< Февраль 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  
Подписка rss
Поиск Поиск
Значение Газпрома и газовой промышленности

16 февраля 2013 года
Закладки

Журнал "Форбс" опубликовал весьма интересную статью о расстановке сил в российском ТЭКе.  Авторы статьи Шамиль Еникеев и Ахмед Мехди указывают, что "компания ("Роснефть") становится не только крупнейшей на нефтяном рынке страны, но и важным "независимым" производителем газа. Все это превращает детище Игоря Сечина в мощную политическую опору для других "негазпромовских" производителей"… Вместе с тем, авторы указывают, что "при этом стоит помнить, что в России, как и в других странах, богатых природными ресурсами, развитие конкуренции на внутреннем рынке еще не означает повышение эффективности". С авторами в этой части вполне можно согласиться. Но стоит отметить, что конкуренция бывает разной. В стратегических отраслях она также порой необходима, но ее вполне можно сделать управляемой. И прямая задача государства обеспечить, чтобы нарастающая борьба между крупными сырьевыми компаниями не только не остановила развитие отрасли, но также принесла пользу экономике страны. На мой взгляд, России сегодня нужен как сильный "Газпром", так и сильная "Роснефть". Не менее страна нуждается и в сильных "Новатэке" и "Лукойле". Но в данной статье речь пойдет в основном о "Газпроме".

Значение "Газпрома" для экономики России на данный момент огромно. По сути, эта корпорация отвечает за такое важное направление как газификация страны. Ряд проектов в программе газификации представляются очень важными: "Газпром" в 2013 году включил в программу газификации российских регионов пилотные проекты строительства АГНКС и газификации автотранспорта. Пилотные проекты будут реализовываться в регионах, уже имеющих опыт газификации автотранспорта и обладающих необходимыми финансово-экономическими возможностями. Он также определил основные целевые группы газификации автотранспорта: муниципальный автотранспорт, жилищно-коммунальное хозяйство, предприятия агропромышленного комплекса, средний и мелкий бизнес. Замещение традиционного топлива в этих секторах позволит избежать роста тарифов в общественном транспорте, снизить себестоимость продукции агропрома, сэкономить средства эксплуатации техники, улучшить экологическую обстановку". Сегодня все чаще можно услышать от различных экспертов о растущей роли газа в энергобалансах разных стран.

Не исключено, что наиболее конкурентоспособными будут именно те страны, которые сумеют сделать газ основным энергоносителем.

В 20 веке таким основным энергоносителем в итоге оказалась нефть. Как пишет журнал "Эксперт", "…в СССР царствовала "экономика угля и стали": главный промышленный продукт — сталь, доминирующий энергоноситель — уголь (плюс гидроэнергетика). Этим, в свою очередь, определялся еще целый ряд характеристик, формирующих экономический уклад в целом. В частности, основным транспортом для "экономики угля и стали" является железнодорожный, а основу вооруженных сил составляют бронетанковые войска; нефть же используется главным образом для производства горючего (жесткая зависимость между типом доминирующего энергоносителя и общей структурой экономики установлена теорией техноценозов — недавно возникшим и бурно развивающимся разделом истории экономики). Американская экономика в отличие от советской была "экономикой нефти", что само по себе обеспечивало целый ряд принципиальных преимуществ. Во-первых, нефть существенно более эффективный энергоноситель, чем уголь: ее минимальная теплота сгорания составляет 41 МДж/кг против 29,3 МДж/кг у лучших сортов угля. Так что энерговооруженность "экономики нефти" оказывается раза в полтора выше сопоставимой по размерам "экономики угля".  

Если проследить в исторической динамике развитие ситуации, то один доминирующий энергоноситель периодически сменятся другим. В 20 веке более конкурентоспособным, а значит и доминирующим энергоносителем, как уже был сказано выше, оказалась нефть. Конечно, уступивший прежние позиции уголь также играл и продолжает играть свою роль. Но его уже нельзя считать ключевым энергоносителем для развития экономики. Вместе с тем, газ пока еще не стал доминирующим энергоносителем. Но, похоже, что он близок к этому. Из доклада Фонда национальной энергетической безопасности следует, что газ на данный момент занимает третье место в мировом энергобалансе. И пока свой потенциал не реализовал. Вместе с тем, авторы доклада отмечают, что "развитие газовой индустрии и рынка идет неплохими темпами. Доказанные запасы выросли в 1,5 раза, добыча и потребление – на 65%. Но главное – более чем втрое увеличилась трансграничная торговля газом. Теперь 30% газа потребляется за пределами страны-производителя, а объемы производства СПГ выросли в 4,5 раза. Кроме того, уже более 10% добываемого газа в глобальном масштабе экспортируется в сжиженном виде".  

Можно согласиться с авторами в том, что "потенциал газа на данный момент не реализован. Инерция мирового энергобаланса велика, и на радикальные изменения требуются десятилетия". Однако нефть тоже не сразу потеснила уголь в качестве доминирующего энергоносителя. Но в конечном итоге это произошло. На мой взгляд, для России, которая, безусловно, является газовой державой, это крайне важный момент. И не только в контексте экспорта, но и в части использования газа для развития собственной обрабатывающей промышленности. Уже сегодня можно увидеть интересные примеры в области машиностроения, когда газ играет ключевую роль. И здесь очень важна помощь наших газовиков. В первую очередь "Газпрома".

В частности, деловая пресса не раз писала об очень интересном проекте по строительству газотурбовозов для железных дорог.

В частности, было написано, что "остается пока открытым два вопроса: о создании инфраструктуры по обеспечению газотурбовозов топливом, и о способности самарских двигателестроительных заводов произвести необходимое количество силовых установок (РЖД в перспективе, потребуется до 200 машин, Indian Railways – до трехсот). ГТ1 на испытаниях заправлялся с помощью "Газпрома". С учетом того, что последующие машины будут во многом работать в интересах газовиков и нефтяников, проблему с заправкой газотурбовозов "РЖД", очевидно, решит достаточно быстро. А вот с двигателями не все так просто". Но уже само решение с топливом будет существенным продвижением вперед. Особенно с учетом того, что "план по 25-процентному замещению потребления локомотивами дизельного топлива сжиженным и сжатым природным газом обозначен в "Энергетической стратегии РЖД на период до 2030 года". К этому периоду объемы использования СПГ достигнут 250 тыс. тонн, а использование дизтоплива сократится с 345,8 тыс. до 160 тыс. тонн. Ежегодная экономия от реализации обозначенной задачи составит примерно 8 млрд рублей".  

Таким образом, можно на этом примере увидеть прямую взаимосвязь между сырьевым энергоносителем и весьма интересным индустриальным проектом. Рано или поздно случится, что, по крайней мере, в прежних объемах российское сырье не будет востребовано на внешних рынках. Разумеется, это произойдет ни сегодня и не завтра. Но произойдет. Многие регионы мира в какой-то степени смогут обеспечивать себя тем же газом (в том числе тем, который сегодня называют нетрадиционным) самостоятельно. А поэтому нам очень важно уже сегодня начать использовать газовую промышленность на благо новой индустриализации. Если мы сможем это сделать, то, как представляется, это обеспечит стране развитие на десятилетия вперед.

В то же время нельзя забывать, что "Газпром" на данный момент является экспортоориентированной компанией. Основные свои прибыли он получает зарубежом. А многие проекты на территории России, по сути, являются для него дополнительной нагрузкой. Но в силу своих размеров, безусловно, Газпром должен эту нагрузку нести. Задача государства состоит в том, чтобы решить проблемы, которые порой возникают в части исполнения Газпромом своих обязательств внутри страны. "- Проблема здесь концептуальная, болезненная, причин – масса. – Говорит руководитель аналитического управления фонда "Национальная энергетическая безопасность" Александр Пасечник. - Главный аспект – неумение расставлять приоритеты. Сопряжено это в первую очередь с тем, что экспорт газа приносит "Газпрому" больше выгоды, чем продажа его на внутреннем рынке. Соответственно, и главные инвестиции газовый монополист делает на "европейском направлении". Хотя с точки зрения социальной политики, государственной стратегии концерн должен развиваться равновелико, как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Сам глава "Газпрома" Алексей Миллер, когда возникали сложности на внешних рынках, не раз заявлял, что у компании есть огромный потенциал для роста газового рынка внутри страны.  Но как бы там ни было, несмотря на порой не совсем обоснованную позицию Газпрома по внутреннему рынку, нужно понимать, что

"Газпром" выполняет сложнейшие задачи для России – борется за внешние рынки

(а сейчас эта борьба становится все более жесткой), чтобы приносить стране доходы и реализует, пусть порой под давлением государства, важные проекты внутри страны.

Поэтому данную компанию нужно беречь, а интересы других сырьевых компаний реализовать с учетом интересов Газпрома. Кому-то это может показаться несправедливым, но резко ломать устоявшуюся структуру сырьевого комплекса России было бы опасно. В том числе, нужно очень аккуратно подходить к вопросу реформирования правил экспорта газа. Вероятно, по этой причине Владимир Путин сказал, что о поэтапной схеме либерализации экспорта СПГ — можно подумать. Но пока президент не дал конкретных обещаний, что решение скоро будет положительным.

Но и самому "Газпрому" стоит принимать как можно более решительные и в то же время гибкие меры, чтобы сохранить свои позиции на внешнем рынке на ближайшую перспективу. Ускоренная потеря "Газпромом" внешних рынков сбыта совсем невыгодна России. Безусловно, отчасти позиции "Газпрома" на европейском рынке пошатнулись по вполне объективным причинам. В Европу пошел невостребованный в США после сланцевой революции СПГ из Катара. Тем не менее, катарский СПГ не помешал норвежской компании "Statoil" наращивать экспорт в страны Евросоюза. В данном случае уже сказываются, как представляется, просчеты в планировании поставок самого Газпрома. Это дает повод критикам компании лишний раз ее уколоть. Например, известный критик Газпрома аналитик Михаил Корчемкин регулярно напоминает о примере Statoil, которой катарский газ не мешает увеличивать экспорт. Так, Корчемкин пишет, что "Statoil" и "Wintershal"l заключили крупный контракт.

В следующем году Норвегия, скорее всего, станет основным поставщиком газа в Германию, оттеснив Россию на второе место.

В результате своей ценовой политики Газпром теряет европейские рынки, но зато значительно опережает всех конкурентов по темпам строительства газопроводов".  Также Корчемкин комментируя рекордные показатели Statoil по экспорту, делает вывод, что "успехи норвежской компании зависят не только (и, пожалуй, не столько) от её руководства, но и от газоэкспортной стратегии РФ, которая заключается в сознательном уходе с европейского рынка при одновременном строительстве сверхдорогих экспортных газопроводов. Опыт последних лет показал, что без кардинального изменения ценовой политики рост экспорта российского газа возможен только в случае прекращения или сокращения поставок других производителей (как Ливия в 2011 году). Кроме того, в средне- и долгосрочной перспективе гигантские доходы российских трубопроводостроителей и посредников, занятых в строительстве ненужных газопроводных проектов Газпрома, обернутся резким ростом себестоимости доставленного в Евросоюз газа, что, в конечном счёте, ликвидирует прибыльность газового экспорта "национального достояния". Хотя Корчемкин винит в сложившейся ситуации не только Газпром, но и в целом российскую власть в части идеи строительства обходных газопроводов, стоит все же отметить, что газопроводы тут не причем.

Ситуация действительно сложная, но в ее основе лежит маркетинговая политика Газпром экспорта. В интервью журналу Форбс на это вполне справедливо указал Геннадий Тимченко. Несмотря на то, что Тимченко связан с Новатэком, его мнение по вопросу представляется интересным. И вполне объективным. "— И сколько времени вы отводите монополии "Газпрома"? — Не могу назвать точного срока. Мы не занимаемся публичными прогнозами, это дело профессиональных аналитиков. Кстати, недавно газеты писали, что "Новатэк" прорвал экспортную блокаду и будет поставлять газ в Германию. Это совсем не так. Это будет не российский газ. Он будет покупаться на спотовом рынке и продаваться немецкой компании. "Новатэк" будет выступать только в качестве трейдера, чтобы потренироваться, получить необходимый опыт для торговли газом в Европе. Лично мне хотелось бы, чтобы доля "Газпрома" на европейском рынке газа сохранялась и, возможно, даже увеличивалась…— Я считаю, что маркетинговая кампания "Газпром экспорта" привела к снижению его доли рынка в Европе. А для трейдера иметь долю рынка - самое главное. Потерять ее легко, а вернуть очень сложно. На рынок пошел уже дешевый сжиженный газ. Возникает, по сути, новый рынок газа, такие вещи надо видеть".  

Таким образом, для поддержания конкурентоспособности Газпрома на внешнем рынке компанию постоянно нужно держать в тонусе, напоминать о конкурентах. Причем не о Статойле, а о собственно российских производителях газа, которые в любой момент могут потеснить "Газпром" в плане экспорта, если потребуется.

Необходимо также, чтобы руководство "Газпрома" помнило о своих обязательствах внутри страны.

Поэтому тактика усиления других компаний в России вполне оправданна. С одной стороны это просто предупреждение "Газпрому. Но с другой стороны, не исключено, что ситуация с падением конкурентоспособности и эффективности Газпрома может зайти так далеко, что придется на самом деле практически реализовать пожелания Сечина, Тимченко, Михельсона об отмене монополии Газпрома на экспорт, а также о серьезном реформировании газового рынка внутри страны. Руководство Газпрома должно понимать, что подобное вполне возможно, если не повышать эффективность компании. Управляемая конкуренция, периодические преференции в том или ином виде конкурентам "Газпрома", могут пойти компании на пользу. А значит и стране в целом. Вместе с тем, сейчас, пока Газпром еще может бороться на внешних рынках, а внутри страны выполняет много значимых социальных проектов, его нельзя реформировать и/или делать равным по отношению к другим компаниям. Время явно не пришло. Пока еще имеется шанс, что в текущих условиях Газпром сможет поддержать и повысить собственную эффективность.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...