< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Подписка rss
Поиск Поиск
Природа российской инфляции

17 февраля 2013 года
Закладки

Ключевым показателем при формировании  экономической  политики и в ее действующей монетаристской неолиберальной  версии, и в предлагаемой авторской платформе выступает наряду с ростом ВВП (и его структурой) инфляция потребительских цен. Обратим внимание на принципиальную дискуссию по вопросу о доминирующем факторе российской инфляции. Необходимость данного конкретного вопроса вызвана тем, что действующая экономическая политика, повторим это, главной своей целью выдвигает именно борьбу с инфляцией, а основной ее причиной номинирует монетарный фактор, то есть давление денежного предложения на рынке, которое разогревает платежеспособный спрос и соответственно потребительские цены. Отметим, что этот методологический подход исходит из презумпции равновесной и конкурентной  экономики, что в российском случае в общем-то еще нужно доказывать, но этого не делается. Конкретно же тип российской экономики в связи с ее переходным характером, конечно, далек и от равновесного и от конкурентного. Одна из изначальных причин ошибочности монетаристского подхода к российской инфляции заключается именно в этом.

В наиболее аргументированной и математически поддержанной работе, посвященной факторной природе инфляции в переходной постогосударствленной экономике, на примере Белоруссии исследовались несколько гипотез. Во-первых, о монетарном характере. Во-вторых, о влиянии на инфляцию производственных издержек, связанных прежде всего с ценами на энергоресурсы. Есть ряд и иных исследований, посвященных фактору издержек. Исследование проводилось по временным рядам 1999–2005 гг. В качестве факторов изучались следующие: индекс реального обменного курса национальной валюты; ставка рефинансирования Национального банка РБ; индекс роста среднемесячной заработной платы; индекс роста реальных денежных доходов; индекс цен на топливо и электроэнергию; индекс денежного агрегата М0, М1, М2. Использовались помесячные данные соответствующих временных рядов. Полученные результаты позволили авторам цитируемого исследования сделать важные выводы:

Четкая систематическая положительная связь между изменением денежной массы и инфляции отсутствует.

Это подтверждает тот факт, что в переходной экономике, в отличие от рыночной, существует специфический набор причин инфляции (совпадает с приведенными выше результатами).

Трудно выявить все факторы, влияющие на инфляцию, к тому же не все из них можно количественно измерить. В целом делается вывод, что набор факторов, определяющих инфляцию в экономике Республики Беларусь, отличается от традиционных факторов рыночной экономики и, может быть, только в будущем приблизится к традиционному набору. Здесь важен принципиальный вывод о многофакторности инфляционного процесса и об отсутствии влияния монетарного фактора. Эти выводы вполне проецируются на российскую экономику. На рис. 1 показана схема влияния различных факторов на инфляционные "весы":

Видно, что практически каждый фактор влияет двояким образом. Как на механизм повышения цен, так одновременно и на механизм их понижения. На "весах" сравнивается предложение товаров и услуг и платежеспособный спрос населения. Есть ряд факторов, например издержек и импортных цен, которые влияют на цену товаров и услуг непосредственно. Если первый интегративный фактор определяется преимущественно объемами производства, то есть инвестициями и развитием основных фондов, то второй зависит не только от денежного предложения в стране, но и от психологии потребителя, потребительской культуры и иных обстоятельств. К таким обстоятельствам относятся особенности структуры доходов населения, определяющих его платежеспособный спрос. В частности, около 90% населения пользуются лишь половиной потребительских товаров. Вторую половину потребляет высокодоходная группа, составляющая всего около 10%  населения.

Отсюда можно предположить: основное потребление в стране происходит в пространстве первичных потребностей, а это означает, что психология потребления имеет тип выживания.

Сбережения по этому социопсихологическому механизму идут под подушку, а более вероятно, что в Сбербанк. Он же кредитует в том числе инвестиционные проекты и в механизме депозитно-кредитной мультипликации производит эмиссию денежной массы, частично восполняя бездеятельность в этой функции Центробанка. Недвижимость, зарубежные счета, роскошь, золото. Сбережения второй высокодоходной группы, как видно из рис. 1, идут в основном на зарубежный рынок, что не оказывает спросового давления на внутреннем рынке. Импорт потребительских товаров, с одной стороны, увеличивает предложение и снижает тем самым цены, но он в основном был более дорогим по сравнению с отечественными товарами и как бы подтягивал внутренние цены к мировым.

Однако, как выяснилось в результате исследования, этот процесс себя исчерпал и рост потребительского импорта на инфляцию уже практически не влияет. А вот рост промышленного импорта, увеличивая производство товаров, услуги и их предложение, инфляцию уменьшает. Исходя из предложенной схемы влияний можно объяснить полученные корреляционные факторные зависимости, приведенные выше. Основные особенности, выявленные в результате анализа, сводятся к следующему:

  • 1. Рост доходов населения, оплаты труда и пенсий в условиях искусственно и неадекватно сжатого спроса ведет в российской экономике к  снижению инфляции. Это дает принципиальное обоснование одной из ключевых позиций социализации и гуманизации предлагаемой модернизации экономической политики страны, а именно — существенного повышения заработной платы и пенсий.
  • 2. Рост инвестиций ведет к снижению инфляции. Это в гармонии с первым выводом дает возможность непротиворечивой политики одновременного роста ВВП и снижения инфляции.
  • 3. Рост государственных расходов ведет к снижению инфляции. Поэтому доля расходов в ВВП может и должна быть увеличена.
  • 4. Промышленный импорт снижает инфляцию, потребительский — практически не влияет на нее.
  • 5. Избыточная открытость и включенность национальной экономики в мирохозяйственные связи, в особенности экспорт, инфляцию повышают.
  • 6. Деятельность естественных монополий в условиях тарифного регулирования если и влияет на инфляцию, то в сторону ее снижения. Важен вывод, что не нужно искусственно разбивать российские естественные монополии на осколки, конкурирующие друг с другом в целях борьбы с инфляцией, как на том настаивают российские неолибералы.
  • 7. Снижение монетизации экономики ведет к росту инфляции. Основная монетаристская политика правительства глубоко ошибочна. Вкупе с торможением роста ВВП она является с экономической позиции опасной для национальных интересов и национальной безопасности.
  • 8. Изъятие финансовых ресурсов из экономического оборота (стерилизация) на инфляцию не влияет, но значимо тормозит рост ВВП.При этом нужно помнить, что эти выводы относятся к конкретной ситуации, в которой находится российская экономика. Они вовсе не претендуют на универсализм всеобщей теоретической модели. Это было бы неверно, потому что, как следует из рабочей модели многопараметрической релаксационной инфляции, конкретные наборы факторов могут меняться по своему составу со временем.
 

В целом получается единая формула развития экономики и борьбы с инфляцией: увеличивать оплату труда, пенсии и доходы основной части населения; наращивать монетизацию экономики, конвертируя ее в инвестиционные ресурсы; наращивать госрасходы, сокращать открытость  экономики и преодолевать переэкспортизацию экономики. Разумеется, эта формула имеет свои пределы применения по величине указанных факторов, т. е., еще раз подчеркнем, речь идет об оптимизации перечисленных параметров, о выведении их современных значений из существенно неоптимальной и не- приемлемой зоны в зону оптимума. Указанный подход дает основу модернизации действующей экономической политики. Множественность факторов и их прямо противоположное влияние на инфляцию оставляет открытым вопрос о доминиру ющем факторе, который позволил бы определить тип или природу российской инфляции. Очевидно, что она немонетарная. А какая?

Исследования позволяют выдвинуть гипотезу, что в неравновесных условиях переходной экономики от огосударствленной к рыночной инфляция имеет особый мультифакторный характер.

Это приводит, назовем это так, к релаксационному типу инфляции, при котором ее ход зависит от времени, но фактически не зависит (или слабо зависит) от монетарных воздействий. Если это так, то, во-первых, корреляция с монетарными усилиями должна быть пренебрежимо малой, что наблюдается и однозначно доказывает отсутствие связи. Во-вторых, сам ход инфляционной кривой должен описываться элементарной математической функцией релаксационного типа. Прежде чем сделать окончательный вывод были протестированы несколько элементарных функций, а именно: линейная, логарифмическая, обратная, квадратичная, кубическая, степенная, показательная, логистическая, экспоненциальная, функция S.

Критерием отбора результирующей кривой, наилучшим образом описывающей динамику инфляционного процесса, является характеристика функциональной зависимости, так называемая R-квадрат, отражающая степень отклонения расчетных значений подобранной кривой от фактических значений:

где Yi  — фактическое значение индекса потребительских цен (основного показателя инфляции) для соответствующего периода i, а p Yi — расчетное значение индекса потребительских цен для того же периода. При R=1 совпадение реальной и моделирующей кривой является теоретически стопроцентным.

Для тестируемой модельной функции инфляции использовались два временных периода: 1993–1997 гг. и 1998–2006 гг. Их разбиение отвечало границе в виде дефолта 1998 г. и неким утверждениям, что, мол, природа инфляции на этом рубеже изменилась. Но модельные кривые не только имеют очень хорошие характеристики, но, что принципиально важно для качественного вывода, сама функциональная зависимость одинакова, то есть природа инфляционного процесса не менялась. Наиболее точно временная зависимость инфляции описывается экспоненциальной функцией с обратным временным аргументом вида I = exp (а+b/t), то есть функцией релаксационного типа.

Это является признаком фундаментального реально существующего в окружающей природе процесса. В данном случае природа носит социальный характер, но вывод от этого не меняется. Важной особенностью найденной функции является то, что ее асимптотическое значение не равно нулю. Это значит, что для релаксационного типа инфляции она никогда не станет нулевой. Можно предположить, что ее асимптотическое значение ехр (а) определяется какими-то важными характеристиками социальноэкономической системы (инфляционных весов, рис. 1), вытекающими из соотношения факторов платежеспособного спроса, предложения товаров и услуг, т. е. социального доходного и инвестиционного потоков, из эффективности ценорегулирующих, волевых и прямых ценообразующих механизмов. С использованием подобранной функции возможно рассчитать инерционный прогноз индекса потребительских цен.

Повторим, что для предложенной модели многофакторной релаксационной инфляции существует асимптотическое значение, отличное от нуля. В российском случае это теоретически предельное значение равно примерно 5,4% в годовом исчислении.

Однако достичь теоретического асимптотического значения на практике невозможно, поскольку оно всегда возмущается флуктуационными воздействиями, да к тому же еще и ошибочными волевыми управленческими попытками. Поэтому значение инфляции в ближайшие годы без принятия адекватных антиинфляционных мер вряд ли снизится ниже 8–10%. Представляет интерес проверить насколько устойчив полученный тип инфляции с ходом времени в 1990-е и 2000-е годы. Это возможно увидеть по устойчивости (монотонности) параметров "а" и "b" в формуле для инфляции. Интервал 1992–2008 гг. был разбит на девять равных отрезков времени (по четыре года), в каждом из которых подбиралась максимально достоверная временная функция инфляционной зависимости. Период дефолта естественно был исключен из анализа, как нестационарный. Результат представлен на рис. 2:


Рис. 2 Параметры a и b инфляционной функции ехр (а+b/t)

Видно, что параметры релаксационной инфляционной функции меняются монотонно и плавно, что свидетельствует об устойчивости механизма инфляции. Скорость релаксации (параметр "b") последовательно замедляется, что отвечает природе релаксации, а вот принципиально важно, что асимптотический параметр "а" слабо, но растет. Последний результат говорит о том, что инфляция этого типа никогда не снизится ниже определенного уровня, и о том, что управление инфляцией неадекватно и не влияет на нее. Последний вывод совпадает с результатами анализа. Представляет интерес выяснить, ответственны ли какие-либо факторы, являющиеся параметрами государственного управления, не только за величину текущего значения инфляции, но и за величины "а" и "b". Или другими словами, важен вопрос — есть ли управленческие технологии, чтобы снижать не только текущую инфляцию, о чем подробно изложено выше, но и уменьшать ее асимптотическое значение и ускорять снижение.  Следует, что рост оплаты труда, государственных расходов в ВВП, внешнеторгового оборота значимо снижают асимптотическое значение инфляции.

 Не все управленческие год меры этого ряда совпадают со случаем управления текущим значением инфляции, которые состоят в:

  • уменьшении степени внешнеэкономической открытости экономики;
  • ослаблении рубля по отношению к доллару;
  • росте доли госрасходов в ВВП;
  • восстановлении рабочего уровня монетизации российской экономики;
  • росте оплаты труда и доходов населения;
  • росте инвестиций.
 

Частичное несовпадение мер отражает сложный характер явления, ведущий в управленческом смысле к постановке задач на оптимизацию управления. Но в любом случае, на пути предложенного анализа обосновывается подход к управлению и отложенной во времени инфляцией. Из анализа следует также важнейший вывод о том, что не принимая адекватных мер финансово-экономический блок российского правительства никогда не сможет снизить инфляцию до оптимальных значений около 2-3%. С учетом наслоений на релаксационный предел инфляция не снизится в этом случае ниже 8-10%. Естественно, что предлагаемые изменения должны производиться в режиме оптимизации набора целевых параметров, к которым кроме инфляции относится еще и экономический рост.

Соответственно, изменение указанных управляемых параметров от стартовых неоптимальных производится не бесконечно, а лишь до достижения ими оптимальных значений.

Задача смены управленческой антиинфляционной платформы таким образом приобретает вид задачи на оптимизацию. Эмпирических свидетельств обоснованности предлагаемой модификации антиинфляционной платформы достаточно. В частности, выбросы инфляции, вроде имевших место во втором полугодии 2007 г., объясняются предельно непродуманными действиями правительства. Практически никаких мер не принимается против ценовых сговоров, и они время от времени обязательно будут возникать. Осенью 2007 г. имел место курсовой обвал, а курс, как известно, регулируется Центробанком России.

Выше было объяснено, почему в условиях демонетизированной экономики укрепление рубля по отношению к доллару может увеличивать инфляцию в России. Превышение реальной инфляцией в 2008 г. прогнозного по модели релаксационной инфляции значения может говорить о том, что монетаристское сдерживание предложения товаров и услуг (инвестиционное сжатие) довело ситуацию до включения не равновесных (спрос — предложение), а новых квазимонопольных механизмов ценообразования. Кроме того, отстраненность государства от жесткого антимонопольного регулирования привела к активизации ценовых сговоров. По рис. 1 легко видеть, что инфляционные весы должны в этом случае склониться в сторону роста инфляции. Результат закономерен, и без изменения объемов инвестиционного денежного предложения инфляцию уменьшить вряд ли удастся.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...