< Апрель 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Подписка rss
Поиск Поиск
Как Россию делают изгоем в мире

07 февраля 2013 года
Закладки

Цивилизационные войны невозможны без наличия союзников в "стане противника". Такие союзы всегда возникают вследствие того, что каждая цивилизация представляет собой арену конкуренции или гражданской войны разных проектов жизнеустройства. В информационно-психологических войнах "пятая колонна" играет несравненно более важную роль, чем в войнах "горячих". Как в этом отношении складывается кампания нынешней войны против России? Эту кампанию надо считать этапом завершающей кампании против СССР. Как выразился Джон Ле Карре в 1995 г., Запад ее ведет, "не сняв комбинезона холодной войны". Внутри России в основном действует команда, которая сформировалась во время перестройки из части номенклатуры, легализованных диссидентов и части гуманитарной интеллигенции. Без участия этих сил антисоветская пропаганда не произвела бы достаточного эффекта ни в СССР, ни на Западе. Рассмотрим только некоторые параметры того виртуального образа России, как "страны-изгоя", который создается совместными усилиями идеологических бойцов вне и внутри страны.

***

 "ВАРВАРСТВО" РОССИИ
На Западе это была ключевая тема русофобии, которая складывалась как метаидеология со времен Ливонской войны (как ранее тема язычества православных славян19). Образ русских строился по формуле "варвар на пороге". Эта тема развивалась и в век Просвещения, и в ХIХ веке. Вольтер писал: "Московиты были менее цивилизованы, чем обитатели Мексики при открытии ее Кортесом. Прирожденные рабы таких же варварских как и сами они властителей, влачились они в невежестве, не ведая ни искусств, ни ремесел и не разумея пользы оных". В течение пяти веков европейца убеждали, что ему приходилось жить бок о бок с варваром непредсказуемым, ход мыслей которого недоступен для логического анализа.

 В предисловии к книге Л. Вульфа "Изобретая Восточную Европу" показано, как менялась эта трактовка России в разные исторические периоды: "Неопределенным был ее христианский статус в XVI и XVII веках, неопределенной была ее способность усвоить то, чему она научилась у Европы, в XVIII веке, неопределенными были ее военные намерения в XIX и военно-политические в XX веке, теперь неопределенным снова выглядит ее потенциал как ученика — всюду эта неизменная неопределенность".

 В момент ликвидации СССР (1991 г.) на Западе его не считали частью западной цивилизации.

А. Безансон пишет: "Все семьдесят лет коммунистического правления советская Россия была помешана на желании "догнать и перегнать" Запад; кончилось это тем, что она построила "некапиталистическое" государство, что означало, среди прочего, — государство “неевропейское” и “ультрарусское”". Это и было авторитетно подтверждено из России. А.Н. Яковлев писал об отсутствии у России двух атрибутов цивилизации — частной собственности и права: "На Руси никогда не было нормальной, вольной частной собственности… Частная собственность — материя и дух цивилизации… На Руси никогда не было нормальной частной собственности, и поэтому здесь всегда правили люди, а не законы".

 Еще определеннее высказался на российско-немецком форуме в декабре 2008 г. директор "Левада-центра" Л. Гудков: "Тютчев очень точно сформулировал один из центральных комплексов российской идентичности, реально работающих и сегодня. Смысловым фоном для такого суждения оказывается ясное и одновременно крайне болезненное сознание не просто отсталости России или ее варварской, с точки зрения европейцев, патриархально-самодержавной государственной и общественной конституции, но и неосновательность каких-либо надежд на процессы ее цивилизации в обозримом будущем".

***

 "АЗИАТСКАЯ ПРИРОДА" РОССИИ И СТРЕМЛЕНИЕ К ПОКОРЕНИЮ ЕВРОПЫ
Важной частью образа "Россия" стала идея, что она всегда стремилась покорить Европу и увековечить свое "монгольское господство над нею". Тема "азиатской" природы русских разрабатывается с ХVI в. При изображении "зверств московитов" использовались те же эпитеты и метафоры, как и при описании турок — их и рисовали одинаково (Ивана Грозного изображали в костюме султана). Утверждалось, что русские — это и есть легендарный библейский народ Мосох, с нашествием которого связывались предсказания о конце света.

 Даже Маркс, который подчеркивал научный характер своего учения, писал: "Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира. … Так же как она поступила с Золотой Ордой, Россия теперь ведет дело с Западом. Чтобы стать господином над монголами, Московия должна была татаризоваться. Чтобы стать господином над Западом, она должна  цивилизоваться… оставаясь Рабом, т. е. придав русским тот внешний налет цивилизации, который подготовил бы их к восприятию техники западных народов, не заражая их идеями последних".

 Это соединение "Европы и Азии" — важный мотив русофобии.

 Задолго до Маркса де Кюстин писал: "Нужно приехать в Россию, чтобы воочию увидеть результат этого ужасающего соединения европейского ума и науки с духом Азии". Позже Маркс говорил: "Уменьшилась ли опасность со стороны России? Нет. … Путеводная звезда этой политики — мировое господство, остается неизменным. Только изворотливое правительство, господствующее над массами варваров, может в настоящее время замышлять подобные планы. … Для Европы существует только одна альтернатива: либо возглавляемое московитами азиатское варварство обрушится, как лавина, на ее голову, либо она должна восстановить Польшу, оградив себя таким образом от Азии двадцатью миллионами героев". Соответственно, ортодоксальные марксисты представили советскую революцию как "азиатизацию Европы", что и придало Гражданской войне цивилизационный характер.

 Глава правительства Грузии меньшевик Жордания заявил в 1920 г.: "Наша дорога ведет к Европе, дорога России — к Азии. Я знаю, наши враги скажут, что мы на стороне империализма. Поэтому я должен сказать со всей решительностью: я предпочту империализм Запада фанатикам Востока!". Вот выдержки из "Политического завещания" лидера меньшевиков Аксельрода (1920): "Мы противники большевиков потому, что всецело преданы интересам пролетариата, отстаиваем его и честь его международного знамени против азиатчины, прикрывающейся этим знаменем… Необходимость войны против него не на жизнь, а на смерть, — ради жизненных интересов не только русского народа, но международного социализма и международного пролетариата, а быть может, даже всемирной цивилизации… Где же выход из тупика? Ответом на этот вопрос и явилась мысль об организации интернациональной социалистической интервенции против большевистской политики".

 Это — представление слева России ХХ века как "изгоя", в том числе и от российских марксистов. Справа — то же самое. А. Безансон пишет о 1918 г.: "Вообразите только Россию, выигравшую мировую войну, завоевавшую половину Европы, получившую, как обещали ей союзники, в безраздельное владение всю Польшу, Балканы и Константинополь. В результате мы, возможно, имели бы дело с той смесью нигилизма, крайнего национализма, расизма и антисемитизма, какая впоследствии возникла в нацистской Германии, — и весь этот кошмар в масштабах целого континента, да вдобавок освященный религией!". Во время Второй мировой войны правители враждующих стран иногда высказывали о России почти буквально одни и те же суждения. В 1942 г. Геббельс сделал такую запись: "От подробностей, которые Зепп Дитрих рассказывает мне о русском народе в оккупированных областях, прямо-таки волосы встают дыбом. … Что сталось бы, если бы этот противник наводнил Западную Европу, — этого человеческий мозг вообще не в состоянии представить".

 В том же 1942 г. Черчилль написал: "Все мои помыслы обращены прежде всего к Европе как прародительнице современных наций и цивилизации. Произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру и независимость древних европейских государств. Хотя и трудно говорить об этом сейчас, я верю, что европейская семья наций сможет действовать единым фронтом, как единое целое под руководством европейского совета". В 1970-е гг. рупором этой темы стал А.Д. Сахаров. В 1975 г. он пишет "о многих тревожных и трагических фактах современного международного положения, свидетельствующих о существенной слабости и дезорганизованности перед лицом тоталитарного вызова… Единство требует лидера, таким по праву и по тяжелой обязанности является самая мощная в экономическом, технологическом и военном отношении из стран Запада — США". В 1979 г. он снова предупреждает о том, какая опасность грозит Западу: "Сегодня на Европу нацелены сотни советских ракет с ядерными боеголовками. Вот реальная опасность, вот о чем нужно думать… Европа (как и Запад в целом) должна быть сильной в экономическом и военном смысле… Пятьдесят лет назад рядом с Европой была сталинская империя, сталинский фашизм — сейчас советский тоталитаризм".

 Сегодня такие предупреждения несутся от постсоветских союзников США. Вот открытое письмо грузинского интеллектуала президенту Обаме: "Россия становится весьма опасным игроком и на международной арене. Игроком, в качестве сторонников которого выступают правительства стран-изгоев — Венесуэлы, Ирана, Северной Кореи, Сирии и прямые террористические группировки, как “Хезболла” и “Хамас”. Создается отчетливое впечатление, что Россия кровно заинтересованная в усилении активности международного терроризма".

***

 ИЗНАЧАЛЬНЫЙ ТОТАЛИТАРИЗМ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА. "РОДСТВО" СТАЛИНИЗМА И ФАШИЗМА
Этот тезис был важным в перестройке. Советник Ельцина А.И. Ракитов писал: "Надо говорить не об отсутствии цивилизации, не о бесправии, не об отсутствии правосознания, не о незаконности репрессивного механизма во времена Грозного, Петра, Николая I или Сталина, но о том, что сами законы были репрессивными, что конституции были античеловечными, что нормы, эталоны, правила и стандарты деятельности фундаментально отличались от своих аналогов в других современных европейских цивилизациях… Ложь, клевета, преступление и т. д. оправданы и нравственны, если они подчинены сверхзадаче государства, т. е. укреплению военного могущества и расширению территории". Горбачев представлял себя героем, который сокрушил советское государство. 8 марта 1992 г., выступая с лекцией в Мюнхене, он сказал: "Мои действия отражали рассчитанный план, нацеленный на обязательное достижение победы… Несмотря ни на что, историческую задачу мы решили: тоталитарный монстр рухнул".

 Таким образом, "страной-изгоем" (тоталитарной "империей зла") СССР был назван самими его руководителями — что же еще нужно, чтобы наложить клеймо на его правопреемников!

 Это клеймо и поныне непрерывно штампуется уже на образ постсоветской России. Вот как Г.Х. Попов в 2005 г. "объясняет" мотивы, по которым власть России стала отмечать праздник Победы: "Оказавшись почти что у разбитых корыт в Чечне и Беслане, в обещаниях увеличить ВВП и прочих начинаниях, не имея за душой ничего такого, что могло бы вдохновить всех нас, наши лидеры однопартийного разлива собираются ухватиться за шинель Сталина и даже влезть в его сапоги". В 2005 г. и А.Н. Яковлев бросает "черную метку" тоталитаризма и фашизма Российскому государству "всех времен", независимо от политического режима: "Создается впечатление, что в то время, как уголовщина ленинско-сталинского режима уходит в прошлое, вой мотора корабля власти остается старым, советским… Россия больна вождизмом. Это традиционно. Царистское государство, князья, генеральные секретари, председатели колхозов и т. д. Мы боимся свободы и не знаем, что с ней делать. Я понимаю, что тысячу лет жить в нищенстве и бесправии — другого менталитета не создашь. Отсюда и появляются у нас фашистские группировки. “Идущие вместе”… завтрашние штурмовики".

 Признаки "страны-изгоя", которые фиксируются при создании образа России совместно западными СМИ и видными российскими деятелями, можно продолжать, приводя новые и новые факты. Портфель обвинений России наполняется, накопленные и систематизированные материалы служат оружием в информационной войне против России, а государство и общество лишены даже самой простой доктрины противодействия.

***

 УГРОЗА МИРОВОЙ ИЗОЛЯЦИИ РОССИИ. ВИДЫ ИЗОЛЯЦИИ
Позиционирование страны как "государства-изгоя" таит в себе ряд угроз для России, центральной из которых является угроза международной изоляции страны и введения против нее санкций, способных серьезно подорвать жизнеспособность государства. По статье 41 Устава ООН, международные санкции вводятся на основании резолюции Совета Безопасности ООН в отношении государства-правонарушителя международного мира и безопасности. На сегодняшний день санкции были применены Советом Безопасности 19 раз. Однако Россия как постоянный член Совбеза, обладающий правом вето, не может стать объектом такого рода изоляции. Тем не менее, введение санкций против России возможно либо на основании вердикта международного суда, либо по решению руководства одного или группы государств.

 Причем ущерб от санкций со стороны одного государства может быть не намного меньшим, чем ущерб от глобальной изоляции, особенно если они вводятся важными экономическими партнерами страны. Так, вследствие экономических санкций России в отношении Грузии, последняя за 2006 г., по подсчетам Национального банка, получила убытков на общую сумму до 100 млн долл., причем 50 млн из них Грузия потеряла из-за запрета на экспорт вин на российский рынок. Переключить на другие рынки удалось лишь 12% всех вин. Длительная практика применения различных видов санкций (еще в начале XIX в. континентальная блокада Англии оказалась едва ли не главным в арсенале Наполеона I методом борьбы со страной) создала значительную базу для систематизации ее форм и видов. Остановимся на классификации международно-правовых санкций, осуществляемых государствами или международными организациями на основании резолюций Совета Безопасности, принятых в соответствии с Разделом VII Устава ООН, чтобы рассмотреть различные виды изоляции с точки зрения их потенциальной опасности для современной России.

 Коммерческие и торговые санкции Коммерческие и торговые санкции наиболее часто применяются в международной практике. К ним относятся полное (всеобъемлющее) эмбарго, частичное (выборочное) эмбарго, прекращение технического обслуживания Историческим примером коммерческих санкций против России может служить эмбарго на ввоз на Запад советских товаров, введенное наряду с отказом принимать советское золото непосредственно после высылки Троцкого из страны. Фактически был запрещен экспорт леса и нефтепродуктов, т. е. всего того, чем оплачивались поставки западных машин для разрушенной Гражданской войной советской экономики. Если взглянуть на даты, то истинные причины санкций становятся достаточно очевидными: первая пятилетка начинается в 1929 г., а в 1930–1931 гг. эмбарго ввели США; подобный декрет был издан во Франции в 1930 г.; 17 апреля 1933 г. эмбарго объявляет британское правительство. По сути, единственным продуктом, который соглашался покупать Запад у Советского Союза, оставалось зерно.

Неудивительно, что ряд исследователей называют эту блокаду одной из основных причин голода в СССР 1932–1933 гг. При этом важно подчеркнуть, что Запад вводил обозначенные выше санкции в ущерб себе.

"В это время там бушует Великая депрессия. В США перепроизводство продуктов, правительство уничтожает зерно огромными партиями, и тут же принимает зерно из России в оплату за свои станки — вместо золота, нефти и другого, гораздо более нужного США сырья. Еще глупее ведут себя англичане: в те годы СССР был главным заказчиком английских станкостроителей, в 1932 г. 80% экспорта станков из Англии шло в Советский Союз, а руководство Великобритании делало все, чтобы эти поставки стали невозможны, отказавшись принимать в оплату за станки не только золото, но и столь нужные Англии лес, руду, уголь и нефть. Все, кроме зерна, которое англичане могли гораздо дешевле купить в США". Очевидно, что такие действия могла оправдать лишь одна цель — дестабилизация любыми средствами опасного противника в лице СССР.

На этом фоне уверения либеральной оппозиции и некоторых российских бизнесменов в том, что санкции против современной России едва ли возможны, т. к. экономически невыгодны для других стран, противоречат фактам. […] История показывает, что экономическая выгода отходит на второй план, когда речь идет о продвижении своих геополитических интересов. Кроме того, перечисленные страны никогда не были главными поставщиками продовольствия в Россию (так, мясо и мясные субпродукты страна импортирует, главным образом, из США, молочные продукты — из Белоруссии и Финляндии, а фрукты и орехи — из Турции).

Другую попытку чувствительного подрыва жизнеспособности страны исследователи часто связывают с эмбарго уже на ввоз зерна в СССР, наложенного американской администрацией, пытавшейся воспрепятствовать строительству российского газопровода в Западную Европу, под предлогом протеста из-за войны в Афганистане. В 1980 г. вследствие засушливого лета советский урожай зерновых сократился на 21%, или на 48 млн тонн. Советскому сельскому хозяйству угрожал массовый падеж скота от бескормицы. Чтобы предотвратить этот сценарий СССР планировал закупить за рубежом в течение года 35 млн тонн зерна, в том числе 25 млн — в США (по соглашению с Министерством сельского хозяйства США от 1979 г.), которые, наоборот, собрали в 1979 г. обильный урожай. Однако конгресс поддержал решение президента Картера о запрете на продажу зерна Союзу.

Примером частичного или выборочного эмбарго может послужить деятельность Координационного комитета по экспортному контролю (более известного как КОКОМ). Эта международная организация, созданная странами Запада в 1949 г. для многостороннего контроля экспорта в СССР и другие социалистические государства, на регулярной основе составляла перечни "стратегических" товаров и технологий, не подлежащих экспорту в страны "восточного блока", а также устанавливала ограничения по использованию товаров и технологий, разрешенных для поставки в виде исключения. Эмбарго осуществлялось в рамках стратегии "контролируемого технологического отставания", согласно которой техника и технология могли продаваться в социалистические страны не раньше чем через четыре года после их серийного выпуска.

Наиболее одиозными решения КОКОМа становилась тогда, когда речь заходила о деятельности СССР в нефтегазовой сфере. Так, в ноябре 1962 г. в рамках НАТО было одобрено эмбарго на поставку труб большого диаметра, необходимых для строительства трубопроводов. Правительство Западной Германии обратилось к крупным сталелитейным компаниям, заключившим с СССР договоры на поставку 130 тыс. тонн стальных труб, с просьбой аннулировать контракты. Однако некоторые европейские страны, например Великобритания и Италия, отказались поддержать эти санкции. Позднее, 29 декабря 1981 г., президент США Рональд Рейган объявил о торговых санкциях против СССР, в том числе о прекращении поставок материалов, предназначенных для строительства сибирского газопровода. В ноябре 1982 г. американский президент подписал секретную директиву NSDD–66 (National Security Decision Directive), направленную, по сути, на подрыв советской экономики. Директива предусматривала расширение списка ограничений в рамках КОКОМ, которые касались прежде всего оборудования для нефтегазовой промышленности.

Важно отметить, что с развалом Союза в 1991 г. КОКОМ принял решение о частичной отмене ограничений на поставку товаров в постсоветские страны и государства Восточной Европы; однако и в новых запретительных списках, вступивших в силу с 1 сентября 1991 г., в частности, оставались электронные системы, оптические волокна, некоторые виды средств связи, некоторые категории морской и аэронавигационной техники, приборов и реактивных двигателей. Организация прекратила свою деятельность лишь 31 марта 1994 г.

Тем не менее, никто на Западе до сих пор не собирается продавать никакие новые технологии России, так как это противоречит принципиальной основе капитализма — конкуренции.

Показательной с этой точки зрения является история с десантным вертолетоносцем "Мистраль", идея продажи которого Францией подверглась жесточайшей критике в Конгрессе США. В частности, конгрессмены призвали Барака Обаму надавить на Францию, заявив, что сделка, оцениваемая в 600–750 млн долл., станет первым случаем, когда страна — член НАТО предоставит России "столь современные технологии", и что продажа наверняка расстроит соседей Москвы.

Угроза же широкомасштабных коммерческих санкций нависла над РФ после августа 2008 г. 6 сентября в Москве даже состоялось заседание Госсовета, на котором главы регионов под председательством Президента России обсуждали проблемы, связанные с обострением международной обстановки, после того как Россия дала отпор агрессии Грузии против Южной Осетии. Центральный вопрос заседания звучал следующим образом: "Насколько экономические санкции Запада (в случае, если они все-таки будут введены) могут отразиться на уровне благосостояния и социальной стабильности российских регионов?".

Финансовые санкции Этот вид санкций широко применяется в международной практике как эффективный метод подрыва валютно-экономического положения страны. Финансовые санкции включают в себя блокирование иностранных активов правительства, ограничение доступа на финансовые рынки, прекращение предоставления финансовой помощи. Наиболее ярким примером финансовой изоляции России является отказ Запада от приема золота из СССР в 1929 г., который стал первой серьезной попыткой экономического (без военного вмешательства) удушения страны. В результате, валютная блокада сделала государство чрезвычайно чувствительным к поставкам своего сырья за границу, которое осталось, по сути, единственным источником поступления валюты в Союз.

Другим примером финансовых санкций в отношении страны можно считать отказ британских банков "под разными благовидными предлогами" передать Москве золото, принадлежавшее вошедшим в состав СССР прибалтийским странам. Оно хранилось там 28 лет (1940–1968 гг.) до того момента, когда по соглашению с СССР покрыло необоснованные претензии английской компании "Лены Голдфилдс", лишенной концессии на добычу золото в Сибири в 1929 г. В новейшей истории страны угроза ареста зарубежных счетов ЦБ, на которых хранилось до половины его валютных запасов, всерьез обсуждалась в 1998 г., когда Россия оказалась не в состоянии выплачивать долги зарубежным кредиторам.

Сегодня на Западе вновь все чаще звучат призывы применить против России крайние меры — например, блокировать счета российских бизнесменов и чиновников за рубежом.

Особенно активная информационная кампания на эту тему разгорелась после августовской войны с Грузией. При этом следует понимать, что речь идет об огромных суммах, вывезенных из страны. Все они размещены, главным образом, на счетах в банках США и стран ЕС, открытых на имя бенефициаров офшорных компаний, зарегистрированных сначала на Британских Виргинских и Каймановых островах, в Сент-Китсе и Невисе, а в последние годы, по мере роста финансовой привлекательности Лондона, — на островах Мэн и Джерси, входящих в состав Соединенного Королевства. Однако российская власть не желает видеть никакой угрозы, а значит и предпринимать меры по ее устранению. […]

Научные, спортивные и культурные санкции К этому типу санкций относятся — запрет на участие в спортивных соревнованиях лиц или групп лиц, представляющих страну-объект санкций, прекращение научного, технического и культурного сотрудничества. Описанная выше деятельность КОКОМ являлась не только примером экономической, но и научной и научно-технической изоляции страны. Однако и после завершения холодной войны администрация США активно ограничивает научное сотрудничество с Россией. В 1998 г. в "черный список" Вашингтона (по подозрению в сотрудничестве с Ираном в ракетной и ядерной областях) попали 10 российских учреждений: Балтийский государственный технический университет (бывший Военмех, Санкт-Петербург), "Европалас–2000", государственная хозрасчетная организация "Главкосмос", НИИ "Графит", научно-производственная ассоциация "Полюс", научно-производственный центр "ИНОР", фирма "Мосо", Московский авиационный институт, Российский химико-технологический университет им. Д.И. Менделеева, а также подразделения Научно-исследовательского и конструкторского института энерготехники (НИКИЭТ).

В соответствии с санкциями руководства США, американским компаниям было запрещено получать напрямую или опосредованно от этих российских организаций любые товары, технологии или услуги.

Интересно отметить, что, по сообщениям прессы, ни одно из предприятий не понесло ущерба от ввода санкций, т. к. не имело контрактов с американскими компаниями. Комментируя решение американского правительства о введении санкций против ряда российских организаций, ректор Университета им. Д.И. Менделеева Павел Саркисов отметил, что "все эти организации и вузы были избраны для данной политической акции с тем, чтобы показать всему миру, что американская сторона свободно может диктовать любые условия даже самым элитным организациям любой страны в выборе направлений научно-технического сотрудничества". К 2004 г. санкции были сняты с пяти организаций, а в феврале 2010 г. были отменены ограничения на сотрудничество с "Военмехом". Тем не менее, угроза недопущения российских технологий на мировой рынок существует, и в случае если власти страны осуществят модернизацию российской промышленности не на словах, а на деле, рынки сбыта для высокотехнологичной продукции из России могут быть частично заблокированы.

Что касается спортивных санкций, то широко известен бойкот летних Олимпийские игр 1980 г. в Москве со стороны США и ряда их союзников из-за ввода советских войск в Афганистан в 1979 г. Участие в Играх тогда не приняли спортсмены из 64 государств, включая США, Канаду, Турцию, Южную Корею, Японию, чьи спортсмены традиционно сильны в летних олимпийских видах спорта. Некоторые спортсмены из Великобритании, Франции и Греции приехали на Игры в индивидуальном порядке, но команды Великобритании и Франции были намного меньше, чем обычно. Бойкот интересен также и тем, что не был односторонней акцией Запада — его активно поддержали в первую очередь арабские и мусульманские страны.

Угроза спортивного бойкота актуальна для России и сегодня. Так, 14 августа 2008 г. газета "Вашингтон пост" в связи с осетинской войной предложила "американо-европейский бойкот зимних Олимпийских игр 2014 г. в Сочи". В тот же день конгрессмены США от Демократической партии Эллисон Шварц и Республиканской партии США Б. Шустер, сопредседатели "Группы поддержки Грузии", заявили о вынесении на рассмотрение Конгресса резолюции о пересмотре Международным олимпийским комитетом места проведения зимних Олимпийских игр–2014. Хотя резолюция, в случае ее принятия Конгрессом США, не будет носить обязательного для исполнения характера, она способна повлиять на мировое общественное мнение. С учетом вложенных в подготовку к Олимпиаде средств неудивителен резкий ответ Владимира Путина, который заявил 2 сентября 2008 г. в Ташкенте: "Зимние олимпийские игры пройдут в Сочи в 2014 году. Нельзя такие вещи политизировать. Стоит только один раз сделать, это будет разрушительным для всякой структуры, в том числе олимпийского движения".

Что касается угрозы культурной изоляции, то на возможность ее применения по отношению к России можно посмотреть с разных сторон. С одной стороны, очевидно, что "с середины прошлого века культурная дипломатия стала все шире использоваться по существу в деструктивных целях, для манипулирования общественным мнением, внедрения в сознание общества выгодных тем или иным политическим силам взглядов и представлений".

Иными словами, культурные связи могут быть использованы как грозное оружие в информационной и идеологической войне со страной, что лишает культурную изоляцию всякого смысла.

Более того, развитие процессов глобализации как раз и привело к массовому использованию инструментов культуры для трансграничного воздействия на общественное мнение, деформирования взглядов и поведения людей. Причем "наиболее сильные импульсы исходили и исходят от США, которые широко используют мощные возможности своего радио и телевидения, киноиндустрии, музыкального бизнеса, свою печатную пропаганду".

С другой стороны, более широкая трактовка международной культурной изоляции позволяет соотносить с этим понятием не только ограничение культурных связей, но и ряд иных действий иностранных государств и международных организаций, направленных против современной России. Так, Вильнюсская декларация парламентской ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая уравняла роли Советского Союза и нацистской Германии в развязывании Второй мировой войны, является ярчайшим примером культурной изоляции страны. Она искажает культурную память народов, в которой отпечатана роль СССР в победе над фашизмом, подрывает культурный потенциал страны и умаляет роль России на международной арене. И хотя, по справедливому замечанию первого вице-спикера Госдумы Олега Морозова, эта "возмутительная" резолюция есть "косвенная попытка подставить под сомнение решения Нюрнбергского трибунала" и не соответствует "общепринятому, строгому с точки зрения международного права" определению фашизма, декларацию поддержали 213 парламентариев из 320 заседающих в ассамблее.

Кроме того, активные попытки перекраивания истории, которая является важнейшей частью культурного потенциала страны, сегодня предпринимаются в постсоветских государствах. Чего стоит детище экс-президента Украины Виктора Ющенко — миф о "Голодоморе". Другим трагическим примером "культурных санкций" может послужить снос памятников победителям в Великой Отечественной войне.

Санкции в отношении передвижения К этому типу санкций относится запрет на перемещение за границу своего государства определенных лиц или групп лиц, запрет на перемещение любых средств сообщения (в большинстве случаев воздушного сообщения). В новейшей истории постсоветских государств широко известными являются санкции в отношении передвижения, направленные на ряд высокопоставленных чиновников и граждан польского происхождения из Белоруссии. Их принятие руководством Польши не позволяет белорусам въезжать на территорию любых государств — членов Шенгенской зоны. Кроме того, Госдепом США принимались санкции в отношении передвижения белорусского президента и членов его семьи, главы администрации президента и его заместителей, генпрокурора и его заместителей, офицеров МВД и КГБ страны.

Применяются санкции этого типа и по отношению к России. Так, например, в список лиц, въезд которым был запрещен на территорию Украины, входят депутаты Госдумы Константин Затулин и Сергей Марков, лидер Евразийского движения Александр Дугин, журналист Михаил Леонтьев, политолог Глеб Павловский и др. Кроме того, въезд в различные государства Запада запрещен ряду российских предпринимателей: так, например, США уже дважды отказывали в визе Олегу Дерипаске по причине его "криминальных связей".

Долгие и пока безуспешные попытки облегчения визового режима для россиян со стороны Евросоюза также можно косвенно отнести к ограничениям в отношении передвижения, применяемым к России. И, тем не менее, говорить о запрете перемещения лиц как об актуальной угрозе России на сегодняшний день не приходится. Скорее наоборот, магистральной линией Запада в отношении обычных граждан России является "выкачивание мозгов", инкультурация, психологическая вербовка, а значит облегчение въезда на Запад для определенной категории граждан. Однако в свете быстрого разрушения системы образования и науки в будущем политика по отношению к россиянам может кардинально измениться.

Дипломатические санкции К ним относятся полный или частичный отзыв сотрудников дипломатических представительств из страны-объекта санкций, аннулирование дипломатических виз. Дипломатические санкции обычно сопровождают период открытой конфронтации между государствами (часто военный конфликт); однако их введение возможно и в мирное время. Так, например, в августе 2008 г. министр иностранных дел Литвы Пятрас Вайтекунас открыто призывал Евросоюз к обсуждению возможности применения дипломатических санкций к РФ. Кроме того, он предлагал пересмотреть перспективы продолжения переговоров между Россией и ЕС по визовому и другим вопросам. Тем не менее, на экстренном саммите по ситуации на Кавказе Евросоюз не стал вводить против России обещанных санкций. Вместе с тем, 27 стран ЕС единогласно объявили России жесткий "выговор" за "вторжение в Грузию" и решили заморозить переговоры по соглашению о партнерстве и сотрудничестве до того момента, когда российские войска окончательно покинут территорию Грузии. Иными словами, угроза применения дипломатических санкций в отношении России существует, и ее практическая реализация может существенно подорвать возможности России по дипломатическому урегулированию своих внешнеполитических проблем.

Процессуальные санкции К такому типу санкций относятся прекращение или лишение права голоса, лишение права на представительство в выборных органах международной организации, неприятие или исключение из членства в международной организации. Применение процессуальных санкций таит в себе, вероятно, наибольшую опасность для страны по сравнению с другими видами изоляции. Советский Союз знал период, когда Запад наотрез отказывался принимать его в системообразующую организацию Версальско-Вашингтонской системы международных отношений — Лигу Наций.

 Сегодня, когда в мировых СМИ нередко муссируется тема несоответствия международного статуса России ее реальной мощи, над страной по факту нависает угроза потери ее нынешнего статуса в Совете Безопасности ООН. Это грозит утратой не только возможности непосредственного влияния на положение дел в мире, но и способности противостоять попыткам подвергнуть страну международной изоляции и де-факто превратить ее в "изгоя". Первые сдвиги в обозначенном направлении несложно углядеть в бесконечных попытках реформы ООН. Так, например, неоконсерваторы в США активно выступают в пользу расширения СБ ООН (конечно, только за счет тех кандидатов, чья позиция более или менее созвучна их собственной и Западу в целом) и введения права "квалифицированного большинства" (двух третей) взамен права вето. Кроме того, в западных СМИ как одно из возможных нововведений рассматривается принцип исключения из ООН.

И это вполне допустимая вещь с точки зрения новейших тенденций развития международного права и новых задач ООН. Следует отметить, что Россия с очень большой неохотой согласилась на проведение реформы Организации Объединенных Наций, хотя публично подтвердила свое самое активное участие в этом процессе. Страну, безусловно, устраивает статус-кво. Однако у России на данный момент слишком мало реальных рычагов, чтобы воздействовать на мировую систему.

"Прощупыванием почвы" на предмет возможной изоляции России можно назвать заявление постоянного представителя США в ООН Залмая Халилзада о том, что "поведение России вызывает вопросы относительно доверия к ней как партнеру по "Большой восьмерке"", сделанное после того, как в июле 2008 г. Россия и Китай, применив право вето, блокировали принятие американского проекта резолюции Совбеза ООН по введению санкций против Зимбабве. Следует отметить, что ранее сенатор Джон Маккейн уже неоднократно высказывался за исключение России из числа стран "Большой восьмерки", мотивируя это ограничением политических свобод в России при президенте Владимире Путине. Также исключить Россию из "Большой восьмерки" призывали руководители Эстонии, Латвии и некоторые российские правозащитники.

Следует отметить и попытку Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) лишить российскую делегацию ее полномочий в октябре 2009 г. по инициативе Грузии. Однако за это решение проголосовали только 33 члена ассамблеи, а 91 — выступили против. Тем не менее, это не повод для того, чтобы чувствовать себя в безопасности. Спровоцировать массовую кампанию в мировых СМИ или начать активно обсуждать вопрос об исключении России из различных межгосударственных организаций на всех возможных международных площадках вполне под силу Соединенным Штатам, и Россия, влияние которой в мире сегодня крайне ограничено, вряд ли сумеет этому что-либо противопоставить.

Иными словами, совершенно очевидно, что страна срочно нуждается в мерах по повышению своей жизнеспособности, а также крайне заинтересована в поиске возможных стратегических партнеров на мировой арене, которые могли бы воспрепятствовать превращению ее в "изгоя". Потому что, как очевидно, к категории "стран-изгоев", которые подвергаются наказанию в форме изоляции, относятся только слабые или ослабевшие (лишившиеся союзников) государства, не принадлежащие ареалу западной цивилизации и не обладающие потенциалом возмездия. Применить такое наказание даже к Ирану оказывается затруднительным.

В связи с этим следует рассмотреть политическую карту мира через призму угрозы изоляции России. Самый грубый мониторинг стран, которые в современный период относятся к числу геополитических субъектов, приводит к выводу, что само понятие "страны-изгоя" признано и введено в дискурс политиков и СМИ только в метрополии западной цивилизации — США. Даже в Западной Европе, в общем, продолжающей быть главным союзником США в геополитическом плане, официальные лица практически не употребляют этого понятия и неохотно поддерживают угрозы США подвергнуть ту или иную страну изоляции (например, в форме торговых эмбарго и, тем более, экономической блокады). Чаще всего страны Западной Европы присоединяются к таким мерам только когда конфликт доводится до грани войны, как это было с Югославией или Ираком. В других случаях они занимают компромиссную позицию. Например, страны Западной Европы не протестуют против санкций, которые США накладывают на западноевропейские фирмы, нарушающие экономическую блокаду Кубы; однако внутри стран никаких мер против этих фирм не предпринимается.

Что касается России, то на официальном уровне со стороны государств Западной Европе (в отличие от одиозно настроенных новых членов ЕС) не было призывов подвергнуть Россию изоляции в экономической, политической или культурной сферах, и тем более не было демаршей с подобными угрозами. Эта риторика практикуется только в СМИ и юридического значения не имеет, хотя и таит в себе немалую опасность, т. к. широко воздействует на общественное мнение.

Следует, однако, исходить из того факта, что выстроить модель "однополярного" мира под эгидой США за первый, радикальный этап глобализации (1985–2005 гг.) не удалось.

Напротив, за этот период окрепли (даже пройдя через кризисы) новые центры экономической и политической силы — Китай, Индия и ЮВА на Востоке, Западная Европа, ряд стран Латинской Америки. Преодолевает последствия кризиса 1990-х гг. и Россия, меняя свою "одновекторную" ориентацию времен Ельцина.

Как видится угроза изоляции России со стороны "незападных" центров силы? Прежде всего надо зафиксировать принципиальное отличие культуры всех этих стран и блоков от проникнутой механистическим детерминизмом евроцентристской установки США. Незападные культуры, в значительной мере сохранившие космическое мироощущение, принимают как данность многообразие культур и цивилизаций — независимо от степени этноцентризма своих обществ. Представление китайцев о Поднебесной (Срединном государстве) исторически складывалось как крайне "китаецентристское", однако в нем не было мессианского стремления "обращать" варваров в народы, цивилизованные по китайским шаблонам. Соответственно, не было и планов наказать изоляцией варваров, отвергающих китайские культурные нормы — скорее китайцы изолировались сами, ограничивая межкультурные контакты в ряде сфер.

Тип российских контактов с незападными центрами силы за последние 10 лет позволяет утверждать, что в этих странах нет влиятельных сил (как в государственной власти, так и в оппозиционных движениях и в массовых социальных слоях), которые по своей философии и видимым интересам были бы носителями идеи изоляции России как враждебной по каким-то критериям культуры и страны. Напротив, иностранные государства при самых разных режимах с надеждами укрепляют отношения с Россией. К нынешней России они тянутся потому, что, несмотря на все сегодняшние "гримасы капитализма" и западническую риторику элиты, все еще чувствуют ее "инвариантное цивилизационное ядро" — единственной большой страны, сложившейся вокруг христианской православной культуры, не втянутой в периферию Запада.

Взаимодействие с Россией требуется, по разным основаниям, как Бразилии с Венесуэлой, так и арабскому миру, Ирану, Индии и Китаю. Сама идея, что эти страны, даже с формально проамериканскими режимами, выступят инициаторами изоляции России, представляется маловероятной. Скорее, по мере выхода России из кризиса ее отношения с незападными центрами силы будут становиться разнообразнее и полнее. Но, с другой стороны, если Россия не изменит современной самоуничтожительной линии, не сменит собственную нежизнеспособную модель страны в экономической, социальной, геополитической, ценностной сфере, и еще больше ослабит себя, то неизбежен переход к частично апробированным методам международной изоляции и блокады. Дожимать Россию ее геополитические противники будут до конца.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...