< Май 2022 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Подписка rss
Поиск Поиск
О тех, кто ушел в гости, и том, что дома их ждет...

20 февраля 2013 года
Закладки

Недавно мы уже говорили о наших внутренних проблемах. Показали, что основную опасность для целостности и будущего страны представляем мы сами или те, кого мы выбрали ответственными исполнителями высшей национальной идеи. Но, разумеется, не может в глобальном мире все зависеть только от нас, мы – русские – не одни же на этой планете живем. Так вот, давайте поговорим о том, с кем и как живет русский человек вне, собственно, России. Наследие российской истории XX в. диктует необходимость введения термина "историческая территория", понимаемого как зона максимального расширения границ Российского государства в XX в., в рамках которых главенствовали единые ценности, единая система права и государственного управления, происходил процесс складывания единого общества. Любой читающий эти строки, конечно, должен понимать – международное право мы уважаем и в дела других государств не лезем. В этом не должно быть никаких сомнений и подозрений. В то же время, распад СССР привел к появлению в новых независимых государствах многочисленных русских общин, а также большого числа людей, которые, не будучи этнически русскими, продолжали соотносить себя с Россией. Они могут быть отнесены к людям, которым в постсоветское время предстояло сделать выбор гражданства. Определиться между Россией и новыми независимыми государствами. Старое зарубежье также пополнилось новыми выходцами из постсоветского государства. Именно их и можно отнести собственно к эмиграции: они сознательно покинули земли своей родины. Вместе с потомками эмигрантов XIX–XX вв., считающих себя с русскими, они образуют русский мир.

И пришло время собирать камни. Какие закономерности развития унаследовал русский мир конца XX в. — начала XXI в. от опыта жизнедеятельности русских эмигрантов XIX–XX вв.? Снова, как и в 1917–1922 гг. самой многочисленной частью русского мира являются те, кто не по своей воле оказался за пределами Российского государства. Для них характерны общая пассивность (отдельные исключения лишь подтверждают правило) при защите собственных интересов и лоббировании интересов Российского государства в странах пребывания, стремление к переезду на территорию Российского государства, растворение в обществах стран пребывания, частичная консервация своих устоев до кардинального изменения политической обстановки и границ. В старом зарубежье русский мир снова, как и до революции, имеет портрет прежде всего трудовой, экономический, в меньшей степени — политический. Это определяет стремление большинства эмигрантов интегрироваться в общество страны пребывания. Отношения с Россией поддерживает значительное, но все же меньшинство русского мира в старом зарубежье. Эмигранты относятся к Российскому государству с недоверием. И в общем их можно понять.

Представляется, что русский мир, который в значительной степени благодаря глобализации и устойчивым связям с внутренней Россией зависит от закономерностей социально-политического развития России, нуждается в государственной поддержке тенденций объединения, защите национальной культуры и языка.

Россия заинтересована в русском мире не только как в ресурсе своей внешней политики, но как в инструменте поддержания целостности русского общества в условиях глобализации

сохранения и укрепления его единого культурного, научного и образовательного пространства во благо развития русской цивилизации и России как страны. Одним из наиболее важных объединяющих факторов для русских эмигрантов была и остается религия, которая даже после фактического исчезновения русской диаспоры в 1950–1960-е гг. продолжает объединять их потомков. Чем более отличались религиозные и культурные установки стран, где оказывались русские беженцы, тем большую роль приобретала Православная церковь.

Стоит заметить, что Россия, стремительно теряет русскую идею, как национальную или государственную идеологию. Вторая и третья волны русской эмиграции не были ориентированы на структурное единство и не образовали сколь-нибудь продолжительно существующих структур, политически опираясь на поддержку иностранных правительств — в первую очередь США. Четвертая волна эмиграции, будучи добровольной (в отличие от вынужденной советского периода), частично самоорганизовалась, создав новые и воссоздав старые эмигрантские структуры. Их отличием от предыдущих стала аполитичность по отношению к России и стремление защитить собственные интересы в странах пребывания. Правда, русской, в этническом смысле, эту волну называть было бы неправильно. Уж очень стремятся наши бывшие соотечественники слиться с "новой Родиной".

По данным заместителя главы МИД России, на март 2009 г. "за рубежом проживает около 30 млн человек российских соотечественников". По данным на 2004 г., на территории исторической России за пределами ее государственности проживали 23–24 млн, из них, по официальным данным, 6–7 млн — в дальнем зарубежье. Однако, численность русского мира в дальнем зарубежье вряд ли превышает 4–5 млн человек, остальные — это русскоязычные, не соотносящие себя с ценностями русской цивилизации. Часть русских возвращается на родину, часть, пользуясь возможностями глобализации, "живет на два дома". Опросы, проведенные в Германии, показали, что "главным препятствием называлось отсутствие общей мотивации для развития консолидационных процессов".

В послереволюционной эмиграции общей идеей было противостояние большевистскому режиму, т. е. фактически антигосударственная деятельность, а сейчас даже такой нет.

Россия уже не является предпочтительным местом для получения образования среди русского мира (кроме Таджикистана и Киргизии). При этом в Германии всего 39% этнических русских имеют гражданство страны проживания. В качестве объединяющей "идеи" может выступать православие", через него возможно сотрудничество с сербами, греками и болгарами. В целом русскоязычные жители Германии довольно слабо включены в общественно-политическую жизнь страны. "Справочник российского соотечественника" (2006) регистрирует 26 объединений, что само по себе небольшой количественный показатель. Можно сделать вывод о том, что российская диаспора состоит из разрозненных "островков", слабо связанных друг с другом и не стремящихся к консолидации.

Разрозненность многочисленной российской диаспоры не позволяет серьезно влиять на внутриполитические процессы в странах их проживания, в том числе на определение этнополитических приоритетов. Это наиболее заметно на фоне других диаспор (турки, поляки, вьетнамцы), организованных и имеющих своих представителей в органах государственной власти, способных решать определенный круг задач, в том числе в сфере развития межгосударственных контактов. Известно, что общее число изучающих русский язык оценивается сегодня в 200–210 тыс. человек, из них 180 тыс. изучают русский в средних учебных заведениях (школах и гимназиях), около 10 тыс. — в вузах в рамках дисциплины "славистика" или "славянская филология" (всего таких вузов насчитывается 32), примерно столько же студентов изучают русский на нефилологических факультетах — юридических, экономических, естественнонаучных. В этом отношении стоит говорить "русскоязычные". Этот термин достаточно широко вошел в повседневный обиход для обозначения представителей русского зарубежья. Очевидно, категория лиц, обозначаемая данным термином, более широка, чем "русские". Под "русскоязычными" следует понимать тех, для кого русский язык является просто языком общения. Речь идет о лингвистической группе, интересы которой могут быть не тождественны интересам собственно русского населения. В Лондоне субботние русские школы дополнительного образования посещают, по разным оценкам, от 5 до 10% проживающих в городе русскоязычных детей. По словам директора лондонской школы "Знание" Айны Шарифи, "было бы вдвое-втрое больше, если бы не ограниченные финансовые возможности родителей". В США ситуация с русским образованием еще плачевнее — им охвачено примерно 1–2% потенциально заинтересованных. Проблема финансовой поддержки русских образовательных центров за рубежом, в которых обучаются дети уехавших на Запад россиян, представляется крайне актуальной. Ведь утечка мозгов из России не только продолжается на уровне родителей (временами до 100 тыс. человек в год), но и, что логично, отражается на детях.

Правительство Франции, например, покрывает зарубежным французским школам (в том числе частным) 50% их бюджета. Причем это не субботние этнические школы, а полнокровные лицензированные средние учебные заведения. В Лондоне это школы, в которых учебная программа на две трети британская, а на одну треть —французская. Причем в небританскую треть входят не только родной язык и уроки родной литературы и истории, но и, например, математика: считается, что во Франции математический курс прописан сильнее. Французские (как, кстати, и японская) школы в Лондоне отвечают всем стандартам Евросоюза и Британии, имеют все необходимые сертификаты. То есть они полностью интегрированы в образовательную систему принимающей страны. Как следствие, их выпускники легко поступают в британские университеты. Ситуация с русскими школами иная: они не являются частью местных образовательных систем и служат главным образом для поддержания владения русским языком на уровне чуть выше бытового. Увы, большинство детей после 11–12 лет русские школы уже не посещают. У многих пропадает мотивация: дети быстрее, чем родители включаются в новую окружающую среду, видят свое будущее там, а не в России. Даже в семьях, где оба родителя — русскоязычные, дети между собой говорят на том языке, на котором они общаются со сверстниками на улице и в школе. Необходимо создание полноценных русских школ за рубежом — задача в том числе Российского государства, которую на сегодня власти игнорируют.

И ладно б это была единственная проблема! Подавляющее большинство организаций и объединений русского мира выживают за счет проведение проектов, членских взносы или пожертвований. Только в период выборов появляются средства на проекты из партийных фондов, что является формой привлечения электората. Поэтому еще одной проблемой является уровень жизни русского мира. Как в дальнем, так и в ближнем зарубежье около половины опрошенных представителей русской диаспоры заявляют, что денег им хватает только на еду и одежду. Кое-как помогает "развлечение" под названием "купля-продажа товаров и услуг у русских". Например, в Германии, где проживает до 5 млн русскоязычных (при численности русских не более 1 млн), в одном только Берлине — 100 русских магазинов, в Германии — порядка 1 тыс., а всего ими пользуются 3–5 млн человек; оборот этнической торговли получается порядка 300–500 млн евро. А вот российское посольство не стремится к контактам с "новыми русскими", видимо, полагая, что большинство "новых русских" связано с криминальным миром. Англичане (М. Глени) так просто в открытую заявляют: "сегодня русские занимаются высокоорганизованным бизнесом — отмыванием денег и преступлениями в сфере высоких технологий (иначе говоря, хищением средств с помощью хакеров), а также продажей оружия". Специфика отношений российского Центра и зарубежных диаспор выражается в конкуренции различных организаций за доступ к финансовым ресурсам из России. Созданы фонды — "Русский мир", "Русские", "Россияне", "Соотечественники", "Соотечественник и Родина", Московский фонд им. Юрия Долгорукого. Их общий бюджет составляет несколько десятков миллионов рублей в год плюс средства, выделяемые Правительством на отдельные проекты, чего явно недостаточно для целенаправленной деятельности по консолидации русского мира.

Проблема недофинансирования усугубляется коррупцией, отсутствием творческого начала в реализации поддержки по линии неправительственных организаций. Так, например, в Германии, по мнению опрашиваемых экспертов, "самая большая проблема — это нечистоплотность организаций соотечественников, многие из которых объединяются с целью получения финансирования". В мире на 2006 г. существовало (исключая Россию и СНГ) до 250 русскоязычных газет, около 120 журналов, до 30 радиостанций (исключая созданные для вещания на Россию — типа "Русской службы BBC" или "Свободы") и не менее 60 телеканалов, телепрограмм и телестудий. Это в общей сложности больше, чем реально имеется, например, в Москве. В Интернете есть не менее 5000 сайтов, связанных с освещением жизни соотечественников за рубежом. По данным Газеты.ру, второй пик посещаемости ее Интернет-портала совпадает с рабочим временем на Американском континенте. Именно русскоязычные СМИ играют организующую роль для русского мира. Именно СМИ формируют единое информационное, а по сути и общественное поле для русского мира, его связанности с Россией. Однако, пока в глаза бросаются лишь большие объемы транслируемой негативной информации о внешней и внутренней политике России и ее лидерах. В российской истории одним из кодов политической культуры всегда выступали забота власти о подданных и мессианство. Содержательным ядром мессианства служила идея объединения различных народов и конфессий, которую несло в себе православие. Однако российские реформы 90-х годов ХХ в. впервые в категоричной форме привели к отказу государства от этих двух функций, что повлияло на постепенное "расползание" бывших соотечественников. В настоящее время государство вновь пытается включить русский мир в орбиту своего влияния, однако его политика является не эффективной. Любые действия, направленные на решение проблем русских, по тем или иным причинам оказавшихся за рубежами России, упираются в проблему несовершенства законов для работы с русскими за рубежом.

Несмотря на постоянные декларации об озабоченности правами неграждан в Латвии и Эстонии, на практическом уровне никто не пытается эти озабоченности увязать с конкретными, в первую очередь экономическими, вопросами двусторонних отношений, например просто пригрозить отключением газа – и все.

В настоящее время сократили бюджет на программу "соотечественники". В результате у людей создается мнение, что "никакой единой позиции в России нет, а все пущено на самотек". Выделяемые средства несопоставимы с лидирующими в этом отношении индустриально развитыми странами. В РФ деньги "распиливаются" между различными институтами. По данным аудитора Счетной палаты Валерия Горегляда, из предусмотренных 42 млн руб. было выделено только 1,3 млн, т. е. 3%. Для сравнения можно отметить, что сразу после выступления на Всемирном конгрессе соотечественников в Санкт-Петербурге в октябре 2006 г., где Путин говорил об этих программах, он обратился к делам родного города и объявил о новых проектах инвестиций в его инфраструктуру объемом около 300 млрд рублей. На программу по переселению в 2007 г. было запланировано выделить 4,6 млрд руб. плюс средства местных бюджетов, что, конечно же, явно недостаточно. Для расколотого русского народа, расчлененного российского сообщества этот вопрос имеет еще большее значение. Это вопрос значимого фактора цивилизационной и государственной жизнеспособности России. Вместе с тем, очевидно, что проведение государственной политики в этом сегменте требует существенного улучшения.

А теперь, время разбрасывать камни. И первый камень я брошу в министерство ВС РФ. Не в военных, подчеркиваю, а в министерство.

Ладно, мы не можем обеспечить наших граждан за рубежом, так хотя бы защищать-то их мы обязаны!

Так нет, куда там! Обороноспособность является одним из важнейших факторов жизнеспособности страны, как в части целостности ее территории, так и в отношении безопасности населения и стабильного функционирования государственной власти В соответствии со ст. 59 Конституции РФ защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Современная армия — это, как правило, армия профессиональная. У нас же, согласно исследованиям Социологического центра ВС РФ (подтверждаю, как служивший в нем лично), проведенным в конце 2006 г., на службу по контракту в современных условиях поступают в основном "представители малообеспеченных слоев населения, имеющие невысокий уровень образования". Более того, "наблюдается возрастающая тенденция к нежеланию добровольцев проходить военную службу в отдаленных местностях — в Забайкалье, на Крайнем Севере, Камчатке, в ряде районов Сибири и др." Последнее прямо противоречит самой сути контрактной службы. И это в период активного развития во всем мире новейших технологий, появления все большего количества высокоинтеллектуальных видов вооружений.

Что касается российских военнослужащих-контрактников, то об их низком уровне моральной готовности к военной службе красноречиво свидетельствуют результаты опроса, проведенного в четырех военных округах и на двух флотах: 54% опрошенных в качестве основных мотивов поступления на военную службу назвали потребность в заработке, 45% — возможность избежать безработицы, 35% — гарантированное государством получение жилья и лишь 20% — патриотические ценности. Нынешние контрактники по социальному статусу мало чем отличаются от призывников. Как правило, это те же представители наименее социально защищенных слоев общества, их интеллектуальные возможности и морально-психологические качества часто невысоки. Правда, осенний призыв 2009 года выявил положительные тенденции — в Вооруженных силах России заметно возросло число срочников с высшим образованием, что не мудрено – половину отсрочек-то убрали. После этого призывная база, по выражению военных, расширилась на 100 тыс. человек. Доля призывников с дипломами о высшем образовании за год увеличилась с 13,5 до 21,5%. Профессиональная армия —армия, сформированная из обученных и в профессиональном отношении подготовленных к военной службе (боевым действиям) людей.

Простой отказ от призыва и переход армии на контрактную основу не может гарантировать ее профессионализма.

Согласно официальным данным, бюджет российского Министерства обороны позволяет тратить на одного военнослужащего немногим более 10 тыс. долл. в год, в то время как один американский солдат обходится примерно в 180 тыс. долл., это при том, что российское Министерство обороны тратит гораздо меньше средств на своих гражданских служащих, чем большинство стран НАТО. Неудивительно, в связи с этим, что 36% семей военнослужащих находятся за чертой бедности и только 4% считают, что в настоящее время престиж армии и флота можно оценить несколько выше среднего, более же половины считают, что уровень престижа вооруженных сил не соответствует задачам, выполняемым ими по обеспечению военной безопасности и политической стабильности государства. Это только то, что лежит на поверхности, а ведь проблемы существуют и с дисциплиной, патриотическим воспитанием (это я как в прошлом замкоммандира части по воспитательной работе говорю), кадровым составом, оснащенностью вооружениями и техникой, да тысячи их! Так вот, вернемся к позициям ВС России в мире. До настоящего времени в мире существуют российские военные объекты и базы, дислоцированные на территориях других государств. В Азербайджане Россия эксплуатирует РЛС "Дарьял" (Габала), в Армении расположена российская база в Гюмри, с численностью личного состава около 5 тыс. чел., в Белоруссии расположен ряд объектов. РЛС "Волга" (Ганцевичи), в Казахстане Россия располагает значительным количеством объектоввоенного назначения, да и много где еще.

Россия сохраняет свое военное присутствие только на постсоветском пространстве, да и то весьма ограниченное и частью вынужденное, в силу необходимости эксплуатации военных объектов, входящих в различные подсистемы Вооруженных сил РФ и оставшихся на территориях бывших советских республик. Конечно, иногда мы любим поиграть мускулами, как сейчас, направляя военные корабли в Сирию, но кому надо все про нас знают. Военное присутствие России в регионах представляющих большое значение для защиты и продвижения национальных интересов России, практически отсутствует. При сохранении нынешнего внешнеполитического курса Россия будет и далее терять зоны своего военного присутствия, как потеряли Сербию, например. В космосе российское военное присутствие существенно меньше американского и представлено различными спутниками военного и общего назначения общим числом около 100 единиц. Очевидно, что Запад готовится к большой войне. С кем они сами еще не очень знают, поэтому косятся как на соседей, так и на берег с другой стороны океана.

К числу основных геополитических конкурентов России, оборонный потенциал которых имеет ключевое значение для развития российских вооруженных сил, относятся прежде всего США и возглавляемый ими блок НАТО. Соответственно, целесообразно сравнить российский оборонный потенциал с потенциалом вооруженных сил США и Объединенных вооруженных сил НАТО, как вероятных противников России. Китай сегодня (с геополитической точки зрения) рассматривается как союзник России, по крайней мере в рамках ШОС. Однако при определенных условиях (например, резкое ослабление России с утратой ею фактора ядерного сдерживания в отношении Китая при однозначной геополитической переориентации России на Запад) он может оказаться в числе ее противников. Остальные союзники или противники России либо входят в состав блока НАТО и в потенциальном конфликте с Россией будут действовать в его составе, либо их потенциал не является определяющим для российского военного строительства.

Доля современного вооружения в Российской армии не превышает 20%, тогда как в армиях США и стран НАТО она составляет более 50%. Значительная часть российских ВВТ требует ремонта (до 70% и более). Основная часть вооружения и военной техники Российской армии, особенно сухопутных войск (до 80%), находилась в соединениях и частях, которые в рамках реформы расформированы. Эта техника частью выведена из состава вооруженных сил, а частью осталась, однако должной охраны и необходимого обслуживания она не получает, что естественно приводит к выходу ее из строя. Особенно существенна разница в численности населения: Китаю Россия уступает в 9,5 раз, а США и НАТО — в 6,1 раз, что, естественно, сказывается и на численности армии. Так, у американцев и НАТО на полмиллиона (у каждого) больше личного состава, а у китайце аж на 1 млн 300 тыс. Наш военный бюджет меньше американского в десять (!!!) раз (порядка 60 млрд долл. Против почти 700). Таким образом, из анализа приведенных данных следует, что российский оборонный потенциал существенно уступает оборонному потенциалу соседей как на западе, так и на востоке. Единственным фактором, сдерживающим сегодня агрессию против России, остается ее ядерный потенциал. Общий вывод - непрекращающееся снижение потенциалов обороноспособности страны.

А.С. Пушкин в своем классическом стихотворении в девятнадцатом веке очень точно описал состояние России в веке двадцать первом: "Так дремлет недвижим корабль в недвижной влаге". Напомню, что дальше все приходит в движение, корабль плывет! Очень хочется, чтобы наша страна, также как в грезах своего гения, ожила. Но вы помните, как стихотворение заканчивается?

(По материалам 7 главы монографии "Национальная идея России")

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...