< Июнь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
Подписка rss
Поиск Поиск
Британия ищет выход

01 февраля 2013 года
Закладки

Процессы дезинтеграции в Европе, похоже, преодолели психологически важную отметку: на минувшей неделе о возможности выхода из Европейского союза заявила Великобритания. Правительство страны намерено потребовать у ЕС передачи Лондону больших политических полномочий. Если Евросоюз не пойдет на уступки, то Лондон может в одностороннем порядке выйти из состава Союза. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон намеревался выступить в Гааге с критической речью о состоянии дел в Евросоюзе. Выступления главы правительства по вопросу будущего Британии в ЕС британцы ждали с нетерпением. Сам Кэмерон называл эту речь ключевой для внешней политики Соединенного Королевства. Но планы премьера в последний момент изменились: он вынужден был остаться в Лондоне, чтобы контролировать операцию по освобождению заложников в Алжире, среди которых были и англичане.

Несмотря на то что выступление Кэмерона не состоялось, пресс-служба британского правительства распространила тезисы речи своего главы, тем самым дав понять, что вопрос отнюдь не следует считать снятым с повестки дня. С речью о перспективах европейского будущего Великобритании Кэмерон все-таки выступит 22 января, что наблюдатели уже назвали самой неудачной датой: в этот день Франция и Германия будут праздновать 50-летие заключения исторического Елисейского договора о дружбе, который фактически лег в основу единой Европы, окончательно примирив две страны, враждовавшие на протяжении столетий. Позиция Кэмерона такова: Британия может выйти из состава ЕС, если Брюссель не согласится пересмотреть Лиссабонский договор и вернуть национальным властям часть полномочий, в том числе в сфере финансового регулирования, которые ранее были переданы союзным органам.

Впрочем, британский премьер считает, что выход страны из ЕС был бы нежелателен, однако привести к этому могут кризис еврозоны, недостаточная конкурентоспособность европейской экономики, а также значительное снижение общественной поддержки идеи федерального экономического правительства стран еврозоны. Лондон не собирается участвовать в передаче соответствующих полномочий центральным структурам Евросоюза. "Если мы не обратимся к этим вызовам, существует опасность, что Европа потерпит крах, и британцы направятся к выходу из союза", – говорится в выдержках из выступления премьера, обнародованных кабинетом. Ранее, еще перед прошлыми выборами, Кэмерон обещал, что в 2018 году он намерен провести референдум о будущем Британии в Евросоюзе, однако позже он смягчил свои формулировки, дав понять, что вопрос о выходе из Евросоюза не будет вынесен на голосование.

В самом деле, сегодня среди граждан Великобритании, и без того никогда не отличавшихся особым еврооптимизмом, уровень поддержки членства в Евросоюзе крайне низок.

Согласно недавним социологическим опросам, если бы референдум о дальнейшем пребывании Соединенного Королевства в составе ЕС проходил завтра, "против" высказались бы 51% британцев. При этом еще 11 лет назад за членство в сообществе выступало подавляющее большинство жителей страны – 68%. Неуклонно растут рейтинги Партии независимости Соединенного Королевства (UK Independence Party) – это право-популистская партия, главное требование которой – выход Великобритании из состава Евросоюза. Скептицизм подогревает бульварная пресса. Евросоюз для нее – виновник всех бед. Засилье бюрократии, пробуксовывание реформ, безработица – за все отвечает Брюссель. Многие британцы уверены, что они платят в казну ЕС слишком много, а получают в ответ слишком мало. Вдобавок ко всему – подспудное чувство утраты независимости.

Принимая во внимание, что значительная часть евроскептиков относится к электорату Консервативной партии, можно предположить, что рано или поздно эта проблема должна быть вынесена на повестку дня и получить воплощение в речи премьер-министра. Глава правящей партии просто не может игнорировать тот факт, что недавно около 100 из 304 депутатов британского парламента от партии консерваторов объединились в группу под названием Fresh Start – "Новый старт". Они требуют радикально сократить взнос Великобритании в бюджет Евросоюза, а также вернуть Лондону свободу действий в социальных вопросах и на рынке труда. Любая страна ЕС должна обладать правом вето на все законы, касающиеся рынка финансовых услуг, убеждены парламентарии. Делая ставку на поддержку наиболее консервативных кругов британского общества, Дэвид Кэмерон выступает в роли не только и даже не столько главы государства, сколько лидера правящей Консервативной партии, которая сейчас отстает в популярности от лейбористов на 13%. Кабинет консерваторов пытается убедить своих избирателей, что у них-то все прекрасно и было бы даже лучше, вот только европейский континент висит на ногах у Великобритании как балласт. Напомним, что в 2015 году предстоят выборы в парламент страны, а еще раньше, в 2014-м, в Европарламент.

Между тем даже для ближайших соратников премьера – среди которых министр иностранных дел Уильям Хейгл и советник премьера лорд Майкл Хезелтайн – позиция премьера представляется чрезмерно радикальной и вызывающей недоумение. Сами тори признают, что игра чересчур рискованна в смысле репутации Великобритании на международной арене. Так или иначе, Кэмерон сегодня вынужден лавировать между стремительно укрепляющими свои позиции евроскептиками и теряющими влияние еврооптимистами как в стране, так и в рядах собственной партии.

Что касается европейских лидеров, то их реакцию можно охарактеризовать скорее как недоумение, переходящее в негодование. Так, глава МИД Германии Гидо Вестервелле выразил опасение, что демарш Кэмерона способен запустить дезинтеграционные процессы на всем пространстве Евросоюза. "Кто бы ни выпустил джинна из бутылки, он, возможно, уже не сможет загнать его назад", – цитируют СМИ главу германского МИДа. Председатель Евросовета Херман Ван Ромпей предостерег Британию от рокового шага. "Если каждый начнет выковыривать для себя изюминки, это подорвет стабильность всего Евросоюза", – предупредил он.

Реакция на демарш британского премьера поступила и с другой стороны Атлантики: как заявил заместитель госсекретаря США по Европе и Евразии Филип Гордон, США заинтересованы в "сильном британском голосе внутри ЕС".

Заявления Кэмерона вызвали обеспокоенность и в бизнес-сообществе. Лорд Браун, бывший глава BP, заявил, что "неопределенность является врагом инвестиций". Ведущие британские бизнесмены обратились к премьер-министру с открытым письмом, в котором указали, что все разговоры о пересмотре отношений с Евросоюзом ведут к неуверенности и тормозят капиталовложения в Великобритании. Эндрю Кан, вице-председатель японского инвестиционного банка Nomura, до недавнего времени глава британского министерства по торговле и инвестициям, предупредил, что Британия может оказаться в изоляции, если и дальше продолжит исповедовать евроскептицизм. На Евросоюз приходится около 50% всего объема внешней торговли Великобритании.

Британия не только в политически и экономически, но даже в мировоззренчески традиционно держится особняком от Европы, не в полной мере (или даже совсем не) воспринимая себя в качестве ее неотъемлемой части. "Континент изолирован", – в свое время без тени иронии, высокомерно комментировало британское радио сообщение о том, что густой туман над Ла-Маншем прервал морское сообщение. Эта хрестоматийная фраза как нельзя лучше характеризует отношение британцев к Европе и оценку ими своей роли в европейской политике.

Начиная с 70-х годов, с момента присоединения Британии к Европейскому сообществу, после каждого очередного экономического кризиса, подобного нынешнему, в британском обществе укрепляется мнение, что членство в ЕС ослабляет экономический потенциал Британии – одной из немногих нефтедобывающих стран Союза, рыночная конъюнктура которой в силу уже этого обстоятельства колеблется в противофазе по отношению к остальным европейским странам. В таких ситуациях Британия особенно болезненно ощущает свой статус евродонора для более слабых государств ЕС.

В еще большей степени британцев пугает перспектива политической интеграции континента, при том что именно в ходе нынешнего кризиса политическая интеграция стала нарастать. Борясь с кризисом, правительство объединенной Европы пытается усилить центральную вертикаль власти, передав часть функций национальных правительств Брюсселю. По ту сторону Ла-Манша опасаются, что Германия и Франция все подомнут под себя и Туманный Альбион потеряет свою особость. Весьма показательным в этом плане представляется исследование, проведенное группой VoteWatch. По его результатам можно судить о том, как в 2009-2012 годах Великобритания голосовала в ЕС по различным вопросам. Чаще всего против тех или иных законодательных актов голосовала Великобритания. Следом за ней – Германия, Австрия и Дания. При этом часто (в 15% случаев) Берлин и Лондон голосовали по-разному за одни и те же проекты законов ЕС.

Наиболее серьезные разногласия возникали в декабре 2011 года, когда Великобритания отказывалась вступить в бюджетный союз. Требование британской стороны получить право налагать вето на любое решение ЕС по финансовому регулированию оставило Лондон в изоляции. В прошлом году британцы фактически единолично заблокировали принятие бюджетного закона ЕС, заявив, что это лишает страну финансового суверенитета. Еще в начале июля минувшего года Дэвид Кэмерон заявил, что выход из ЕС не в интересах его страны. Как это часто бывает, главным в этом высказывании стал не его прямой смысл, а сама возможность обсуждения такого варианта, как расставание с Евросоюзом. Теперь уже ясно, что это заявление было не случайным и что

Лондон настроен основательно эксплуатировать тему выхода из Евросоюза в своих интересах.

Едва ли подобные публичные заявления и высказывания способны привести к выходу Британии из Евросоюза. Глубина партнерства, существующего с ЕС, не позволит Британии в одночасье выйти. Другое дело, что этот демарш можно воспринимать как манифест, который призван обеспечить британскому кабинету министров большую свободу маневра. Это своего рода попытка создать дополнительные переговорные позиции, которые позволили бы не присоединяться к европейским инициативам, оказывать давление на Брюссель, чтобы не участвовать в том числе и в политике поддержки слабых стран ЕС.

Надо отметить, что Великобритания уже выторговала для себя особые условия во многих вопросах. В частности, Лондон отказался подписать фискальный договор, ограничивающий рост дефицита бюджета стран ЕС. Отказывается он присоединиться и к банковскому союзу. Вопрос о возможном выходе британцы, скорее всего, будут также использовать для давления на ЕС, на европейскую бюрократию, с  тем чтобы, насколько это возможно, тормозить процесс политической интеграции.

Европейский союз, скорее всего, сохранит свои перспективы и без Великобритании. А вот какие перспективы откроются у Великобритании без Европейского союза – это большой вопрос. Евроскептики считают, что появятся новые возможности, однако большинство экспертов сходятся на том, что Великобритания убедится: одна страна без взаимодействия с союзниками в глобализованном мире XXI века уже не сможет стать самостоятельным центром силы.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...