 1989 года. То есть почти за три месяца до избрания Ельцина председателем Верховного Совета России в 1990 году и ровно за три месяца до провозглашения независимости России. Т.е. Россия шла вслед за Литвой. Фактически оппортунистическая верхушка тогдашней советской Литвы провела разведку боем насколько можно нарушать закон. Но перед этим перед провозглашением независимости России перед расколом литовской компартии было возникновение 1988 году антисоветского движения Саюдис (Движение), которое само себя позиционировала как национальное. Его возникновение обсуждалось на Бюро литовской компартии, и абсолютное большинство (девять) высказалась за репрессии в отношении активистов Саюдиса, только двое высказались категорически против. Об этом активистам Саюдиса рассказали информаторы из ЦК КПСС.

Именно тогда в ЦК КПСС созрел план сменить руководство компартии Литвы, что и было сделано с помощью тех членов партии, которые, продолжая оставаться членами КПСС, входили в то же время в Саюдис. Т.е. аппарат ЦК КПСС вошел в контакт с антисоветскими силами. И только потом был и раскол ЛКП и победа Саюдиса на выборах весной 1990 года и Акт о возрождении независимого литовского государства и провозглашение суверенитета России, и избрание Ельцина президентом. Маленький литовский камушек перевернул всесоюзную карету. Конечно были и другие камушки. Например, создание Народного фронта Азербайджана в 1988 году. Но ход событий везде одинаков. Тогдашний ЦК КПСС занимал позицию ничего не делать, а если что и делал, то прямо противоположное тому, что требовалось. И если провозглашение независимости Литвы, то, что было названо актом о возрождении независимого государства, было если судить по размерам Литвы и России не такой уж большой проблемой для Советского Союза, то провозглашение независимости России было катастрофой. Провозглашение суверенитета России в 1990 году по своим последствиям было, по сути, государственным переворотом. Суть здесь не в размерах суть в принципиальной позиции. Если отступить в один раз будет отступление и во второй раз.

Тогда существовал Президиум Верховного Совета СССР, который по конституции обладал высшей властью и который мог аннулировать решение Верховного Совета Литвы. Если бы отменили решение Верховного Совета Литвы, даже с применением репрессий если было бы необходимо, то никогда не было никакой независимости России, и Ельцин никогда не стал бы президентом России. Но заколебались в решающий момент, когда еще все можно было остановить, захотели дураки покрасоваться перед западом, который позднее развел их как последних лохов. В конце концов, Президиум Верховного Совета СССР мог аннулировать и решение о провозглашении независимости России, когда уже катастрофа приблизилась вплотную и ее видели все кто хотел видеть. И опять ничего не было сделано. Чтобы не применять силу Президиума Верховного Совета СССР, т. е. силу государства в 1990 году не надо было менять руководство литовской компартии в 1988 году. Или вспомнить события в Армении и Азербайджане, потому что период тот же самый. С экстремистами надо было бороться сразу, будь то уголовник или представитель интеллигенции, а не играть в единство. И опять все сводится к принципиальности. Или к отсутствию таковой. Все закончилось катастрофой, когда трое ничтожеств подписали денонсацию союзного договора от 1922 года о союзном государстве, а Верховные Советы Украины Белоруссии и России эти подписи ратифицировали.

Можно вспомнить и XXVIII съезд КПСС, который состоялся как раз во время всех этих событий в середине 1990 года. На нем был принят ряд интересных документов, которые доказывают, насколько люди не понимали что происходит. Например, политическое заявление ленинградских коммунистов XXVIII съезду Коммунистической партии Советского Союза. Раздел За историческую правду, гражданский мир и социальную справедливость. Там сказано. КПСС — партия гражданского мира. Ленинградские коммунисты ставили себе целью стать партией гражданского мира, взять на вооружение тактику единого фронта, суть которой сегодня в консолидации демократических сил для защиты завоеваний и перспектив перестройки (Известия ЦК КПСС, 9/1990, с.58). Встать на путь поиска возможных и необходимых политических блоков и коалиций с партиями социалистического выбора и всеми прогрессивными общественными и рабочими движениями (Известия ЦК КПСС, 9/1990, с.58).

Фактически надо было сказать, что КПСС партия гражданской войны или партия раскола, если это диктуется интересами трудящихся. Любые политические блоки коалиций и народные фронты в условиях, когда компартия обладает абсолютной властью, означает раздел власти с кем-то еще. В конкретных условиях Советского Союза 1990–1991 годов блок с какими-то прогрессивными движениями значил бы раздел власти с мелкобуржуазными слоями населения, которые существовали в виде коррумпированных слоев трудящихся, когда налево выполнялись индивидуальные заказы за счет ворованных государственных материалов. Естественно налоги никто не платил, а полученная прибыль клалась в карман. Или раздел власти с формирующейся буржуазией, когда приватизация началась с так называемой аренды предприятий, а интеллигенция всему этому подпевала. Т. е. раздел власти с теми с кем никоим образом нельзя было разделить власть, ибо это означало отступление от классовых позиций.

Другой документ того же XXVIII съезда КПСС. Резолюция точнее ее проект. Проект подготовлен членами Координационного совета Марксистской платформы в КПСС и Оргбюро Инициативного съезда РКП. Называется О политике КПСС в проведении экономической реформы и неотложных мерах по стабилизации социально-экономического положения. Там сказано. Судьба КПСС непосредственно зависит от предлагаемого партией пути выхода страны из глубокого общенационального кризиса, преодоления, прежде всего, ухудшающегося положения в народном хозяйстве (Известия ЦК КПСС, 9/1990, с.62).

Прежде всего, должны были идти политические решения, необходимо было отсечь все антисоциалистические силы. Никакая хозяйственная реформа не сможет осуществиться, если действует враждебные политические силы, будь эта реформа десять раз продумана. Тем более реформа в интересах трудящихся в интересах абсолютного большинства населения. Формирующейся буржуазии это попросту не нужно. Сперва правильный политический подход. Потом хозяйственная реформа. Никак не наоборот.

Эти маленькие примеры показывают, какие настроения царили в КПСС. И эти настроения не развеялись не только в ходе самой перестройки, они господствовали и в самые критические минуты, когда судьба СССР висела на волоске. Это доказывает и интервью с Маршалом Советского Союза Дмитрием Язовым одним из членов так называемого ГКЧП государственного комитета по чрезвычайному положению созданного в 1991 году. Т.е. в самый последний момент, когда все еще можно было спасти. Интервью взято КП в 1994 году.

Язов рассказывает. Тогда, в 1991 году во время так называемого августовского переворота все было обусловлено тем, что ожидался распад Советского Союза. И все начали говорить о хунте, путче, заговоре, об измене Родине. Но на самом деле потом все убедились, что ничего подобного не было. Измена Родине — это такое деяние, которое влечет за собой какие-то преступления, связанные с предательством, разглашением военной, государственной тайны в пользу иностранного государства или заговор с целью захвата власти. Ожидался распад Советского Союза. Т.е. ожидался распад социалистического государства, речь шла о смене общественного строя. Значит, это государство надо было спасать. Что это за военные, которые сидят, сложа руки, и ничего не делают, когда на их глазах разрушается государство, которому они присягали на верность? Тем более если это коммунисты военные, которые должны сознавать, что речь идет не вообще о государстве, а именно о социалистическом государстве. Но такого понимания не было. Язов просто констатирует, что ожидался распад, просто констатирует, что все говорили о путче заговоре хунте. И ничего не делает. Язов и его друзья должны были сделать именно то, в чем их обвиняли. Должны были спасти социалистическую советскую государственность, даже если это и выглядело бы как заговор или путч.

Настоящими путчистами и заговорщиками были как раз те, кто выступил против социалистической государственности, кто подталкивал распад государства, т. е. демократы ельцины горбачевы афанасьевы и т. д. Именно их политической ликвидацией должны были заняться коммунисты тем более коммунисты-военные.

Далее Язов говорит. Ново-огаревский договор был опубликован 16 августа в пятницу (в 1991 году. Речь шла о новом союзном договоре, проталкиваемом Горбачевым. Его подписание означало бы конец существования Советского Союза как единого государства). Говоря словами Язова народ в выходные — все на дачах. В субботу под руководством Павлова председателя Совета Министров СССР собрались Крючков Язов Пуго. Говорили, что договор противоречит воле народа выраженной на референдуме 17 марта. Решили доказать Горбачеву или отложить подписание договора или дать народу возможность хотя бы изучить, что представляет собой союз суверенных государств. Язов цитирует Павлова, который сказал, если бы был заговор, надо было по-другому действовать. А тут пять человек летит к Горбачеву.

Сразу замечание. Сами констатирует, что Советский Союз распадается, что новый союзный договор противоречит воле народа выраженной на референдуме, то чего ждали? Вместо того чтобы созвать внеочередной пленум ЦК КПСС или внеочередную сессию Верховного Совета и поставить вопрос об отстранении Горбачева от власти они летят к тому самому Горбачеву, от которого все и исходит. Что за лояльность главе государства граничащая с тупостью?

Язов напоминает, что подписать новый союзный договор согласились пять республик. Прибалтика и Закавказье отказались, Молдова тоже Украина отказались категорически. Ельцин сказал Горбачеву — на меня давит группа Афанасьева. Значит, Россия тоже колебалась. Поэтому те, кого обычно называют гекачепистами, т. е. сам Язов министр обороны Крючков председатель КГБ Пуго министр внутренних дел СССР Янаев вице-президент Советского Союза и еще несколько человек приняли решение создать ГКЧП и в некоторых районах объявить ЧП. Язов напоминал, что закон о чрезвычайном положении был принят Верховным Советом России еще весной 1991 года.

Язов как бы сам себя оправдывает, ссылаясь на закон принятый Верховным Советом России. Зачем оправдываться? Ведь ясно, что ввести чрезвычайное положение было необходимо, тем более что среди тех республик, где царили националистические настроения, не было единства. А также если всем ясно, что разрушение государства идет сверху. Но Язов продолжает оправдываться. Он объясняет, что войска были введены для охраны объектов, которые подлежало охранять в соответствии с повышенной боевой готовностью. В других регионах ЧП не вводили, как и в республиках. Это было прерогатива местных властей.

Очень странное чрезвычайное положение. Если войска вводились только для охраны объектов, значит, аресты не предусматривались. Тогда какой смысл имеет само чрезвычайное положение? Чрезвычайное положение было введено только в Москве. Почему не в союзных республиках? Чрезвычайное или военное положение во всем мире вводится только тогда когда очень плохо, когда правящий класс защищает себя. В конкретных советских условиях 1991 года чрезвычайное положение должно было значить защиту социалистической государственности. Какое значение имеют местные власти, если они выступают против тогдашних советских законов? Ведь должно было быть ясно, что буржуазные правительства, которые уже существовали в Прибалтике и на Кавказе никогда не введут чрезвычайного положения с целью защиты социалистической государственности, т. е. против самих себя. Советская конституция позволяла ввести чрезвычайное положение в целях защиты социализма и тем самым отменить все решения местных властей направленные против советской государственности. Достаточно было указа Президиума Верховного Совета СССР или указа того же ГКЧП с указанием соответствующей статьи конституции. Полное впечатление, что собрались политические тупицы, которые совершенно не понимали, что такое классовый подход, что такое социалистическая и буржуазная государственность. И, похоже, эти люди даже не читали советской конституции, где все ясно расписано.

Язов говорит корреспонденту. Вы пользуетесь домыслами, что мы хотели, чуть ли не пленить Ельцина. По мнению Язова, навести порядок, было уже нелегко, народ был подготовлен к неповиновению.

Язов, что такое народ понимал более чем абстрактно. Что значит, народ был подготовлен к неповиновению? То, что за последние три года существования Советского Союза бездействие социалистической власти позволило поднять голову всяким экстремистам мафии всяким недобитым это так. Но при чем здесь народ? Все политические убийства, которые происходили на территории Советского Союза в 1989–1991 годах, были инспирированы со стороны, никогда это не шло со стороны рабочих масс. Острие военного или чрезвычайного положения должно быть направлено против дураков провокаторов и руководителей всех этих процессов. Всех остальных достаточно разогнать или просто оставить в покое. И уже потом в спокойной обстановке объяснить им что произошло. Но в критической ситуации, когда надо действовать быстро, и нет времени на глубокие раздумья необходимы аресты. Чрезвычайное или военное положение без арестов не имеет смысла. Язов оправдывается за то, что он именно и должен был сделать. Т. е. именно пленить Ельцина. Зачем оправдываться? Арест Ельцина и Горбачева был и оправдан и необходим.

Язова сетует, что его часто спрашивает — почему не дали команду стрелять. Язов на это отвечал — в кого стрелять в свой народ? Когда Язова и его друзей спрашивали, почему они не действовали, Язов отвечал — что значит действовать? Постреливать? Чтобы Горбачева оставить у власти? По мнению Язова Горбачев был уже президентом и никакие партийные органы уже в это время не функционировали. За две недели до этого (две недели до создания ГКЧП) указом Ельцина на территории России (Язов напомнил, что эти указы повторили республики) на предприятиях ликвидировали парторганизации. И никто ничего не сделал для того, чтобы защитить советскую власть.

Стрелять или арестовывать надо было. Все кто следили за событиями тогда в 1988–1991 годах, знали о событиях в Тбилиси в 1989 году о волнениях в Осетии в 1990–1991 годах (того, что случилось в 2008 году, корни были заложены именно тогда) о событиях в Баку в 1990 году о событиях в Вильнюсе в 1991 году.

С теми, кто спровоцировал все эти события, и надо было бороться как с врагами. Всюду эти народные фронты и народные движения опирались на коррумпированную или просто оппортунистическую часть партии на часть партийного аппарата, т.е. на бюрократию. В отношении этих коррумпированных или полукоррумпированных также нужны были аресты. Т.е. чрезвычайное положение в 1991 году должно было проявить себя как классическая диктатура пролетариата. И конечно введение чрезвычайного положения тогда в конкретных условиях 1991 года означало полный крах провал политики Горбачева и его арест (никак не оставить его у власти как это показалось Язову). Все эти меры дали бы определенность, дало бы понимание большинству, какого направления придерживаться. Введение чрезвычайного положения вместе с обдуманной репрессивной политикой почти наверняка означало автоматическое возрождение партийных организации. Тогда появилась бы возможность и в самой партии провести партийную чистку, избавится от партийного балласта. Но все это возможно только в том случае если ясно сознается, зачем вводится чрезвычайное положение.

Язов огорчается — да если бы у нас был какой-то план, если были бы какие-то определены задачи. Поехали к Горбачеву с единственной целью: просить, чтобы он ввел ЧП. Он должен был отдать распоряжение тем структурам, которые ему подчинялись. Поэтому мы и объявили утром 19 августа по телевидению о создании ГКЧП. Если бы был заговор, так, может быть, стоило продумать, кто должен идти на телевидение, кто должен выступить, кто должен к чему-то призвать и т. д. Мы взяли под охрану ТВЦ, чтобы кто-то из секретарей ЦК КПСС начал действовать. А из них все хотели, чтобы кто-то действовал, но только не они, и никто не взял на себя инициативу. Все хотели, чтобы Язов стрелял. А я сказал: в кого стрелять, покажите?

Прекрасный пример политического тупоумия. Поехали к главному виновнику всех бед просить, что он отменил свои же распоряжения, которые и привели к катастрофе, вместо того чтобы его арестовать. И Язов совершено не понимает, что он как коммунист (т. е. как человек по идее понимающий в политике, что и как) как военный высшего ранга и его товарищи и должны были выработать такой план поставить определенные задачи. Если не хватает знаний, то проконсультироваться с теми, кто знает. Проработка такого плана подразумевает ясный классовый подход. При разработке такого плана новых задач неизбежно должно было наступить понимание, что Горбачев не способен руководить и его надо отстранить от власти. И конечно надо было идти на телевидение, надо было выступать обращаться к народу, объяснять, что и как и т. д. Язов в своей политической беспомощности был не одинок. Еще хуже себя вели секретари ЦК КПСС. Если они действительно все хотели, чтобы действовал кто-то другой, но только не они и никто не брал на себя инициативу то это уже не просто политическая беспомощность это трусость. Все перекладывали ответственность друг на друга. Язов, как и остальные члены ГКЧП, как и секретари ЦК КПСС, вел себя как типичный бюрократ, у которого никогда нет своей позиции, и который смотрят по тому, куда дует ветер.

Главные выводы из всего случившегося таковы. Боязнь раскола партии сыграла злую шутку. Единство в партии может быть только с теми, кто стоит на ясных классовых позициях. Четкий классовый подход внутри страны означал защиту советской государственности и тем самым раскол с всякими оппортунистами, какими бы личинами они не прикрывались. Будь то активист какого-нибудь народного фронта или первый секретарь, выступающий за единство партии. Неправильно понятое единство сыграло на руку формирующейся организованной преступности и партийной бюрократии, которая начала играть самостоятельную роль и превращаться в буржуазию. Перестройка провалилась. Горбачев показал себя как дилетант. Имея все, он все и потерял. Действительно выдающиеся государственные способности.

***

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

***

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...