< Май 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Подписка rss
Поиск Поиск
В России зарплата существенно занижена

21 февраля 2013 года
Закладки

В России оплата труда существенно занижена относительно ВВП в сравнении с сопоставимыми странами. Понятно, почему это происходит. В огосударствленной экономике СССР занятое население кроме зарплаты получало еще в значительных объемах часть общенациональной добавленной стоимости через общественные фонды потребления. Речь идет о так называемом бесплатном образовании, здравоохранении, жилье, коммунальных услугах, рекреационных услугах, дотируемых ценах и т. д. После смены  экономической системы добавленная стоимость ушла в доход собственника. Зарплата же приходит к занятому населению по-прежнему без той доли, которая ранее шла через общественные фонды потребления. В том числе по этой причине воспроизводство рабочей силы или более общо — человеческого капитала перестало быть в России не только расширенным, но даже простым. Качество и количество рабочей силы, а также населения как такового с 1990-х гг. стало сокращаться. Монетаристский довод против повышения зарплат заключается в декларировании угрозы повышения инфляции.

Совершенно показательна в этом отношении последовательная позиция министра финансов А. Кудрина. "Правительству необходимо уходить от логики пересмотра уровня зарплаты вслед за ростом инфляции, заявил вчера Кудрин на традиционном заседании правительства. По его словам, размер зарплаты может стать стимулом только в условиях сокращения уровня инфляции. Кудрин заметил, что в этом случае удастся связать стимулирование роста производительности труда с увеличением заработной платы (…) Формула на первый взгляд проста — повышение зарплаты должно быть следствием увеличения эффективности и результативности труда (…) "Кудрин прав, поскольку не обеспеченный ростом производительности труда рост заработной платы приводит к росту денежной массы, соответственно к инфляции, — сказал “ПРАВДЕ. Ру” пресс-секретарь Координационного совета объединений работодателей России (КСОРР) Алексей Попонин" (…) "То есть работникам выплачивали деньги, которые не обусловлены реальными экономическими показателями. Дальнейшее наращивание доходов населения, не подкрепленное реальным ростом производительности труда, становится опасным", — считает Попонин". Хочется спросить — откуда они все это взяли? И министр, и журналисты, и множество экспертов.

Да, надо признать, что общественность тоже уверена, что денежное предложение обязательно ведет к инфляции.

Приходится делать вывод, что не случайна была и остается в информационно-психологическом  пространстве России информационная война со здравым смыслом, представлением о национальной безопасности, с научностью государственного управления для сведения его к вкусовым и доктринерским императивам. Она дала свои горькие плоды в виде имеющегося качества государственного управления. На деле самая важная статья из всех источников жизни для 95% населения страны — зарплата — связана с инфляцией гораздо более сложно. Эта реальная связь дает возможность безинфляционно увеличить доходы населения в разы, решив важнейшие проблемы демографии и конвертации накоплений населения в инвестиции. Заметим, что заблуждения финансово-экономического блока правительства в вопросах инфляции, помимо иных сугубо  экономических и политических последствий, обходятся стране в сотни тысяч человеческих жизней ежегодно. В табл. 14 приведены данные по доле заработной платы в ВВП по развитым странам, для которых этот показатель составляет 70–75%. Для России указанное соотношение в настоящее время составляет около 44%, что существенно ниже показателей развитых стран.

В структуре заработной платы в России довольно велика скрытая оплата труда, составляющая приблизительно 12%, без учета которой упомянутая доля фонда заработной платы ВВП в два раза ниже зарубежной. Обращает на себя внимание факт увеличения коэффициента фондов, т. е. соотношения доходов 10% наиболее и наименее обеспеченного населения. За период с 1990 по 2006 г. этот показатель возрос почти в 3,5 раза. Следует отметить, что заработная плата в России является низкой не только сама по себе, но еще и по отношению к производительности труда. В свое время Организацией Объединенных Наций проводились исследования, показывающие, что если часовая оплата труда менее 3 долларов, то работник лишается мотивации к производительному труду. Вместе с тем по производительности труда отставание России от США составляет примерно 3,6 раза, но по часовой оплате труда — 9,6 раза. От Германии отставание по производительности составляет также 3,6 раза, но по производительности еще больше — 13,4 раза. Для Франции это соотношение следующее: 3,8 на 8,5, для Японии — 2,8 на 7,2, для Италии — 4,0 на 9,6 и т. д. Завышенная эксплуатация занятого в  экономике населения России является одной из главных причин демографического кризиса.

 Отсюда следуют два вывода: заработная плата в России существенно занижена

Темп роста заработной платы может быть выше темпа роста производительности труда до тех пор, пока степень отставания России от стран-лидеров по заработной плате не сравняется со степенью отставания от них по производительности труда

Но возникает еще один существенный вопрос — не приведет ли значимое повышение оплаты труда к инфляционным последствиям. Воспользуемся методом факторного анализа, который отвечает на этот вопрос, опираясь на реальные (а не выдуманные или почерпнутые из газет) свойства российской экономики в ее специфическом переходном состоянии (табл. 1).

Ответ вполне убедительный. Инфляция будет только уменьшаться при повышении доходов населения. Вывод следует даже более сильный, потому что касается и неработающего населения — пенсионеров. Можно задать вопрос, который выше автор задавал сам о возможном лаге по времени или задержке инфляционного эффекта. Вновь хочется задать вопрос: на чем Кудрин и его последователи и предшественники основывают свои утверждения и политику, апеллируя к инфляционным угрозам? В том числе когда они продолжают монетаристскую стерилизацию финансовых оборотных ресурсов в экономике страны на сумму уже более двух триллионов долларов, что очевидно сдерживает экономическое развитие, но на самом деле не влияет на инфляцию.

Особо обращает на себя внимание официальная установка, так это подается, на "экономический закон", требующий превышения темпов роста производительности труда по отношению к темпам роста заработной платы. Рассматривается при этом данный "экономический закон" как нечто аксиоматическое, не требующее доказательства или детального учета иных связанных показателей экономической деятельности и экономического успеха. (История похожа на абсолютизацию уравнения Фишера.) В частности, важны налоговая нагрузка, рентабельность, условно постоянные затраты (издержки производства), коэффициент накопления или инвестиционных вложений в обновление и развитие производства. Особенность в данном случае, повторим это, связана с гуманитарным аспектом, поскольку оплата труда является для подавляющего большинства российских граждан основным источником жизнеобеспечения.

Возникает вопрос: почему официальная  экономическая политика не учитывает этих обстоятельств? Возможно, существуют какие-то существенные стратегии, какие-то ценности в государственном управлении, которые преследуют экономические власти страны? Можно ли их реконструировать в условиях, когда развернутой аргументации в пользу упомянутого  "экономического закона" публично не приводится? В официальных установках ничего не говорится о том, что повысить зарплату можно не повышая производительность труда, а понижая иные затраты производства. Но это означает, что необходимо снижать энергоемкость производства (вопрос тарифообразования и специфичной российской энергореформы). Необходимо инноватизировать производство, т. е. инвестировать в обновление основных фондов и в НИОКР, что находится во все более подавленном состоянии в связи со стерилизацией средств вместо инвестирования, катастрофой в подготовке кадров высшей квалификации, утечкой мозгов, профанизацией образования, незаинтересованностью бизнеса в инноватизации. Но эффективных и работоспособных экономических управленческих воздействий в действующей версии  экономической политики государства по направлению снижения издержек практически не наблюдается. Представляет интерес узнать, как же с этим "экономическим законом" обстояли дела в экономической истории разных стран, включая Россию.

В истории России соотношение в пользу зарплаты или производительности труда было и прямым, и обратным. Однако важным является то, что опережение роста оплаты труда  соответствовало периодам ускоренного  экономического роста. Как только зарплата серьезно отставала от производительности труда (в 1916 г. — в 2,13 раза, в 1990 г. — в 1,7 раза), что означало рост степени эксплуатации наемного работника, происходили социальные революции.

В свою очередь, рывок  экономического роста 1930-х гг. проходил в условиях опережающего роста заработной платы, а застой 1980-х гг. — наоборот.

Конечно, действовали и многие другие факторы, но фактор мотивирующей роли заработной платы как общественного поощрения, по всей видимости, обладает большими возможностями. Ситуация с соотношением зарплаты и производительности труда в разных странах и разные периоды также имеет различный характер. Например, в бурно растущем Китае за 1985–1995 гг. зарплата выросла в 4,76 раза, а производительность труда меньше — в 4,22 раза. В США ситуация в последние 12 лет обратная (заработная плата отстает от производительности труда), и стоит сравнить экономические успехи двух периодов: демократической администрации Б. Клинтона и республиканской Дж. Буша. Сравнение не в пользу экономической политики, пренебрегающей человеческим фактором большинства наемных работников. В истории (1950–2006 гг.) ряда стран (Нидерланды, Бельгия, Италия, Германия, Англия, Франция) периоды опережающего роста производительности труда также чередовались с периодами опережения роста зарплаты.

В целях определения зависимости трудовой мотивации работника от уровня оплаты труда в современной России Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования было проведено исследование большой группы работников (всероссийская выборка, 1400 респондентов). Результаты представлены на рис. 1, где по оси абсцисс указана месячная заработная плата, а по оси ординат — безразмерный коэффициент, своего рода "мотиватор производительности труда".

Для группы работников, получающих до 35–40 тыс. рублей в месяц, он имеет постоянное значение, равное 1. В то же время производительность труда работников, получающих 95–100 тыс. руб. в месяц, выше базовой производительности примерно в 2 раза. Самое примечательное тут заключается в том, что в определенном диапазоне зарплат мотивация не вырастет, даже если обещать повышение оплаты. Но открытием является то, что если уровень повышения составит необходимо значимую величину, то производительность труда вырастет. Значит, кроме платежеспособного спроса вырастет еще и предложение товаров и услуг. В зависимости от их соотношения, которое оказывается вполне счетным, инфляция либо вырастет, либо нет и, может быть, даже упадет. Такие расчеты были проделаны. На рис. 2 приведено реальное распределение опрошенных работников по доходным группам.

Как видно, большинство опрошенных получают заработную плату менее 20 тыс. рублей, а среднее значение для всей выборки составляет примерно 16 тыс.  рублей. Полученный в опросе коэффициент мотивации был использован для расчетов в рамках вычислимой модели социально-экономической системы России (Computable General Equilibrium, или CGE-модели), разработанной в Центральном  экономико-математическом институте Российской Академии наук под руководством академика РАН В.Л. Макарова. В используемой версии модели было выделено 20 доходных групп работников, использующих приведенный выше мотивационный коэффициент. В рамках расчетных сценариев были использованы разные распределения заработной платы с тем, чтобы ее средний уровень составлял 16, 30, 40, 50 и 60 тыс. руб. в месяц (гипотетический уровень повышения средней по стране заработной платы), а коэффициент фондов в каждом из случаев составлял 5, 10 и 15 раз. Напомним, что по заниженным официальным данным он составляет около 15, а безопасный с точки зрения социально-политической стабильности уровень должен быть 5–7. Для наглядности на рис. 60–61 приведены распределения размера заработной платы для двух случаев средней по стране зарплаты в 30 и 50 тыс. руб./мес. соответственно. Как видно, гипотетическое увеличение заработной платы влечет за собой прирост среднегодовых значений ВВП при том, что инфляция не меняется!

Рост ВВП связан с увеличением производительности труда, которая оказывает более значительное влияние на объем производства товаров и услуг, увеличение которого, в свою очередь, приводит к снижению уровня цен.

Результат модельных расчетов совпадает с приведенным выше феноменологическим доказательством того, что инфляция не растет при росте доходов населения в специфических условиях демонетизированной российской экономики. Таким образом, из всех возможных макроспособов обеспечения безубыточности экономики в России используется самый негуманистичный, порождающий социальные последствия в виде демографического кризиса и политические — в виде неизбежной дестабилизации и напряжений в обществе. В условиях исторически унаследованной, искусственно и внеэкономически заниженной оплаты труда делать основной акцент вновь на ее сдерживании, апеллируя к угрозам инфляционного разогрева, вместо гармонизации (увеличения) является ошибочным. Искусственно заниженную оплату труда в России необходимо увеличивать до определенного предела безусловно, что экономически обоснованно. Свыше этого предела ее дальнейшее повышение также возможно, для чего необходимо форсированно стимулировать снижение издержек производства путем его инноватизации, однако это должно быть уже апелляцией к работодателю и государству, а не к наемному работнику. Предлагаемый вариант экономической стратегии государства позволяет существенно уточнить риторику и применение на практике так называемого "экономического закона" превышения темпа роста производительности труда по отношению к темпам роста оплаты труда.

Как видно, государственное управление должно быть существенно сложнее, чем его упрощенная формула. "Экономический закон" превышения темпов роста производительности труда по отношению к темпам роста оплаты труда может и должен (по гуманитарным соображениям) нарушаться в трех случаях: инновационного рывка, гармонизации рентабельности и в случае экономически несбалансированного занижения уровня оплаты труда, что имеет место в современной России. Феноменологическое рассмотрение факторной природы российской инфляции, вычисление уровня и направленности причинно-следственной связи установило, что ориентация финансово-экономического блока правительства России на модель монетарной инфляции глубоко ошибочна.

Не было периода в новейшей истории страны, когда в факторном пространстве инфляции доминировала избыточность денежного предложения. Напротив, стерилизация финансов, сжатие денежной массы, платежеспособного спроса, инвестиционных потоков, продолжающиеся с времен гайдаровской шоковой терапии, инфляцию увеличивают.

Применяемые монетаристские методы борьбы с инфляцией принципиально в этом беспомощны, но обходятся социально-экономическому развитию, национальной безопасности страны очень дорого. Стерилизация в национальном денежном обороте более двух триллионов долларов практически перечеркнула финансовый суверенитет страны. Это, в свою очередь, создало условия для финансового и экономического кризиса, который, таким образом, на территории Российской Федерации носит искусственный характер. Печальным результатом выбранной официальной монетаристской позиции является консервация сырьевого и архаичного типа экономики, торможение ее инноватизации и диверсификации, замедление экономического роста, переэкспортизация сырьевой экономики и превращение ее в обслуживающий интересы зарубежных государств тип. Заниженная зарплатоемкость ВВП является одной из причин демографического кризиса, который, как видно, поддерживается в этом смысле также искусственно.

Природа российской инфляции специфична. Она являет собой многофакторную инфляцию релаксационного типа. Наиболее эффективным способом борьбы с ней выступает насыщение экономики инвестиционными потоками, длинными кредитами, стимулирование предложения товаров и услуг. Необходимо стимулирование самозанятости населения и конкуренции (а не только борьба с монополистическими проявлениями), существенное увеличение доходов занятого населения. Необходимо уменьшение уровня открытости российской экономики и сокращение относительно ВВП трансграничных потоков. Необходим отказ от либеральных догм, отвергнутых в мире, и государственная ценовая политика. Возможно ли реализовать предлагаемые меры? Да, если ориентироваться в постановке государственно-управленческих задач не на тривиальную теорию (догматику), а на точный феноменологический диагноз, который был приведен в настоящей монографии. Каждая поставленная выше задача имеет свое управленческое решение, которое реально способно вести к желаемой цели — управлению инфляцией. Как доктор может вылечить больного, только точно поставив диагноз, так справиться с инфляцией можно только понимая ее природу и причины. Автор надеется, что проделанные анализ и разработка проектов государственно-управленческих решений могут быть полезны в решении актуальных задач российского социально-экономического развития.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...