< Июнь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
Подписка rss
Поиск Поиск
"Смена вех" в Кремле?

24 января 2013 года
Закладки

Тема подготовки к новой волне кризиса и выполнения предвыборных обещаний Владимира Путина остается центральной в Кремле, и президент собирается подтолкнуть правительство к более решительным шагам в этом направлении. Широкий резонанс в экспертных кругах получило сообщение, что Путин, обеспокоенный неустойчивой экономической ситуацией в стране, поручил президенту РАН Юрию Осипову подготовить доклад "О комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности". Данное поручение стало результатом недавнего совещания в Кремле по экономическим вопросам, в ходе которого глава государства выразил сильную озабоченность замедлением темпов экономического роста в стране в прошедшем году. В администрации президента работу координирует советник президента, академик РАН экономист Сергей Глазьев, а рабочую группу возглавил вице-президент РАН и член совета директоров "Роснефти" Александр Некипелов. Доклад планируется представить в марте: сначала – на президиум РАН, а потом – президенту.

Тем временем Сергей Глазьев, предвосхищая будущий доклад, подготовил записку для главы государства. Ее копия попала в СМИ: публикация в газете "Ведомости" оказалась источником цитат для большинства СМИ, высказавшихся по данному информационному поводу. Публикацию расценили как публичное обращение Глазьева к президенту. Советник президента предсказывает в ближайшие два года новую волну спада, вызванную снижением спроса на сырьевые товары и резким падением цен на нефть. Однако нынешняя политика правительства и Центробанка для этого не годится, считает автор записки. В рамках нынешней финансово-экономической модели воспроизводятся "зависимость финансового рынка от иностранных инвесторов, недостаток внутренних источников долгосрочного кредита, маломощность и неконкурентоспособность банковского сектора", что в свою очередь закрепляет "сырьевую ориентацию экономики и упадок внутренней обрабатывающей промышленности", объясняет президенту Глазьев.

Но и это еще не все неприятности, которые нас ожидают. Страна уже попала в кольцо новых угроз, предупреждает экономический советник. "В условиях наращивания эмиссии мировых валют возникает угроза поглощения российских активов иностранным капиталом… с целью последующего принуждения к политическому подчинению", говорится в тексте. Такую политику Глазьев называет "легализованной агрессией" и предвидит, что в условиях кризиса она перерастет в финансовую войну за обладание реальными ресурсами. Россия эту войну проиграет, прогнозирует он, если не произойдет смены парадигмы экономической политики в стране. Тем не менее поставленные президентом цели достижимы даже в условиях глобальной нестабильности, более того: именно на новой длинной волне экономического спада, во время смены технологических укладов открывается окно возможностей, можно совершить рывок.

Если Путин прислушается к ученым, то ВВП будет ежегодно увеличиваться на 8%, промпроизводство – на 10%, инвестиции в основной капитал – на 15%, расходы на НИОКР – на 20%, говорится в записке.

Но для этого нужно сильно (до 35-40%) повысить норму накопления, нарастить инновационную активность и финансирование НИОКР (до 4% ВВП) и повысить эффективность расходуемых средств. Мобилизацию средств может обеспечить только государство, резюмирует Глазьев. И предлагает политику "опережающего развития": необходимо отразить в законе "О стратегическом планировании" роль президента, кардинально изменить денежно-кредитную политику на основе развития внутренних источников денежного предложения, создать бюджет развития для инвестирования накапливаемых в резервном фонде и ФНБ денег, расширить российское экономическое пространство за счет евразийской интеграции. И, конечно, требуются срочные меры для нейтрализации угроз национальной экономической безопасности: "Логика воспроизводства сложившейся глобальной финансово-политической системы влечет дальнейшую эскалацию военно-политической напряженности вплоть до развязывания большой войны". Во избежание ее России надо взять на себя лидерство в переустройстве мировой системы валютно-финансовых и политико-экономических отношений, советует Глазьев, тем более что для этого есть хороший шанс: РФ председательствует в G20.

На предложения Глазьева оперативно, хотя и весьма лаконично отреагировал глава Роснано Анатолий Чубайс, написав в своем ЖЖ, что человек, утверждающий, будто США и Европа эмитируют деньги для захвата российских активов по дешевке, не может считаться экономистом. Так коротко и обидно он охарактеризовал бывшего коллегу: когда Чубайс работал вице-премьером по экономической и финансовой политике, Глазьев трудился министром внешних экономических связей. "Это какое-то недоразумение. Вы же пошутили?" – цитируют "Ведомости" высокопоставленного федерального чиновника, пожелавшего остаться неизвестным. – "Правительство работает над экономическими мерами и программой своих действий, но, конечно, не так экстремально".

С другой стороны, в поддержку идей, содержащихся в "меморандуме Глазьева", высказались экономисты, стоявшие у истоков "экономического чуда", которое последовало за дефолтом 98-го года и приходом в Белый дом кабинета Примакова. Так, руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин утверждает, что феномен "экономической агрессии", упоминаемой в тексте, описан тысячекратно, а в кризис 1997-1999 годов стал азбучной истиной. Что касается критиков Глазьева, то их позиция обусловлена тем, что для либералов истина неприемлема, если противоречит интересам их духовных (а иногда и не только) хозяев – глобального бизнеса и контролируемого ими Запада, полагает экономист.

Между тем, за конкретикой предложений Глазьева остались не замеченными некоторые интересные моменты. Во-первых, едва ли не впервые экономическую программу для руководства страны будет писать не ВШЭ или ИЭПП (Институт Гайдара), а РАН, что лишний раз демонстрирует наличие глубоких идеологических разногласий в высшем руководстве. Еще и работу по координации этой деятельности президент поручил не статусным "сислибам", которыми АП укомплектована чуть меньше чем полностью (одна Набиуллина чего стоит), а Сергею Глазьеву, который в "рукопожатных" либеральных кругах иначе как "предателем" не именуется. Общее впечатление лишь усиливает тот факт, что рабочую группу возглавил член совета директоров "Роснефти" Александр Некипелов, который к либеральному мейнстриму никогда отношения не имел, зато к Игорю Сечину имел самое непосредственное.

Убедительности такой версии придает и суровый, чуть ли не полувоенный тон изданий, сообщивших о новости, – от прежнего презрительно-насмешливого отношения ко всяким "экономическим ортодоксам" не осталось и следа. Одни заголовки чего стоят:  "Глазьев укажет курс стране" ("Ведомости");  "Глазьев разработает план развития России в условиях кризиса" ("Взгляд"); "РАН и Глазьев учат Путина, как спасти мир от кризиса" ("Аргументы.ру"); "РАН подготовит Россию к "финансовой войне"" (Forbes.ru); "Глазьев дал президенту советы. Чубайс переполошился" (КМ.ру). К слову, сам Сергей Глазьев не так давно жестко раскритиковал детище ВШЭ и ИЭПП – "Стратегию-2020", назвав ее очередной "гайдаровщиной, которую нам навязывали уже раз пять". Собственно, по мнению экспертов, имеется лишь два существенных следствия от написания этого титанического труда: первое – заметное увеличение госфинансирования тех организаций, в которых трудятся разработчики этой программы, второе – это дождь государственных наград, который пролился на околокремлевских "сислибов", причастных к ее написанию.

Во-вторых, "меморандум Глазьева" можно и нужно рассматривать в контексте состоявшихся несколькими днями ранее Гайдаровских чтений, самым знаковым событием которых, пожалуй, стало короткое выступление Дмитрия Медведева, решительно солидаризовавшегося с неолиберальными рецептами сегодняшних последователей "великого реформатора". На демонстративную солидарность с Гайдаром Медведев и его единомышленники получили своеобразный "мессидж" из администрации президента, от одного из самых жестких критиков гайдаровского наследия. Собственно говоря, весь смысл "дискуссии" упирается в перспективу "приватизации 2.0". Так, в своем выступлении на Гайдаровских чтениях премьер призвал к скорейшему выполнению планов приватизации. Причем он отметил, что вечно дожидаться удачной рыночной конъюнктуры не стоит, а продавать нужно побыстрее, в полном соответствии с заветами Е.Гайдара.

Если Медведев и Ко – за скорейшую повторную при(х)ватизацию, то Глазьев и Ко здесь стоят на противоположных позициях. И вполне вероятно, что авторы "меморандума Глазьева" озвучивают не только свое личное мнение.

Элемент соперничества присутствует также в оценках экономического роста. Глазьев обещает обеспечить прирост ВВП на 8%, в то время как Медведев в своей речи, обращенной к верным гайдаровцам, обозначил планку в 5% (при этом даже такую оценку участники "чтений" расценили как нереалистичную, склоняясь к цифре 3,6%). То, что В.Путин решил обратиться к нелиберальным рецептам выхода из кризиса, – факт отрадный, но вместе с тем и тревожный. Это говорит о том, что в администрации президента всерьез обеспокоены текущей ситуацией и графиком выполнения обещаний Владимира Владимировича. Возможно, обращение в РАН является всего лишь способом простимулировать работоспособность правительства, но хотелось бы верить, что это лишь побочная цель. Впрочем, жизненный опыт подсказывает, что демонстрируемый некоторыми наблюдателями  энтузиазм по поводу ожидаемой "смены вех" в Кремле, связанной с отказом от неолиберальной парадигмы финансово-экономического курса, свидетельством чего якобы является меморандум Глазьева, может в очередной раз оказаться преждевременным. 

В самом деле, если не принимать в расчет ни к чему не обязывающее президента поручение "академикам" как таковое, – есть ли еще какие-либо весомые признаки "смены вех" в Кремле? Может быть, президент распустил нынешнее вульгарно-либеральное правительство и предложил кому-то из национально ориентированных сил возглавить правительство новое? Или хотя бы для начала в своей собственной администрации разогнал ценных советчиков из бывших министров своего правительства и поставил на их место кого-то из числа хотя бы не настолько себя дискредитировавших? Или наложил вето на какой-либо из только что принятых законов, закрепивших и институциализировавших дальнейшее разрушение национальной экономики и демонтаж социального государства? К сожалению, ничего подобного не заметно. Так, а что же тогда произошло, откуда такой приступ оптимизма? 

Абстрагируясь от риторики политического руководства страны (значимость которой, впрочем, также не следует недооценивать), эксперты отмечают, что на деле, на уровне принимаемых политико-управленческих решений всякая альтернатива вульгарно-либеральному курсу на дальнейшую деградацию страны абсолютно проигнорирована:

  • — страна втянута в ВТО, чем существенно ограничен ее суверенитет в выборе дальнейшей экономической политики. При том что тот же академик Глазьев, будучи секретарем Таможенного союза, неоднократно говорил, что вступать в ВТО можно только вместе – на согласованных с Белоруссией и Казахстаном условиях;
  • — юридически закреплено изъятие необходимых для инвестиций в опережающее развитие средств в пользу поддержки американской экономики на уровне не менее 7% ВВП ("бюджетное правило");
  • — приняты законы, ведущие к коммерциализации и тем самым к неминуемой дальнейшей деградации всей социальной сферы, включая образование и здравоохранение; 
  • — принята концепция пенсионной реформы, фактически скрыто, но все же повышающая пенсионный возраст – просто не через формальную возрастную границу, но через требования к трудовому стажу, необходимому для полных выплат; 
  • — наконец, принят закон о бюджете на текущий год, в котором закреплены все реальные (в отличие от красиво декларировавшихся) приоритеты власти, а также "Основные направления кредитно-денежной политики на 2013–2015 гг.", продолжающие прежнюю политику удушения национальной экономики и тем самым предоставления возможности "нашим зарубежным партнерам" скупить у нас все, что они только пожелают, буквально за бесценок. А после всего сделанного почему бы и не послушать этих забавных академиков, которым что-то все не нравится?

Таким образом, на деле все решения, принятые буквально летом-осенью минувшего года, в точности противоположны тому, что предлагалось Глазьевым и его командой в последние годы: деофшоризации экономики и мерам тарифного регулирования (прямо противоречащих требованиям ВТО), фиксированному проценту от ВВП на образование и здравоохранение (окончательно исключенному из требований законодательства) и прогрессивной шкале подоходного налогообложения (весь "вред" которой для простых трудящихся в своем послании парламенту разъяснил нам всем лично президент). И даже если эти идеи будут в новом докладе так или иначе продублированы, то у власти и олигархата, а также у прикормленных ими СМИ возникнут все основания обвинить академическую науку в элементарном отрыве от реалий.

Владимир Владимирович во взаимодействии с экспертно-аналитическим сообществом, в том числе с представителями конфликтующих научных парадигм и подходов, привычно проявляет завидную открытость, периодически обращаясь то к одним, то к другим источникам, отнюдь не обременяя себя при этом обязательствами по части следования полученным советам и рекомендациям. И если сегодня авторы "Стратегии-2020" скорбят по поводу невостребованности своего труда, то завтра в этой роли вполне могут оказаться нынешние кремлевские фавориты из команды Глазьева.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...