< Январь 2022 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Подписка rss
Поиск Поиск
"Афганский" сценарий для Мали

21 января 2013 года
Закладки

11 января Франция ввела свои войска в Мали. Таким образом Париж отреагировал на просьбу малийских властей, которые пытаются не допустить продвижения на юг исламистов, захвативших северную часть страны. ВВС Франции наносят удары по районам, занятым повстанцами, которых считают "филиалом" "Аль-Каиды" в Западной Африке. По последним данным, в Мали уже действует не только авиация, но и сухопутные подразделения, причем как французские, так и германские. Ожидается, что международные силы под эгидой ООН будут развернуты в стране к августу 2013 года в соответствии с резолюцией Совбеза, принятой еще в декабре 2012 года. Однако Париж не намерен сокращать свое участие в операции, передавая инициативу международному контингенту. Напротив, Франция намерена увеличить количество военнослужащих в регионе до 2,5 тысячи человек. Об этом сообщает Франс Пресс, ссылаясь на источники в Министерстве обороны страны. На сегодня в Мали находятся порядка 750 французских военнослужащих.

Действия Парижа, который начал военную кампанию по просьбе правительства Мали, встретили понимание у остальных 14 членов Совбеза. Соответствующее заявление было сделано в ходе заседания СБ ООН в минувший понедельник. О соответствии операции международному праву заявила Россия в лице своего полпреда при ООН Виталия Чуркина. С аналогичным заявлением выступил представитель МИД России Геннадий Гатилов. По его словам, в Москве рассчитывают, что операция носит временный характер. Дипломат также обратил внимание, что сама операция осуществляется по просьбе официальных властей Мали. Вместе с тем Москва напоминает, что военный способ решения внутрималийского конфликта должен сопровождаться запуском диалога центральных властей с сепаратистами, немедленными шагами по возвращению политической жизни страны в конституционное русло. Это единственный эффективный путь к долгосрочной стабилизации положения в Мали, восстановлению ее территориальной целостности, говорится в сообщении МИД России.

Париж уже рапортует о первых успехах своих военных – в частности, по словам очевидцев, под натиском бомбардировок французских ВВС исламисты покинулиключевые города Гао и Тимбукту на севере Мали, – однако рассчитывает на скорейшую помощь со стороны армий стран Африканского союза. Отбить у радикалов удерживаемые две трети Мали этому немногочисленному контингенту не по силам, а вооруженные силы самого Мали находятся в плачевном состоянии и не смогут противостоять джихадистам без иностранной помощи. Предполагается, что в скором времени инициативу возьмут на себя члены Экономического сообщества стран Западной Африки (ЭКОВАС) – 15 государств региона, многие из которых сами сталкивались с исламским терроризмом и не заинтересованы в том, чтобы на севере Мали сохранялся его рассадник. В общей сложности контингент ЭКОВАС составит около 3,3 тыс. военнослужащих. Правда, по-настоящему боеспособные части может выставить лишь Нигерия, чья квота составляет 600 человек. Кроме того, для арабов-кочевников пустыня – естественная среда обитания, тогда как чернокожие жители саванн, из которых состоят армии почти всех государств ЭКОВАС, практически не имеют опыта боевых действий в песках Сахары.

По свидетельству французских военных экспертов, противостоящие миротворческому контингенту и правительственной армии Мали повстанцы на севере страны серьезно вооружены и хорошо подготовлены.

В их распоряжении – самые современные виды оружия, в том числе системы ПВО. По мнению французов, все это местные боевики награбили на армейских складах в Ливии.Кроме того, по версии газеты "New York Times", многие из нынешних повстанцев были обучены военными инструкторами из США для защиты властей Мали от террористов, а позже перешли на сторону восставших. В этой ситуации Париж рассчитывает на помощь в операции своих западных союзников. Но они пока ограничиваются логистической поддержкой, как Германия и Великобритания, или моральной, как США. "Мы не станем напрямую поддерживать малийские вооруженные силы, пока там не восстановлена демократия, что должно выразиться в проведении выборов", – заявила официальный представитель Госдепартамента США Виктория Нуланд в ответ на вопрос об участии США в африканской кампании, начатой Парижем.

Напомним, что дестабилизация обстановки в Мали была спровоцирована крахом режима Муаммара Каддафи в Ливии, вызвавшим массовую миграцию племен: ставшие в одночасье ненужными в Ливии тысячи туарегов, поддерживавших Каддафи, хлынули из Северной Африки в глубь материка. Этот воинственный кочевой народ считает северо-восточную часть Мали, юго-восток Алжира, северо-запад Нигера, север Буркина-Фасо и юго-запад Ливии своей родиной.Воины-туареги считаются одними из лучших наемников, к тому же отличающихся беспощадностью. Уходя из Ливии с боями, через Алжир и Нигер и далее в Мали, туареги нарушили хрупкий межплеменной баланс в этой африканской стране. После военного переворота в Мали в марте 2012 года национально-освободительное движение туарегов "Национальное движение за освобождение Азавада" (НДОА) смогло захватить город Тимбукту и провозгласило независимое государство Азавад. Однако вскоре в Азаваде началось военное противостояние между недавними союзниками – туарегами и исламистами.

В середине июля исламисты заявили, что выбили отряды туарегов с их позиций в районе города Гао и тем самым взяли под свой контроль север Мали. На захваченных территориях было объявлено исламское государство, сюда потянулись многочисленные сторонники "Аль-Каиды" с Ближнего Востока, из Сомали, Судана и Нигерии. Затем исламисты повели наступление на юг, на столицу страны Бамако. Кровопролитная междоусобица, охватившая север страны, заставила около 400 тысяч малийцев покинуть места своего проживания. Сегодня две прежде враждовавшие группировки туарегов – умеренное движение НДОА и более радикальные "Защитники Ислама" (Ansad Dine) – заявляют о готовности прекратить взаимную вражду и поддержать операцию миротворческих сил. В то же время НДОА высказывается против вступления малийской армии на территорию новопровозглашенного государства "без заключения предварительного соглашения", о чем заявил его лидер Муса аг Асарид. По мнению экспертов, ситуацию в стране удастся стабилизировать лишь в случае, если самопровозглашенное государство Азавад на севере Мали, за контроль над которым сегодня ведут борьбу связанные с "Аль-Каидой" группировки, будет ликвидировано.

Непримиримую позицию занимают две группировки, контролирующие значительную часть территории на севере страны, – "Объединенное Движение за Джихад в Западной Африке"(MUJAO) и "Аль-Каида в исламском Магрибе" (AKMI). Экстремистов не особенно пугают предстоящие коллективные военные операции против них, в ответ на действия международного сообщества они сгущают атмосферу страха и насилия под флагом законов шариата, а также грозят уничтожить охраняемые ЮНЕСКО памятники истории и культуры – мавзолеи и гробницы, расположенные в городе Тимбукту. Цели Парижа частично прояснил глава МИДа Лоран Фабиус.

Официально Франция озвучивает версию, согласно которой мотивом для вмешательства явилась безопасность проживающих в Мали, ее бывшей колонии, французских граждан, которых насчитывается до 6000 человек. В самом деле, к началу января обстановка в стране резко обострилась, и угроза погружения в хаос уже всей территории Мали (а не только мятежного севера, около года находящегося под контролем радикалов) оказалась более чем реальна. Действуя на опережение, правительство Франции исходило из неспособности мирового сообщества разрешить возникший кризис иными, дипломатическими мерами: несколько резолюций Совбеза ООН, принимаеых начиная с весны минувшего года, не способствовали нормализации ситуации в стране.

Впрочем, в случае перехода военной операции на севере Мали в затяжную фазу под угрозой может оказаться безопасность жителей самой Франции. Руководство связанной с "Аль-Каидой" группировки "Движение за единство и джихад в Западной Африке" пообещало "нанести удар в самое сердце Франции". Представитель движения Абу Дардар заявил: Париж дорого заплатит за то, что "объявил войну исламу".В связи с этим власти Франции уже повысили уровень террористической опасности до предпоследнего, красного.

Любопытно между тем, что именно при президенте-социалисте Франсуа Олланде Париж вновь (после прошлогодней авантюры в Ливии) втягивается в военный конфликт, который может стать для французских солдат самой крупной самостоятельной боевой операцией за последние годы: социалистов и вообще левых, за исключением совсем радикальных, принято ассоциировать если не с пацифизмом, то по крайней мере с большей приверженностью мирным решениям.

Весьма символична также отстраненная позиция, которую в данной ситуации вновь занял Вашингтон.

Напомним, что уже во время гражданской войны в Ливии в 2011 году США по ряду причин "ушли в тень", предоставив наиболее активно участвовать в операции по поддержке повстанцев своим европейским союзникам по НАТО. Именно на ВВС Франции пришлась наибольшая доля – более трети – ударов по объектам на территории, контролировавшейся войсками Муаммара Каддафи. Эти обстоятельства, по мнению экспертов, свидетельствуют, что активизация силовых инструментов внешней политики Франции не является лишь спонтанной и вынужденной реакцией на непредвиденное развитие ситуации, но отражает некоторую значимую тенденцию в эволюции европейского внешнеполитического курса. Еще в начале минувшего десятилетия общим местом политической аналитики было утверждение, что США в значительно большей мере рассчитывают на силовой фактор в своей внешней политике, в то время как Европа, по крайней мере за последние четверть века, делала акцент на развитие политической культуры компромисса и примирения, в том числе и в вопросах внешней политики.

История и статистика последних десятилетий вроде бы подтверждали эту версию. Уже в 90-е, когда пожар возник у самого порога ЕС, в бывшей Югославии, европейские лидеры в своих попытках разрешить трагическую ситуацию на Балканах явно плелись в хвосте у США. Соглашения, прекратившие боснийскую войну, были заключены в 1995 году в Дейтоне, штат Огайо, а в операции НАТО в Косове (1999) львиная доля военных усилий пришлась опять-таки на Соединенные Штаты. Конечно, можно вспомнить операцию британских войск в Сьерра-Леоне (2000), а также дипломатические и военные усилия Франции во время гражданской войны в Кот-д’Ивуаре (2011), однако столь решительного и недвусмысленного вмешательства бывшей метрополии в дела былой колонии, как сейчас в Мали, не наблюдалось давно.

Европейские страны в последние годы стабильно удерживали расходы на оборону на весьма низком уровне: в Великобритании, по данным за 2011 год, они составляли 2,6% ВВП, во Франции – 2,2, в Германии – и вовсе 1,3% и при этом постоянно снижались. Для сравнения: США в том же году потратили на оборонные нужды 4,7% ВВП, Россия – 3,9%. Неудивительно, что на саммитах НАТО в последние лет десять традиционной стала одна и та же картина: недовольный министр обороны США горько упрекает европейских союзников в нежелании платить за общую безопасность и активно участвовать в возглавляемых США операциях в разных уголках мира.

И вот ситуация, кажется, начала меняться. Нет, конечно, ни Франция, ни (в меньшей степени) Великобритания никогда окончательно не упускали из внимания ситуацию в своих бывших колониях, тем не менее нынешнее положение в окрестностях Европы заставляет страны Старого света стихийно и без особой предварительной подготовки втягиваться в военные авантюры, защищая собственную безопасность на дальних подступах к европейским границам – вроде Мали. Постколониальные военные экспедиции, подобные той, что развернула нынче в Мали Франция, наверное, способны решить на какое-то время ту или иную конкретную проблему, прекратить гражданскую войну или помочь режиму, который представляется европейцам более надежным и безопасным, чем его противники. Но всерьез и надолго такие операции не решат ничего, ведь они не могут избавить так называемый третий мир от проблем, результатом которых и являются политическая нестабильность и религиозный фанатизм.

Оценивая перспективы военного решения проблем сегодняшнего Мали, следует понимать, что эта страна представляет собой лишь небольшой фрагмент обширного пояса нестабильности,

протянувшегося от атлантического побережья Западной Африки до Красного моря на востоке континента: так называемый Сахель – регион саванны, разделяющий Сахару и южные более плодородные земли. В силу уникального сочетания природно-климатических и политико-экономических факторов этот обширный пояс представляет собой прекрасный плацдарм для исламистских террористических группировок в плане создания баз, захвата территорий и установления своих порядков. Существование и деятельность этих исламистских группировок на территории Мали провоцируют дестабилизацию в таких странах, как Нигер (где проживают 700 тысяч туарегов), Мавритания (где сейчас скрываются до 60 тысяч малийцев, бежавших от террора), в южных областях Алжира, в Буркина-Фасо. Если экстремистам удастся закрепиться в Мали, затем захватить влияние во всем Сахеле, то Африка окажется в буквальном смысле разделена террористическим поясом, который будет только разрастаться.

Но хуже всего, что властям стран региона просто нечего противопоставить радикалам. Миллионы людей живут в нищете, возмущены показной роскошью местных коррумпированных элит, живущих за счет доходов от сырьевого экспорта. "Аль-Каида" же обещает исламские порядок и справедливость и винит во всем погрязшую в пороке и алчности западную цивилизацию. Проблема заключается в том, что деятельность "Аль-Каиды" пользуется большой поддержкой широких масс в мусульманских странах и отражает желания и ожидания простых людей.

Сказанное выше настраивает многих экспертов на неизбежные аналогии с афганским сценарием. Стоит западным вооруженным силам при поддержке туарегов или без них начать активные боевые действия, как в ответ они получат партизанскую войну, и не только в пустыне. А такую войну, как известно, выиграть невозможно. Мали имеет все шансы стать "африканским Афганистаном". В общем, очередной "долгоиграющий", изматывающий конфликт, только теперь в Африке, похоже, неизбежен.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...