< Ноябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Подписка rss
Поиск Поиск
Чтобы стать популярным, надо быть популистом?

17 октября 2017 года
Закладки

Автор Степан Степанович Сулакшин — председатель Партии нового типа, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Первая часть разговора в рамках вебинара № 118 на тему: "Чтобы стать популярным, надо быть популистом?", состоявшегося 11 октября 2017 года.

***

ПУБЛИЧНЫЙ ПОЛИТИК — ЭТО ПРОФЕССИЯ

"Популярный" и "популистский" — однокоренные слова. Коммуникации между лидером, публичным человеком и аудиторией бывают самые разные. Часто я представляют себе, что по ту сторону объектива — люди достаточно статусного социального уровня, с образованием, мотивацией и интересом к такому чудилову как выборы, как политическая дискуссия, анализ и прогноз. Не каждый человек в нашей стране этими вопросами так глубоко интересуется, чтобы включать компьютер в вечернее время или потом записи смотреть. Но если бы я понимал, что там молодежь, 15-летние старшеклассники, я бы разговаривал уже иначе. Если бы я понимал, что там Ученый совет Академии наук, я бы тоже иначе разговаривал. То есть если ты хочешь быть понятым, принятым, воспринятым аудиторией, с которой ты общаешься, то язык должен быть соответствующим. Это вообще культура поведения лидера. Это свидетельство его профессиональности. И, наконец, это свидетельство его человеческого отношения к аудитории: уважаешь ты ее, ты работаешь на аудиторию или на собственное самоутверждение и самолюбование?

Очень часто ловишь себя на мысли, что надо голос модерировать, надо его поднять, сделать сильным, чтобы услышали в задних рядах. Лекторы и вузовские преподаватели знают, какая нагрузка при этом на связки и горло, как возникают профессиональные заболевания.

И вот картинка, если ты бубнишь, уткнувшись: "Ну, вы знаете друзья… Вот мне кажется, что… Ну, может быть, это вам и будет интересно… Может и нет…". Это одно отношение к аудитории.

Другое отношение — смотреть в глаза, задумываться, что интересно людям, которые пришли на контакт, на коммуникацию, как удовлетворить их интерес. Это действительно уважение к собеседнику, уважение к аудитории.

Идем дальше. Есть приемы, профессиональные способы построения такой коммуникации. Их знают актеры, их знают публичные политики. Их разрабатывают психологи, они обучают таким ролям публичных политиков, иногда настолько, что действительно начинаешь верить, что они говорят от себя. Но у него там микронаушник в ухе, и он уже научился соотносить эти подсказки со своей мимикой, со своей жестикуляцией и так далее. Это ролевые политики. Таким становится Путин.

Разные бывают лидеры, разные бывают публичные говорильщики: более талантливые, менее талантливые, экспрессивные. Вот — Жириновский — замечательный оратор. Настолько он динамичен. Настолько он рефлексивен. Настолько он ярок в своих образах, имидже: рубаха растянутая, узел галстука на животе висит. То есть мысль заключается в том, что публичный политик — это профессия. И много надо знать, уметь, то есть иметь навыков и опыта, чтобы быть эффективным в этом качестве. И, добавлю, чтобы сохранить в себе человеческое.

*

РАЗВИЛКА ВЛАСТИТЕЛЯ

Мы подходим к очень важной границе. Человек-профессионал, который — публичный политик, считает своей профессией не пожизненное переизбрание до бесконечности (стрижка купонов от трона, мягкого думского, губернаторского или президентского кресла), а служение людям. Даже в слове "профессионал" есть развилка, я ее называю студентам, определяю как развилку властителя, верховодителя, государственного деятеля, публичного политика.

Либо ты работаешь на себя, свой клан и свои узкогрупповые интересы, переизбираясь бесконечно, обслуживая своих друзей, обслуживая лоббистов, при этом играешь роль защитника народа, озабоченного человека (переживаешь за бабушку, за дедушку), но местами видно, что роль играешь. Как такое мурло вдруг раз — и проявляется?

Крым. Старички, пенсионеры нашему верховодителю №2 (или низководителю, не важно) — Медведеву:

— Как же прожить-то на эту пенсию?

— Денег нет, но вы держитесь. Всего вам доброго. Хорошего настроения. До свидания!

Человек в роли. Что это за роль? Роль мудрого, сильного, лидирующего, заботливого руководителя? А вот раз, а мурло-то и проявилось.

Это одна линия в развилке — играть роль. Научить можно. И, как я уже утверждал, даже нужно, потому что эффективный публичный лидер, политик должен обладать определенными навыками и умениями, чтобы быть эффективным. То есть необходим определенный ролевой объем. Но если этот ролевой объем захватывает мировоззрение, намерение, истинные цели в кресле государственного деятеля, то этого я не приемлю. Профессиональное умение отвечать за свое положение, быть эффективным в нем, но органическое человеческое содержание, самое настоящее сопереживание тем людям, во имя которых ты берешься за это послушание — вот моя модель. Я ее вырабатывал много лет, работая на разных политических и публичных постах. Хотите — верьте, хотите — не верьте. Можете это воспринимать как мою саморекламу, все-таки мы идем на выборы, готовимся к ним. Но это моя профессиональная доктрина, база, позиция. Вторая веточка в этой развилке — быть популярным. С одной стороны, — быть информативным, эффективным, коммуникативным. А с другой — быть популярным.  Тут менее важно, что именно ты сообщаешь. Более важно, как ты сообщаешь.

Здесь менее важно, насколько ты профессионален как руководитель, управленец, человек, способный решить проблемы своих избирателей, если речь идет о выборном должностном лице. Здесь ты как артист: нравишься или не нравишься.

Как понравиться? Первое правило — это подыгрывать настроениям людей. Хотите — я буду улыбаться, отработаю эту улыбочку. На Западе, в Америке улыбка просто профессиональная принадлежность. Хотите — я буду экспрессивным: "Да доколе это делается? Да нет! Вы меня послушайте! Кто там нам чего там?". Это тоже возможно.

Подыгрывать аудитории — это путь к тому, чтобы быть популярным.

Но какой же ты лидер, если ты на поводу у твоей аудитории, если ты ей подыгрываешь, если ты хочешь и добиваешься того, чтобы понравиться людям? Насколько это честно? Насколько это отвечает твоей сверхзадаче — быть способным и результативным, решая проблемы людей, которые отдали тебе свое доверие, свои голоса. В общем, ответ на этот вопрос дается не вовне, а внутри у самого лидера, у самого политика.

*

"ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО!" ИЛИ "МЫ НА КРАЮ ОКОПА"?

Научиться, натренироваться, "наблатыкаться" нравиться аудитории можно. Но часто в моем опыте были моменты, когда я говорил вещи, которые вам абсолютно не понравятся, и вы будете мною недовольны. Вы, может быть, даже будете голосовать против меня. Но мне моя совесть и профессиональность не позволяют ни говорить, ни вести себя иначе, потому что я точно знаю, что мои решения и действия будут реализовать мою ответственность перед вами во имя решения ваших задач и проблем.

Иногда вам трудно увидеть связь моей риторики и решений, которые я принял и претворил в жизнь, руководствуясь вашими интересами, вашими надеждами, вашими же наказами, которые вы мне дали. Почему? Да потому что сложнейший объект управления — страна, экономика, финансы, гуманитарные отношения и множество чего еще. И я несу ответственность, взяв ее на себя, обратившись к вам на выборах, получив ваше доверие, за то, чтобы это доверие отработать. Такие тоже моменты бывают. То есть сознательно идти на то, чтобы даже понизить свой рейтинг, даже вызвать чье-то недовольство, но будучи и оставаясь честным перед своими обязательствами, обязанностями перед избирателями, перед аудиторией, с которой ты разговариваешь, действовать профессионально и честно.
Как понравиться? А надо быть человеком, приятным во всех отношениях: улыбаться, никого не критиковать, не дай Бог, никаких резкостей себе не позволять. Говорить елейнм голоском.

Кот Леопольд: "Ребята, давайте жить дружно! Не будем говорить о проблемах! Будем говорить о том, что нас соединяет! Вы знаете, я знаю ответы на все вопросы! И тут рядом сейчас будут звезды и в шоколаде, и не в шоколаде. Главное — дружить. Главное — чтобы все были довольны". Это одна модель.

А модель другая — когда мы на краю окопа, и когда я-то понимаю, что мы на краю окопа, а еще не все, кто в окоп вошли, это, может быть, профессионально осознают и понимают.

Есть у настоящего лидера-руководителя одна тяжкая нагрузка. Если он настоящий, он видит на два шага вперед, он за собой ведет. А те, кто идут, доверяя или повинуясь обстоятельствам иерархии, могут даже не понимать, почему туда лидер ведет, почему он эти слова говорит, которые, может быть, жесткие, может быть, неприятные, настроение портят. Это ж совсем другое, чем "Давайте жить дружно! Ну, зачем о плохом? Давайте поговорим о хорошем! Сколько у нас в стране замечательного!".

Тут важен вопрос о доверии. Почему лидеру верят? Потому, что никогда не обманывал? Но, как это ни парадоксально, для публичного политика этого мало! Верят, потому, что сильный, потому, что знает, потому, что даже риск на себя берет. Потому, что профессионален и не уходит от сложных вопросов и за них берется. Потому, что способен их решать. А если псевдолидер никогда не брался за такие вопросы. Вообще неизвестно чем 20 лет в своей жизни занимался, то он, правда, никого не обманывал и не разочаровывал. Чес-с-стный, спасу нет! Но при этом никто и звать никак, и ни за что никогда серьезное не брался. Псевдолидер. Скорее всего такие типажи играют на собственную карьеру.

*

ПОПУЛЯРНОСТЬ ЧЕРЕЗ ПОПУЛИЗМ?

Выбор, конечно, определяется еще и строем личности, характером, опытом жизни, профессией. Все-таки лидер, прежде всего, отвечает за то, чтобы быть впереди, видеть раньше, дальше и отвечать за судьбу людей, которые тебе доверили быть лидером. В таком контексте понравиться иногда трудно. Скорее наоборот. Понравиться можно, применяя специальные приемы, психологию общения, применяя специальные тексты, специальные программные продукты, специальную стилистику изложения. Понравиться можно, если быть популистом.

А что такое "популист"? "Популярный" — какая-то более или менее здоровая характеристика, когда ты известен, когда на тебя в большей степени есть позитивные эмоциональные проекции, когда ты нравишься. Это популярность.

А что такое "популистичность" и "популизм"? Это упрощенчество. Это подыгрывание и попытки понравиться путем ухода от серьезных вещей, вещей, которые ты обязан как избранная или претендующая на избрание кандидатура обнажать в честном разговоре со своими избирателями. Мы уже поговорили о том, что не всегда это может нравиться. Упрощать, уходить от сложностей, говорить о каких-то схемных, совершенно без деталей, формулах, играть на артистизме и на близких к обычной, рутинной человеческой жизни примерах, анекдотах, каких-то психологических разрядках, то есть уходить от профессиональной обязанности, ответственности, нагрузки к артистичности. "Популярный" — через упрощенный, облегченный, лишенный ответственной нагрузки инструментарий.

Согласитесь, и я с этим соглашаюсь, что это тоже достаточно профессиональный выбор — достигать той самой популярности, то есть голосов, даже доверия лидеру или избранному лицу. Но при этом серьезная нагрузка — за кулисами. А за этими кулисами чаще всего происходят вещи, о которых если бы знали избиратели и аудитория, они никогда бы этому человеку не доверили свою эмоцию популярности и доверия.

Популизм как свидетельство способности лидера упроститься до предела, отвлечься от своих профессиональных обязанностей и ответственности.

Популизм провоцирует лидера отвлечься от этих обязанностей и ответственности там, где идет настоящая работа, а не только публичные коммуникации, там, где идет выбор решения, его подготовка и проведение в жизнь. Вот нынешний пример — кресло, трон №1 и его сиделец тоже №1. Конечно, с ним работают целые бригады психологов, социологов. Они тщательно ощупывают настроения людей (что бы люди хотели услышать, что бы людям принесло позитивную, а не отрицательную эмоцию), и под это настраивается говорильная машина, под это настраиваются образы и тексты, подбираются разного рода цитаты из литературы и поговорки. Под конец Прямой линии обязателен "финальный аккорд" в виде какого-нибудь письма какой-нибудь благодарной бабушки (что-нибудь обязательно). Это все настроено на популярность через популизм. А теперь загляните за кулисы, где сиделец №1 решает проблемы народа и страны! Ведь уже хорошо понятно и известно, как он их там решает: сотня долларовых миллиардеров и 70 миллионов бедных и нищих в стране, страна идет в изоляцию, страна деградирует по всем показателям. А рейтинг, оказывается, социологи двора Ея Величества докладывают — аж целых 86%.

А если бы завтра были выборы, 2/3 проголосовали бы за сидельца № 1 (там 62%, что ли). Это попросту манипуляция массовым сознанием.

В упомянутой "развилке властителя", тем не менее, можно вести себя иначе. Отвечать всерьез по своим обязательствам и всерьез думать о судьбах, самочувствии, здоровье, счастье своего народа, большинства населения. Написав это я прямо физически вижу, как кто-то скалит зубы: "Да о чем же он там говорит? Наверное, он сейчас включил свои технологии быть популярным популистом". Представьте себе, что нет. Это тоже элементы профессионализма. Если ты действительно думаешь о народе и его счастье, то это ставит определенный барьер на возможностях инструментария популизма, с помощью которого становятся популярным.

*

НЕПРОСТАЯ КАРТИНА ЖИЗНИ. ТУТ НЕ ДО УЛЫБОК

Мне задают вопросы: "А Сулакшин вообще когда-нибудь улыбается?". А как вы думаете, почему? Почему такой вопрос возникает? Отвечаю вам совершенно искренне. Потому что все время напряжение в голове, все время решаются задачи. Задачи по большей части сейчас в нашей стране отражают ее негативное, болезненное, гнилостное, безысходное состояние. Тут до улыбок? Сосредоточение, верьте, не верьте, 24 часа в сутки, особенно интенсивно оно в районе 5–6 утра, когда идет выработка, наверное, самых творческих, иногда неожиданных, важных идей и решений.

На что это органично может настраивать? На улыбку? На веселость? На Кота Леопольда: "Давайте жить дружно! Не волнуйтесь, я вам сейчас все объясню!"? Или на мобилизацию, тревогу, понимание, что с твоей страной сейчас такой творится?

Конечно, вы правы, и я сейчас себя сам покритикую, что даже в этом случае свои настроения проявлять не всегда следует. Наоборот, будучи лидером, надо транслировать уверенность, энергетику людям, которые считают тебя лидером. Они должны в тебя верить, даже если у тебя внутри работает счетная машинка: "То ли туда, то ли сюда?", "Господи, хоть бы успеть решить!", "Да как же трудно найти решение!". Не показывать виду! Не забывать о том, что человек-то живой, и я тоже — живой человек. Есть пределы и физическим, и психологическим ресурсам и прочности. Вот такая непростая картина жизни.

*

ГЛАВНЫЙ ЗАКОН — БЫТЬ ЧЕСТНЫМ ПЕРЕД ИЗБИРАТЕЛЯМИ И ЧУВСТВОВАТЬ НА ПЛЕЧАХ ОБЯЗАННОСТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ТО, ЧТОБЫ СВОИ ОБЕЩАНИЯ СУМЕТЬ РЕАЛИЗОВАТЬ

Поскольку мы находимся в контексте намерений, начала подходов к избирательной кампании, то все эти вопросы встают перед нашей командой реально. Я очень хотел бы, чтобы те, кто прочитает, тоже задумались, кто, что и как сейчас нас заставляют делать выбор: какие выбрать лозунги, какие выбрать цвета, какой подобрать образ, какую надеть улыбку, какие интонации и стилистику выбрать, чтобы быть честным с людьми, а не популистом, чтобы стать популярным. Все-таки надо людей заряжать энергией оптимизма, энергией уверенности, энергией понимания, энергией доверия, энергией уверенности в победе.

Часто говорят, что политика — грязное дело. Это даже возводят в ранг некого закона политики. Вот уже 28 лет пытаюсь показать, что это не абсолютный закон. И хотя законы большой политики действительно существуют, действительно требуют уточнять понятие морали, нравственности, прагматизма, рационализма большой политики, ответственности, уничтожить эти качества все равно нельзя. Поэтому если политика и грязное дело в современном мире, то, мне кажется самым правильным — делать максимум возможного для того, чтобы делать ее иной. И если команда начинает исповедовать такой принцип, если хватает властного потенциала, то это можно энергично распространять и в политическом пространстве всей страны.

Как? Да очень просто. Например, введя в Уголовный кодекс принцип отягощающего обстоятельства при правонарушении в случае, если право нарушил государственный служащий, чиновник. И чем выше его ранг, тем более масштабным должно быть отягощающее обстоятельство. Вот такие решения мы не только разрабатываем, планируем, но и готовим. Они уже есть — проект нравственного государства, подходы к изменению уголовного законодательства. Мы вводим новое понятие в российском праве, новый вид ответственности. Существует дисциплинарная, административная, уголовная ответственность, а мы вводим еще и вид политической ответственности публичного должностного, избранного лица перед своими избирателями за свои предвыборные обещания, за исполнение наказов. Систему института наказов избирателей мы тоже будем легализовать и легитимизировать. Такой проект закона у нас есть.

Поэтому понятно, что в условиях встроенности в реальную мировую политическую среду, в реалии путинского наследия в нашей стране, в Авгиевых конюшнях сразу политику и политиков призвать и привести к нравственной политике не удастся. Но движение в этом направлении организуем точно. Оно становится возможным тогда, когда есть опыт (и я только малую толику это опыта раскрыл), есть теоретическое понимание законов (что от чего зависит на этом большом уровне политической деятельности), которые в том числе рождают неправедное, гнусное, гнилое в большой политике. Этот багаж необходим, чтобы во всех развилках остаться самим собой и не отводить свой взгляд от взгляда своих детей, своих соседей, близких, друзей, чтобы быть эффективным в прогрессе своей страны, а не в топтании на месте в узкоклановых интересах, и чтобы, наконец, выполнить свои обязательства ("обещания" — слово правильное, но не очень строгое), которые ты, когда идешь на выборы, берешь перед своими избирателями. И хотя сейчас еще нет нашего закона о предвыборных обещаниях, о предвыборной программе, у меня внутри-то есть эти императивы, эти законы. Я же их сам придумал, изобрел, положил на бумагу в виде соответствующих проектов, которые если власть обретем, будем реализовывать в жизни. Внутри они есть, они живут. Эта попытка все равно будет продолжаться.

Поэтому нет обреченности в формуле "Политика — грязное дело. Медные трубы обязательно сивку-бурку укатают. Верить никому нельзя. Прагматизм, рационализм все равно втянут, переработают и подстригут тебя под общую гребенку и общие стандарты". Вовсе нет. 28 лет занимаюсь и практической политикой, и теорией, и проектированием государственного управления. Дал Бог, избежал соблазнов продать душу за печеньки (сколько таких искушений было!). И жалеть мне не о чем в моей большой политической жизни, практике и опыте.

Есть главный закон, который я применяю в этом выборе: "быть популистом, чтобы быть популярным, что очень выгодно на выборах (голоса же надо собирать!)". Но еще и быть честным перед избирателями и действительно чувствовать на плечах обязанность и ответственность за то, чтобы свои обещания суметь реализовать. И при этом я профессионально понимаю, что есть внутренние противоречия, есть требования к профессиональности политика. Вот такой баланс, такую гармонию всегда в себе искал каждую минуту своего политического опыта и биографии.

Ищу и сейчас, потому что мне, друзья и доброжелатели, сейчас все больше и больше людей электронят, звонят, приходят в Skype и говорят: "Степан Степанович! Ну, что же вы? Ну, вы хоть пообещайте что-нибудь! Ну, вы улыбнитесь! Ну, вы там выучите какие-нибудь анекдоты! Вы там песнь спойте, на пианино сыграйте!". Искренние советы. Я их понимаю. Я благодарен за них, потому что нам действительно надо побеждать. Но говорю раз и навсегда и никогда этому не изменю: "При этом профессиональный потенциал, обосновать внутри самого себя себе самому твое право обещать, брать обязательства перед людьми с тем, чтобы потом их выполнить — это никуда у меня не денется".

*

РАБОТАТЬ НАД СОБОЙ БУДУ, ЧТОБЫ БЫТЬ БОЛЕЕ ПОНЯТНЫМ, БЛИЗКИМ ДЛЯ МНОГИХ И ДЛЯ БОЛЬШИНСТВА ЛЮДЕЙ

Вот и посудите, люди добрые! Чтобы быть популярным, надо быть популистом? Ну, да, надо быть, но не только популистом и не столько популистом, сколько человеком органичным еще и с другими, жесточайшими требованиями к тебе как публичному политику и будущему руководителю государства.

Людей-то могут пугать жесткость, определенность, императивность, требовательность. Это все у меня в какой-то степени есть. Те, кто меня знают, ругают за то. Иногда, условно говоря, какую-нибудь полунеприличную народную байку расскажешь, ругают: "Ну, что же вы? Ну, как же вы, Степан Степанович? Ну, надо же быть популистом, чтобы люди воспринимали тебя как своего!". Закрутишь с другой стороны: "Вы знаете, уважаемые друзья! Вот я свои обязательства делаю на строгой научной базе. И вы смотрите, надо бы обсудить самодостаточность сущности для максимизации ее бытийной способности. Ведь только на этом основании можно в условиях ограниченного ресурса и времени решить многомерную оптимизационную задачу по максимизации всеобщего блага как агрегированной функции цели в целевом пространстве конфликтующих, противоречивых интересов, гетерогенного российского общества. При этом многомерность пространства — это тоже функция оптимизации. Ну, как минимум несколько десятков мерных квантифицированных показателей нужно знать, как выбрать в этом пространстве". Я специально тут загнул, чтобы было понятно, что такое прямая альтернатива популизму. Но текст совершенно содержательный, не фуфловый.

И вот так я выйду на избирательную трибуну и расскажу вам как я квантифицированные показатели в количестве 72 штук выбирал методами компарации, методом моделирования, в дефинитных моделях, в моделях типа "черного ящика", с использованием коллективного разума, распределенной экспертной оценки. Засохли? Конечно! А всего три минуты. А ведь это все внутри работает и на тех совещаниях, которыми я руковожу, по разработке проектов решений для того, чтобы людей счастливыми сделать, чтобы наше государство стало справедливым. Это профессиональное. Оно людям надо? Конечно, иначе лидер болтун и фигляр, кот Леопольд. Иначе такой лидер ничего не сможет предлагать, решать и делать. Только роль играть и бумажки читать. Но мне говорят: "Будьте приятными во всех отношениях. Ну, вы ж написали две книжечки. Ну, и там Михаил Михайлович написал две книжечки. Что вы тут себя выставляете, выскочка Степан Степанович?!".

Очень сложен, друзья, этот внутренний и окружающий тебя мир, когда ты входишь в такого рода задачи. Могу ли я просить и ожидать понимания? Нет. Потому что больше просьб, ожиданий и требований идут как раз навстречу: "Да ты должен быть вот таким. Ты не должен быть сяким. Ты давай улыбайся! Давай байки рассказывай!".

Быть популистом, чтобы быть популярным, чтобы избраться. И что? Чтобы в кресле сидеть до следующего срока. А там опять включается кнопка "быть популистом, чтобы стать популярным, чтобы избраться на очередной срок", а потом меняется очередность, кому за Клинским пивом сбегать, и еще два срока, а потом поменять Конституцию. Это ли настоящая ответственность?

У меня родился лозунг. Я человек законопослушный, у нас Президент — Путин, поэтому лозунг такой: "Дадим Президенту Путину пожизненный срок!". Ну, чего? Улыбнулись? Не знаю. Конечно, есть место и шутке и разрядке. Но за всем этим, по крайней мере, для меня, для нашей команды, для наших планов, для нашего проекта, в котором "самодостаточность сущности для максимизации ее бытийной способности" в базе, а на практике это десятки, сотни решений, которые с алгоритмической связью и ответственностью направлены, чтобы людей сделать счастливыми.

Поэтому вряд ли мне удастся освободиться от этого своего жизненного человеческого профессионального императива и стать абсолютно эффективным с точки зрения популизма и популярности на этой базе. Но учиться буду. Работать над собой тоже буду, чтобы быть, наверное, более понятным, близким для многих и для большинства людей. Ведь белая ворона, как правило, в стае отпугивает других ворон. Какой-то элемент послушания, нагрузки, приговоренности быть белой вороной в нынешней ситуации нашей России неизбежен. Ну, таков крест, который и сейчас несу, и придется нести в будущем.

*

НУЖНА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

При всем при этом, друзья, я был бы очень вам благодарен за обратные связи, за ваши ощущения и эмоции в этой коммуникации, в этих рассказах. Представьте себе, что по плану, который я в нашей предвыборной платформе зафиксировал, будущий Президент страны по фамилии Сулакшин, если таковой будет, будет не реже раза в две недели выходить с обращением к народу, и структура этого обращения будет такой: "Граждане России! Избиратели, которые меня поддержали! За прошедшие две недели мы решали следующие задачи… Получилось следующее… Не получилось следующее… Рабочих мест мы сумели создать в стране общими усилиями столько-то десятков тысяч. Нам удалось отбить атаки, о некоторых я даже сказать вам не могу, но поверьте, что национальная безопасность страны по индексу национальной безопасности сделала небольшой шажок в 0,1 этого индекса".

Это серьезно? Конечно, серьезно. Но этот разговор будет с людьми, с народом. Не с микронаушником на прямых линиях, как сейчас эти спектакли поставлены. Не встречах с народом, когда народ — это переодетые сотрудники, которые имитируют народ, а потом на встречах с рыбаками те же лица, переодетые в рыбаков уху вместе с руководителем страны кушают. Нет. Это будет иначе. Будет серьезно.

Но я еще раз повторяю, был бы благодарен за рекомендации, ощущения и эмоции. Коммуникация с людьми необходима и очень важна. И чем она более органична и естественна, честна внутренне и правдива с точки зрения содержания, тем лучше. Чем она менее манипулятивна, тем лучше. Но на языке многофакторной поверхности успешности и задач оптимизации она не получится. Так я буду себя держать на совещании в Президиуме Академии наук или на Совете генеральных конструктов страны, который мы создадим. Разговор будет профессиональным с понимаем друг друга, где там какой интеграл, какие допуски и еще чего.

Фуфла на свой рабочий стол не пропущу. Если кто-нибудь посмеет фуфло мне принести, хоть социологическое, гуманитарное, социальное, демографическое, экономическое, финансовое, хоть из области ядерных вооружений, строительства, модульного строительства подводных лодок или нового двигателя с управляемым вектором тяги, я и здесь поговорю профессионально, но это будет в профессиональных кругах.

Популизм и популярность — это, конечно, с широкой народной массой. Народ меня уже окрестил Степанычем. Я благодарен за это, потому что и, правда, я — Степаныч. И Степаныч знает точно, и Степаныч не обманет — это тоже точно. И какие мне только глупости не привязывают!

Отвечу на один вопрос: "Вы, как в Википедии написано, в сентябре—октябре 1993 года решительно поддержали расстрел Съезда народных депутатов и Верховного совета. Правдива ли эта информация?". Да вранье — эта информация. Еще много вранья и грязи будет на мою голову. Ничего. Выдержим. Выдержим вместе.

Видите, потянули только за одну ниточку — популярность и популизм — а ткань-то страны, государства, общества, народа, человеческой жизни, вопрос о счастье, вопрос об управлении всем этим колоссальным комплексом едина! За одну ниточку тянешь, а вся ткань начинает подтягиваться. Называется это принципом комплексированного государственного управления. Или иначе: "Отвечаешь за все. Отвечаешь перед всеми. Отвечаешь за всех и каждого". Это популизм? Ну, в каком-то смысле да. Но он соединен с пониманием, как это все взаимоувязано с серьезным профессиональным уровнем.

Поэтому трудность, когда ты работаешь со страной, народом, — в том, что там есть академики, генеральные конструкторы, генералы, преподаватели и профессора, и есть обычные люди, которые живут своей жизнью, и им все эти словари, в общем, по жизни не нужны. Но все люди — это наши люди, которым ты обязуешься служить.

Как найти этот разговор, чтобы быть не всем приятным во всех отношениях, а чтобы быть понятным, чтобы вызывать доверие? Вы знаете, я в жизни получал несколько ситуаций, за которые невероятно благодарен. Был у меня такой блог, а наверху фотография — вырезанные глаза. И в чате, в комментариях кто-то пишет: "Ну, бла-бла-бла. Опять очередной обещальщик! Сколько их у своих этих кураторов-психологов наблатыкались слова правильные писать, говорить, даже улыбки корчить!". А ему кто-то отвечает: "Да ты посмотри на эти глаза! Разве они могут обманывать?".

Найти эту меру жизни, которую отдаешь другим (иначе я государственное служение для себя не представляю), чтобы быть и понятным, и заряжать позитивной эмоцией, чтобы нравится и женщинам, и людям старшего возраста, и нашему следующему поколению с их баттлами и прочими делишками. Это очень сложная тема, за которую мы сегодня взялись.

Буду благодарен за ваши советы, коррективы, обратную связь и помощь в этом отношении. Не для того чтобы обмануть народ, а для того чтобы быть к нему ближе, понятнее, сохраняя всю ту серьезную часть, которая есть. Она никуда не денется при любых обстоятельствах.

Чтобы быть популярным, надо ли быть популистом? А зачем быть популярным? Избираться. А зачем избираться? А избираться, чтобы служить себе и своим друзьям или своему народу и своей стране? Вот так разворачивается веер любого вопроса в контексте ответственности за страну.

***

***

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...