< Октябрь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Подписка rss
Поиск Поиск
Государство – что и кто это?

21 февраля 2013 года
Закладки

В различных случаях, связанных с возникновением острых жизненных проблем и необходимостью их разрешения, нередко можно слышать запальчивые возгласы: Где же Государство!, Государство должно обеспечить!, Государство должно контролировать!, Государство должно дать! Или же, напротив, можно слышать, что Государство не может это обеспечить, не должно в это вмешиваться, люди не верят Государству. Так говорят и рядовые граждане, и статусные – начальники, чиновники разных рангов, парламентарии разных уровней, представители разных видов властей. А кто же, именно, каким образом должен объявиться, чтобы обеспечить, контролировать и всё устроить так, чтобы каждый рядовой гражданин ощущал и верил, что Государство его бережёт, защищает, поддерживает и при этом не напрягает неоправданно, не вмешивается в сугубо личные дела, не ограничивает в свободе реализации возможностей и способностей личности.

 Определений понятия "Государство" существует множество. Это: и политическая организация общества с определённой формой правления; и структура господства; и свойственная народу форма общности; и политико-территориальная, суверенная организация политической власти экономически господствующего класса.

 Как видим, трактовки понятия "Государство" носят весьма разнообразный, очевидно, конъюнктурный характер и весьма противоречивы (государство государству рознь) – например, структура господства, организация политической власти экономически господствующего класса, или же свойственная народу форма общности. В разных источниках можно найти ещё с десяток различных трактовок понятия "Государство". А вот

в Конституции РФ, к удивлению, трактовка понятия "Государство", применительно, разумеется, к РФ, не дана и к какой-либо из известных формулировок не привязана.

Хотя, казалось бы, как же можно в столь важнейшем документе оперировать фундаментальным понятием без строгого и ясного определения его содержания. В Конституции РФ лишь акцентируется внимание на определённых, предписываемых Конституцией, свойствах и функциях Государства РФ. Как-то: демократическое и правовое (статья 1), социальное (статья 7), светское (статья 14), признаёт и гарантирует права и свободу человека и гражданина (статьи 2, 17), охраняет достоинство личности (статья 21), гарантирует свободу совести, вероисповедания, мысли и слова (статьи 28, 29) и т.д. Думается, было бы логично и правомерно, всё-таки, начать Конституцию РФ, именно, с определения понятия "Государство" применительно к Российской Федерации. Это же очевидно, что невозможно, да и нельзя, в правовом поле оперировать понятием, которому нет строгого узаконенного толкования. В Конституции РФ, например, оно могло бы быть таким: Государство "Российская Федерация" – суверенное территориальное образование народа России, управляемое в интересах народа России и России в целом представителями народа России, выбираемыми по правилам, установленным всенародно принятой Конституцией.

Из такого определения следует, что Государство – это народ и его территория, а избранные народом его представители призваны олицетворять Государство и осуществлять организационную деятельность и текущее управление, в интересах достойной повседневной жизни народа и достойного авторитета Государства. Отсюда с очевидностью вытекает характер правовых отношений между гражданами России и уполномоченными исполнять властные функции их представителями. Проясняется важнейшая принципиальная сторона, что это не форма господства кого-то над кем-то, не власть экономически господствующего класса, не власть имущих, не данность, ниспосланная свыше, когда говорят: родителей не выбирают, а это то, что сформировано и в настоящем поддерживается и совершенствуется людьми, выбранными для этого самими гражданами. В этой ясности – смысл, ценность и полезность определения основополагающего понятия. Такая трактовка Государства – основа осознания каждым гражданином РФ своей гражданской значимости и ответственности: он сам выбирает на определённый временной период, можно сказать, "Отцов Отечества" и тем обязывает их обеспечивать ему и Государству в целом достойную, безопасную и безбедную жизнь. Выбирая "Отцов Отечества" и вкладываясь в обеспечение их бюджетными ресурсами, каждый гражданин тем самым осуществляет своё персональное участие в жизнеустройстве своего Государства. И этим, между прочим, осуществляется, не всегда, правда, достаточно осознаваемое, служение своему Государству.

В таком случае, в контексте возможных претензий на неустроенную жизнь, неудовлетворительные порядки и т.д., становится ясно, что Государство, государственная власть – это люди, которых граждане в своих интересах сами, наделили властными полномочиями и обеспечивают их через налоговые платежи нужными для управления Государством материальными ресурсами. Если этот так, то все его структуры государственной власти, казалось бы, не должны и просто не могут быть недружественными к гражданам Государства.

Конечно, вследствие сложности и громоздкости иерархии властных госструктур, сложности задачи установления и поддержания правопорядка, вряд ли можно избежать каких-то напряжённостей в отношениях между властью и гражданами. Правопорядок – это в любом случае баланс свобод, ограничений и компромиссов. И тут, как говорится, на всех не угодишь, всегда найдутся люди, для которых конфликты, вызывающие действия – это их способ самовыражения и самоутверждения, реализация их потребности в кураже и браваде, или же найдутся люди с неисправимым закореневшим представлением, что госорганы и госчиновники – это постоянная угроза их свободе и благополучию, и поэтому с ними надо всегда безоговорочно бороться. Известно, однако, суждение, с которым трудно не согласиться: Государство существует не для того, чтобы жизнь превратить в рай, а для того, чтобы не дать ей превратиться в ад.

Баланс свобод, ограничений и компромиссов не может быть универсальным для всех и на все времена.

Он вырабатывается на текущий жизненный период мудростью избранных руководителей Государства, исходя из исторически сложившихся обстоятельств жизни страны и конкретных особенностей текущего жизненного периода. Жизнь показывает, что основной возбудитель напряжённостей, недовольств, конфликтов между властью и гражданами – это сложный разветвлённый многоуровневый госаппарат. Госаппарат – это прослойка между избранными "Отцами Отечества" и гражданами. Это разного ранга административные структуры, создаваемые избранными представителями народа, и чиновники, нанятые на работу в этих структурах за бюджетные средства. Особенность этой управленческой прослойки в том, что, если избираемые "Отцы Отечества" периодически меняются, то управленческие структуры и работающие в них чиновника остаются в большинстве своём те же самые, сохраняя при этом нажитые традиции взаимоотношений и взгляды на жизнь.

Одной из характерных причин возникновения напряжённостей между властью и гражданами является то, что в структурах государственной власти напрочь теряется осознание их предназначенности и их главной задачи – служить, в первую очередь, интересам граждан страны. Причина потери ощущения своей истинной предназначенности кроется в многоступенчатой системе формирования отдельных властных структур и, видимо, в недостаточной или вовсе отсутствующей идеологической работе с их персоналом. Фактически, нередко оказывается, что они служат лишь самим себе и вышестоящим руководящим структурам, которые их сформировали и которым они подотчётны. Проявляется это в виде, казалось бы, совершенно безосновательных, но, тем не менее, имеющихся у чиновников всех рангов, высокомерных амбиций и вытекающих из них формализма, бездушного отношении к гражданам, интересам которых они, казалось бы, служат.

Типичный исторически сложившийся стиль работы чиновника – не особо утруждаться служебными делами путём, например, предпочтения позиции бездействия, если это не грозит служебными неприятностями, неспешного исполнения бюрократических формальностей, предпочтения формально хороших служебных показателей каким-либо реальным заботам о насущных проблемах отдельных граждан, путём умелого переложения хлопот, связанных с обращениями рядовых граждан, на самих же граждан.

Госслужба давно стала просто способом существования чиновника, способом удовлетворения его карьерных устремлений.

Чиновники – не подвижники альтруизма, они зарабатывают свой хлеб насущный с определёнными, кстати сказать, претензиями к условиям службы, на своё обустройство и материальную обеспеченность. Последние (условия службы), к слову сказать, как правило, значительно лучше и привлекательней, чем в производственной сфере, которой средства на содержание чиновников зарабатываются. Условия службы чиновников таковы, что они позволяют беззастенчивым и амбициозным их представителям, пользуясь служебным положением, без особых последствий, а иногда и с выгодой для себя, изгаляться над людьми, которые в силу установленных административно-правовых отношений или сложившихся обстоятельств вынуждены обращаться к ним по тем или иным житейским делам.

Другая очень весомая причина сильного раздражения граждан органами власти и неверия власти – это склонность представителей власти, базирующаяся на представлении о своей исключительности, к нарушению законности и правопорядка, которые они призваны охранять и защищать, склонность к использованию служебного положения в личных корыстных целях. И чем выше ранг представителя власти, тем масштабнее реализация таких склонностей. Чиновники же меньших рангов учатся у них и в большинстве своём им подыгрывают. Скрыть же, спрятать, замаскировать от рядовых граждан прегрешения представителей власти и нередко возмутительные расхождения между декларациями и фактическими делами – просто невозможно: все мы живём на одной земле в одной стране, и кто какими благами пользуется, что говорится и что фактически делается – всем видно. Только сама власть в лице госаппарата по понятным причинам способна закрывать глаза на собственные прегрешения и, как видно, не очень заинтересована в создании и развитии эффективных механизмов их пресечения и предупреждения.

Такое положение в системе госслужбы – это её закоренелая хроническая болезнь, сохраняемость которой обусловлена редкой сменяемостью персонала структур госаппарата и устойчивой преемственностью исторически выработавшихся неформальных правил взаимоотношений. Можно ли вылечить от неё государственную власть? Держать чиновников в "узде" бескорыстного служения народу – одна из нелёгких задач избранников народа. И в этом деле неуместны либерализм, попустительство, благодушие, иначе – это негласное позволение паразитировать на бюджетных средствах.

В конечном счёте, ответственность за эффективность, как структуры государственных властей в целом, так и функционирования любых отдельных структурных единиц власти ложится на людей, которым граждане доверяли раньше и доверяют теперь их организацию и устройство. Ведь, эти люди взяли на себя такую ответственность, более того, в большинстве случаев боролись во время избирательных компаний, иногда с риском для жизни, за то, чтобы нести её. Но управление государством - архисложная задача. Люди, берущиеся за неё, не могут по объективной причине заблаговременно оценить свои возможности – неизвестно с какими негаданными, кроме тех, что на виду, "горячими" проблемами (наводнение, засуха, военные действия, техногенные, природные или экологические катастрофы и т.д.) придётся сталкиваться, поэтому они должны иметь заведомо авантюрную готовность решать неожиданные проблемы в условиях дефицита ресурсов и информации, а также готовность отвечать за управленческие провалы: кому больше дано с того больше и спросится.

И, если жизнь наша оказалась неблагополучна, неуютна, если нет возможности решить самые насущные жизненные потребности, если жизненные обстоятельства для большинства граждан с очевидностью становятся тяжелее, то надо, прежде всего, задаться вопросом: тем ли людям мы доверили решать проблемы нашего жизнеустройства? Справляются ли они со стоящими перед ними задачами и обязанностями?

Недовольство властью – это по существу недовольство теми, кого мы сами избрали и кому доверили властные полномочия, а, отнюдь не тем, что нечто враждебное, нас подавляющее, якобы, досталось нам неведомо откуда. Ведь,

Государство "Российская Федерация" в настоящем, надо полагать, не есть средство господства, установления и поддержания политического режима, а, напротив, - средство самоорганизации и самоуправления.

Не так ли? И если у "рулей Государства" оказываются неподходящие для этого люди – значит, неэффективна и ненадёжна система их отбора, и надо её совершенствовать; и, второе, если такое нельзя исключить, то должны быть процедуры быстрого цивилизованного (не через уличные шествия, погромы, баррикады) отстранения от власти и замены оказавшихся несостоятельными "Отцов Отечества". В отличие от обстоятельства, выражаемого постулатом "Родителей не выбирают", "Отцов Отечества" в демократическом Государстве выбирают и переизбирают.

По каким же критериям мы выбираем наших депутатов, уполномочиваемых нами исполнять функции законодательного обеспечения нашей жизни, формировать исполнительные органы и контролировать эффективность и добросовестность их деятельности? Кто и каким образом олицетворяет Государство в современной России?

Согласно Конституции РФ, носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является её многонациональный народ, который осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (статья 3).

Непосредственная власть народа реализуется в процессе периодических выборов своих представителей, которым он доверяет быть властью.

Большая проблема состоит в том, что надёжных критериев выбора "Отцов Отечества" не существует. Выборы осуществляются в основном по эмоциональным впечатлениям избирающих: кто красивее говорит, больше обещает, лучше задабривает избирателей, больше "светится" в СМИ, у кого богаче и лучше выстроено резюме – всё это, в большинстве своём, политтехнологии. У основной массы избирателей нет никакой возможности, и вряд ли когда-нибудь будет – ведь, для этого нужна специальная подготовка, умение объективно оценить профессиональные качества, уровень профессиональной подготовки, добросовестность, готовность служить и преданность избираемых лиц интересам народа и страны. Поэтому волей-неволей остаётся одно – это метод проб и ошибок, базирующийся на эмоциональных восприятиях избирателей и их склонностях к внушаемости. Цена же ошибки, как правило, оказывается не малой. Это падение уровня, дезорганизация и криминализация жизни, потеря веры в дееспособность избранных руководителей и, как следствие, всеобщая потеря веры граждан в своё Государство. И лишь тогда наступает, как говорится, момент истины: становится видно, имеют ли избранные лица достаточные управленческие способности, и становится ясно, во имя каких интересов используются ими рычаги и средства государственной власти. Стихийные протестные митинги и демонстрации – свидетельства допущенной ошибки выбора.

Понятно, чтобы не допустить управленческих провалов, коррупционных явлений, массовых социальных протестов и, может быть, ещё чего похуже, работу госаппарата, с точки зрения здравого смысла и житейского прагматизма, необходимо хорошо контролировать. Ну, сам народ, в общем, не может квалифицированно контролировать деятельность госаппарата – для этого нужны время, средства, специальные знания, а каждый занят своим насущным делом. Поэтому, наряду с исполнительными органами госаппарата, нужны действующие на постоянной основе соответствующие специализированные органы контроля деятельности госаппарата и, естественно, специально подготовленные для работы в них люди. Все эти проблемы организации контроля работы органов госаппарата, опять же, в руках народных избранников. Они формируют на конституционной основе государственные органы управления и органы контроля деятельности управленческих структур.

Оценка же деятельности самих избранников народа, в конце концов, всё равно остаётся за теми, кто выбрал их и доверил им властные полномочия. Общий и, пожалуй, всеобъемлющий критерий для этой оценки – стала ли жизнь на бытовом уровне лучше, или нет. Полезные помощники в этом деле, как носители необходимых для этого квалификации и полномочий, - это независимые правдивые СМИ и оппозиционные политические партии. Способ же выражения народного недовольства деятельностью его избранников – отказ в поддержке в очередную выборную компанию. Если же время очередных выборов ещё не пришло, а условия жизни уже обострились до крайности, то средством выражения недовольства становятся протестные митинги, референдумы, инициирование досрочных перевыборов.

Стихийные массовые протесты могут быть радикальными: против руководства Государства и его политического курса в целом, и могут быть локальными: против действий отдельных государственных органов и инфраструктур (полиция, суды, медицина, транспорт, ЖКХ и т.д.). Но во всех случаях ответственность за неблагополучие лежит на избранных руководителях Государства: либо законы, порядки в Государстве и структуры госаппарата неадекватны требованию времени, либо исполнительные функции власти доверены неподходящим для этого людям и не организован надлежащий контроль их деятельности.

Есть ли альтернатива стихийных уличных протестов? Можно ли избежать уличных и не только уличных столкновений граждан со структурами власти, созданными, казалось бы, в интересах граждан ими же избранными их представителями. Думается, что альтернативой мог бы быть официально установленный порядок регулярного сбора независимыми социологическими службами оценок граждан изменения качества жизни в целом и оценок отдельных её сфер и сторон. Простой вид таких оценок – это ответы на вопрос: стала ли жизнь в целом или отдельные её стороны лучше или хуже по сравнению с определённым предыдущим периодом. Стало лучше или хуже, в общем, – это минимально необходимая и очень понятная оценка, которая в оговоренных случаях могла бы стать основанием цивилизованного возбуждения процедуры назначения и проведения референдума о доверии стоящим у "рулей Государства" лицам. Например, если число участников референдума, давших оценку "стало в целом хуже", достигло, скажем, 75%. Негативный результат референдума должен стать законным основанием досрочного переизбрания лиц, доверие которым не подтвердилось. Таким образом, думается, могла бы в большей мере соблюдаться весьма умозрительная или идеализированная, как показывает жизнь, концепция, высказанная в своё время Виктором Гюго: право избирать отменяет право восставать.

Ошибки, ведь, должны исправляться как можно скорее, чтобы издержки от них были, возможно, меньшими. Но будут ли заинтересованы в этом сами избранники народа, в полномочия которых входит установление эффективного порядка оценки их текущей деятельности и скорейших их перевыборов в случае получения негативной оценки? Возьмёт ли верх идеология бескорыстного служения и преданности интересам своего Государства и его граждан или же предпочтение будет отдано соображениям возможно дольшего сохранения депутатами своего статусного положения? Считается, что быть избранником народа выгодно: и статусно, и материально.

На вопрос, поставленный в названии статьи, применительно к России видится такой ответ.

Государство РФ – это мы, все жители России и наша законодательно закреплённая территория, на которой мы живём.

Что же касается аппарата государственной власти, то – это то, что мы в своих собственных интересах сами создали и периодически воспроизводим через наших избранных во власть представителей. Госаппарат не создаёт материальных ценностей (не производит продукты потребления) он лишь организует оптимальные условия для создания материальных ценностей гражданами Государства, создаёт и реализует правила распределения и потребления созданных гражданами и имеющихся у Государства в целом ресурсов.

Очевидно, что система отбора и подготовки лиц, которым доверяются властные полномочия, несовершенна, и поэтому её необходимо непрерывно улучшать. Бесспорно, что со стороны граждан страны при выборе людей, наделяемых властными полномочиями, необходимы большая вдумчивость, осознанность и ответственность. Необходимо научиться не поддаваться популистским лозунгам, понять принципиальное – что все блага, которые мы имеем и которые хотим иметь, создаются или должны быть созданы нашими общими трудами, и всё то, что мы хотим получать от имени Государства – это всегда лишь некоторая часть того, что мы в состоянии нашими общими трудами обеспечить.

Неверно считать, что Государство должно и может всё безгранично оплачивать, обеспечивать и т.д. Границы возможных социальных благ в Государстве определяют люди, представляющие собой, с одной стороны, народных избранников, с другой - госаппарат, ими созданный. Этим людям граждане доверили заниматься устройством нашей жизни.

В свете того, кто кому что доверил и кто кому служит, интересны некоторые коллизии взаимоотношений народа страны – единственного по Конституции РФ источника власти в Государстве, и органов власти.

Государственная собственность – это разного рода ресурсы, де-юре принадлежащие народу. Тем не менее, ими легко распоряжаются госчиновники (продают, передают, сдают в аренду, приватизируют и т.д.) не озабочиваясь при этом согласием народа. А вот, к примеру, в любой акционерной компании сделки с общей собственностью подлежат обязательному одобрению и утверждению общим собранием акционеров. Всегда ли согласился бы народ с тем как распорядились чиновники его общей собственностью?

Отношения между гражданами государства и чиновниками госаппарата строятся, в основном, по принципу создания и предъявления к гражданам разного рода требований, которые, как правило, осложняют и затрудняют жизнь рядовых граждан. Хотя, казалось бы, по логике установления власти всё должно быть напротив: это граждане, избравшие во власть своих представителей, которые затем сформировали госаппарат, должны предъявлять требования к госчиновникам: чтобы условия жизни не становились тяжелее и обременительнее.

Характер отношений граждан и власти, казалось бы, никак не должен строиться в русле тезиса "что власть делает с гражданами, каким насилиям и за что их подвергает", доминировать должен тезис "что власть делает для граждан". Так ли это в действительности?

В последние годы в Государстве получили развитие институты защиты прав человека, покупателя, предпринимателя и т.д. Возникает естественный вопрос: защита прав от кого, если власть, все её структуры в Государстве создана народом в интересах граждан страны? Институты защиты прав предполагают существование подавляющих или нарушающих права человека факторов в виде каких-то официальных или неофициальных лиц или структур. Если это защита от насильников, грабителей, мошенников, недобросовестного бизнеса, то для этого народной властью созданы официальные госструктуры: МВД, прокуратура, специализированные надзорные инспекции, они и должны безукоризненным образом заниматься этим по долгу службы. Если же это защита от госчиновников, в том числе, МВД, прокуратуры, судов и т.д., которым доверено выполнять управленческие и надзорные функции, то такие чиновники – не что иное, как предатели в деле служения стране и её народу, ими на постоянной основе должны заниматься штатные контролирующие органы, и по первому обоснованному сигналу граждан немедленно отстранять их от госслужбы. Однако в реальности всё устроено так, что госчиновники от всяких жалоб на них, особенно со стороны рядовых граждан, всегда оказываются хорошо защищенными мощными ведомственными юридическими службами. Последние, кстати сказать, живут, как и чиновники госаппарата, как правило, на деньги налогоплательщиков.

Получается, что и чиновников, нарушающих права граждан, и юристов, их защищающих, содержат через бюджетные средства сами же граждане.

Не парадокс ли? А, вот, рядовому гражданину юридическую помощь в противостоянии с госчиновником придётся оплачивать из, как говорится, собственного кармана. Что тут скажешь? – Хорошо устроились госчиновники! Факт образования института защиты прав человека свидетельствует, что штатным правовым и надзорным госорганам нет доверия в части защиты прав человека, и они воспринимаются гражданским сообществом скорее как угроза их правам и свободе, как система доминирования госчиновников над гражданским сообществом, но не в интересах рядовых граждан. Нужен ли гражданам страны такой госаппарат, который осложняет их жизнь, не защищает, и даже нарушает их права?

Интересен вопрос: кто кого и за что награждает государственными наградами в демократическом Государстве? Государственные награды - это чьё выражение благодарности отдельным гражданам: госчиновников и госруководителей, допущенных волей сограждан к госуправлению и поэтому решающих, кому какие и за что давать награды? Парадоксальность в том, что граждан Государства награждают те, кто по логике призван служить гражданам, кого граждане выбрали для этого из своих же рядов и от которых ждут эффективного управления. Понятна логика награждения на военной службе, когда военноначальник награждает подчинённого за доблесть, проявленную при выполнении данного ему трудного и опасного задания. В отношениях же граждан и госчиновников – это граждане дают задание своим избранникам, а не напротив. Можно, конечно, представить чиновников, как армию призванных избранниками народа на исполнение управленческих функций и имеющих право на поощрение за особые успехи в своих служебных делах. Но, если вышестоящий чиновник, доволен работой подчинённого, значит ли это, что ими обоими и представляемой ими госструктурой довольны люди, благу которых они призваны служить?

Наверно, каждый, читающий эти строки, сможет припомнить, когда госструктуры и госчиновники оказывались в почёте, а народ, в лучшем случае, не заметил результатов их стараний, а в худшем случае, остался ими недоволен. Или, напротив, когда народ восхищён деяниями отдельных его представителей, а власти, как говорится, в упор не видят ни деяний, вызывающих восхищение, ни восхищений ими. Истинными ценителями достижений чиновников и рядовых граждан, во имя блага граждан и своей страны, могут быть только те, кто реально ощутил принесённую им пользу – это граждане. По логике вещей, они и должны быть инициаторами награждений, и за ними должно быть решающее слово. Только тогда это будет понятным и бесспорным выражением признания соотечественниками заслуг награждаемых.

Такие, вот, вырисовываются некоторые коллизии в отношениях граждан и властей их Государства, если исходить из данной выше трактовки Государства РФ. Если же трактовка Государства будет иной, то, вероятно, и коллизии могут быть другими. Думается, что содержательная и узаконенная, скажем Конституцией, трактовка понятия "Государство" и осознание её гражданами будут способствовать достижению взаимоадекватных и уравновешенных отношений граждан Государства и его властных органов.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...