< Июнь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Подписка rss
Поиск Поиск
Из нашего сознания — в наши действия

07 марта 2013 года
Закладки

Все чаще на страницах газет, в интернете, в выступлениях политиков и общественных деятелей говорится о национальной идее. Как в положительном контексте: "Стране срочно нужна национальная идея!", так и в негативном: "Возвращаемся к идеологической муштровке". Но стоит сначала разобраться, что такое национальная идея, какова ее роль в жизни страны и каждого человека. Об этом — эксперты Центра в рамках цикла передач "Обретение смыслов".

***

Сергей Кара-Мурза: Слово, которое отражает чаяния каждого, может крепко связать людей

О национальной идее чаще всего говорят в поэтическом плане. Это нечто невыражаемое, но составляющее важную часть души каждого человека из нашего народа.

Поиск национальной идеи сейчас стал актуален в нашем расколотом обществе. В такой критической ситуации она будет по-другому выглядеть, чем в благополучный период. Думаю, в каждый период она появляется с разным лицом. Я понимаю, что сейчас для нас это сила, которая собирает или держит, удерживает нас в какой-то дееспособной системе, которую мы называем народ или нация. Это как авторитет командира, который выводит разгромленную армию из окружения.

Очень многие ищут силу, идею, которая бы эти рассыпанные общество и народ стала бы стягивать, собирать. Национальная идея в этом смысле как актуальный фактор нашего спасения просто необходима, даже если она не будет совершенной. Когда в США начали борьбу за независимость, то меньшинство, которое инициировало эту борьбу, обратилось к населению с Декларацией независимости.

Было ясно, что они обращались к отсутствующему народу; они говорили: "народ США", а народа еще не было, было рассыпанное население. Но эта декларация сыграла огромную роль, стала инструментом, который начал собирать народ.

Их борьба увенчалась успехом. Даже если мы находимся в тяжелом, критическом состоянии, такое слово, если оно отвечает чаяниям, если оно правильно отражает то невыражаемое, что есть в людях, то это играет большую связующую роль.

Что нас соединяет? Я считаю, что ценности, которые были у большинства людей, осознано или неосознанно, чувством или разумом, за прошедшие тяжелые 20 лет как-то ушли в тень или в катакомбы. Многие стараются о них не говорить, но иногда что-то их выталкивает наружу. Такие моменты надо проследить. Я бы вспомнил такое: был большой опрос в 2001 г. Вопрос стоял так: "Что такое русский народ?" Было большое число вариантов ответов. Больше всего набрал ответ "народ-освободитель". Так ответили 80% людей в возрасте от 40 до 49 лет и 74% от 18 до 24 лет. Это общая установка и молодых людей, и людей старшего поколения. Второй ответ был "народ-строитель". 64% молодежи так ответило, 70% людей среднего возраста, 72% людей постарше. Третий ответ: "народ — защитник народов". Здесь 61% молодежи, 66 и 65% людей постарше. Я считаю, что это такие ценности, которые даже в самом раздраенном состоянии люди высказали.

Конечно, на эти ценности можно опираться, но, в принципе, сейчас трудно найти полновесную идею, которая может собрать большое ядро связующих ценностей. Как только мы начнем говорить о многих из них, так сразу переругаемся, потому что действительно общественное сознание достаточно противоречивое, даже внутреннее, в одном человеке. Есть моменты, когда буквально все общество, при всех его противоречия собирается. Когда НАТО бомбили Сербию, 90% населения было резко враждебно к этому настроено и желало поражения агрессору. То же самое в Ираке в 2003 г..

Это важно, что у нас есть такие устои, на которых можно начать собирать сначала маленькое ядро этой национальной идеи. Потом уже, когда диалог между людьми будет возможен, организован, это ядро будет нарастать и появится какая-то концепция нашего национального идеала и нашей идеи.

***

Вардан Багдасарян: Без фиксации своего отличия от других именно национальная идея невозможна

За счет чего нация существует как единая общность? Прежде всего и именно за счет национальной идеи. В чем эта идейная основа должна заключаться? Здесь есть преломление в отношении прошлого, настоящего и будущего. Прошлое — осознание единства прошлого, идеи этого прошлого, конвенциональный концепт этого прошлого. По большому счету нужна национальная историософия, без которой нация не может существовать. Там, в прошлом, устанавливается некая сакрализационная матрица — откуда мы?

Но есть некая идейная основа, которая обращена в настоящее, применительно к настоящему. Есть понятие "национальный интерес". Зачастую говорят: причем тут идея? Мы должны руководствоваться национальным интересом. Понимание того, в чем национальный интерес, тоже соотносится с национальной идеей. Часто подменяют буржуазным национальным интересом. Формула эта известна: то, что хорошо для General Motors, то хорошо для США. Или то, что хорошо для Ост-Индской компании, то хорошо для Великобритании. А будет ли такое: то, что хорошо для "Газпрома", хорошо ли для России?

Говорят так: причем тут национальная идея? Мы в настоящем руководствуемся экономическим прагматизмом. Но чтобы прийти к модели экономического прагматизма, тоже должна быть принята определенная модель человека. В основе модели экономического прагматизма, которая сложилась на Западе, — модель экономического человека Смита, ранее модель человека Гоббса.

Восток, мы видим, делал акцент на прошлом и раскрывал национальную идею через идущую из прошлого традицию, Запад делал акцент на настоящем. Что касается России, по этой логике — акцент на будущее.

Национальная идея не может быть без видения целей. Куда идет нация? Что она строит? Должен быть некий идеал, к которому идет нация в будущем. В чем это будущее, каков его образ?

Для России это тема всегда была особенно актуальна. Не случайно многие мыслители говорили о хилиазме русской мысли. Не случайно Шпенглер, который давал формулы разным культурно-историческим типам, предлагал по отношению к России формулу апокалипсического бунта против античности. Идея будущего, апелляция к апокалиптике, не важно, в каком это формате будет — религиозном, коммунистическом или каком-то другом.

Могут возразить: существуют же нации без национальной идеи и существуют неплохо. В действительности нации без национальной идеи не существуют. Возьмем любые европейские нации, вроде бы деидеологизированные. Тем не менее, конструкт национальной идеи и исторически, и применительно к современности проявляется. Франция — это универсальная конвертируемость принципов Французской революции. США — американская мечта, эсхатология Нового Света, идея американского избранничества, Pax Americana, идея плавильного котла. Великобритания — это английская традиция, англосаксонский мир. Германия — пангерманизм. Если у Франции французская идея европейской интеграции, то здесь немецкая идея европейской интеграции. Италия — идея рисорджименто в разных ее модификациях, идею Нового Рима предлагает Италия.

Важная тема — соотношение трех категорий: национальная идея, идеология и идеологема. Идеология — это систематизированное выражение национальной идеи. Скажем, коммунистическая идея — это построение коммунизма, коммунистическая идеология — это преломление идеи коммунизма в отношении построения новой антропологии, нового человека, в отношении экономики, в политическом преломлении и т. д. Третья категория — это идеологемы. Это национально-эмоционально насыщенные формулы. Часто, когда говорят о том, чтобы сформулировать национальную идею, имеют в виду не национальную идею и не идеологию, а имеют в виду запрос на идеологемы. "От каждого по способностям, каждому по труду" — коммунистическая идеологема, "Пролетарии всех стран, соединяйтесь" и другие идеологемы. Такого рода идеологемы выражены в различных девизах, которые присутствуют практически в каждом государстве.

Идея все-таки национальная, то есть это идея, относящаяся к своей стране, к своему народу. Без фиксации своего отличия от других именно национальная идея невозможна. Россия без национальной идеи обречена и, наоборот, когда Россия обретала свою национальную идею, она оказывалась непобедима.

***

Владимир Лексин: Симулякры пришли на смену национальной идеи — свято место пусто не бывает

В чем же смысл того, что называется национальной идеей? Есть ли этот смысл и как его можно определить наиболее коротко? Я думаю, что одной из формул национальной идеи могло быть представление о всеобщем внутреннем мотиваторе конкретных действий, в этом мотиваторе объединяются интересы индивидуальные и общественные, интересы нации. Если существует такой мотиватор действий, можно говорить, что вот это и есть воплощение этой самой национальной идеи.

Я бы уточнил, что под национальной часто понимают национально-этническую составляющую. В этом есть некий вопрос, особенно применительно к России. С моей точки зрения, национальная идея России — это, прежде всего, русская идея, идея русского народа как связующего, государствообразующего, объединяющего субстрата всего нашего многоцивилизационного конгломерата, который называется Россией.

Что это такое? Это фантом, некая придумка? Это выдумка интеллигентов, которые всегда хотят выдать за нечто реальное практически не существующее? Результат какой-то пропаганды?

С моей точки зрения, это все-таки реальность, это абсолютно реальный мотиватор, который каждый раз становится таковым, когда он переходит из нашего сознания в наши действия.

Если этого нет, то на смену этому приходят симулякры, приходят некоторые квазиидеи, чаще всего в популярной форме, нарочито популярной форме. Мы знаем, что сейчас подается в виде национальной идеи, что самое главное для страны и что самое главное для каждого человека, без этого не будет ничего путевого — это демократия, больше демократии, это защита индивидуальных прав и т. п. все главные атрибуты гиперболизированной идеи либерализма. Свято место пусто не бывает, оно заполняется самым чудовищным образом. Если сейчас посмотреть в интернете слова "национальная идея", то поисковик выкинет несколько десятков справок по поводу такого рода любопытного проекта: в декабре 2012 г. был объявлен конкурс на реализацию арт-проекта национальной идеи. Предложили людям творческого направления дать некий вербальный образ национальной идеи России, для того чтобы потом два наших известных полуавангардных художника, прославленных в этих кругах, могли бы создать некое художественное произведение и представить его на очередной Венецианской биеннале в 2013 г. И вот интересно посмотреть, что же предлагается людьми в качестве облика национальной идеи. Сейчас конкурсные заявки пошли, они в открытом доступе все есть. Это нечто удивительное. Самый нежный из них — это роза на куче навоза. Еще один символ России — "авось". Взрывы под Семипалатинском — это "авось", полет Гагарина — тоже, наверное, "авось". Очень популярное это предложение. "Грабализм", от слова "грабли", то есть мы все время наступаем на одни и те же грабли. Двуглавая задница, причем одна часть смотрит на Запад, а другая на Восток. Это как смена двуглавого орла нашего герба. Еще одна идея — это многотонный стальной болт с левой резьбой, который ввинчивается в пустоту.

Это не просто описание пустоты, это пустота, заполненная определенными образами, и мы видим, какие это образы. Это образы униженности, это образы самобичевания, это образы социально-политического садомазохизма. Это то, что у многих людей связывается с понятием национальной идеи. Поэтому формирование национальной идеи другого типа, которая бы действительно объединила реальные интересы человека с реальными интересами общества, мне кажется, это задача №1. Национальная идея — это очень серьезно. Спасибо.

***

Степан Сулакшин: Россия навсегда! Вот наша национальная идея

Почему понятие и поиск национальной идеи сегодня стали столь акцентированными и актуальными для российского народа, российской политики? Потому что как человек, так и государство, страна не могут жить без смысла своей жизни и быть эффективными. Национальная идея — это единые высшие ценности, которые объединяют разнородное население страны. Разные люди, живущие в одной стране, — почему они едины? Почему они народ? Зачем это нужно, быть единым?

Либерализм говорит: да пусть каждый живет сам по себе, это важнее. Личность важнее социума, государства. Но свершения, достижения, преодоления трудностей и угроз развития, превращение жизни для всех в более счастливую, правильную и достойную тем доступнее, чем больше суммировано сил разных людей. В физике или в науке говорят о синергии, о сложении, и эта сумма не механическая, она возрастает вовсе не линейно, а в приумножающейся пропорции. Поэтому есть очень важный прагматический смысл в том, чтобы куча людей на какой-то географической территории была народом, а эта территория была страной.

Нужна объединяющая ценностная манифестация, отражающая то, чем мы отличаемся от других, нашу самобытность, которая неизбежно и необходимо возникает в конкретных, специфичных условиях развития жизни страны — климатических, социальных, традиционных и т. д. Часто такую идею путают с одной очень важной ментальной конструкцией, обращенной во вне, — с миссией страны. Миссия страны — это ответы на вопросы. зачем придумана Россия, что она дает миру, какой пример, какой призыв, какую цель предлагает для всего человечества. Это тоже очень важная вещь. Россия — Третий Рим, Россия как лидер мировой социалистической системы, будущего коммунизма. На сегодня Россия утратила этот свой мировой проект, и мы видим, в каком все более плачевном состоянии оказывается страна.

Вернусь все-таки к национальной идее, которая обращена внутрь каждого, внутрь нашего народа. Если пытаться найти

самое важное, безусловное, бесспорное, что объединяет разнородное российское общество, то это наша родина, наше государство, Россия.

Все остальное делится на разные группы и интересы. Вот страна — это единая, единственная наша объединяющая ценность. Вот от чего зависит способность, мощь нашей страны, и возможность ей устойчиво развиваться, защищать своих граждан, делать их счастливыми и уверенными в будущем, своем, своих детей и потомков.

Если мы понимаем, что страна наша, как наш ребенок, может болеть и, не дай бог, может умереть, как в 1917 и 1991 гг., распасться как государственность, то нужно думать о том, что укрепляет жизнеспособность, какие иммунные системы в этом организме надо поддерживать и совершенствовать. Появляется мощная, фундаментальная теория, которая отталкивается от понятия, введенного в нашем Центре, называется это жизнеспособность страны. Она порождает факторную пирамиду, в которой расположено то, от чего зависит здоровье, жизнеспособность нашей Родины. От армии, от промышленности, от науки, от здоровья населения. А отчего зависит духовное единство, оптимизм, уверенность в будущем и нравственное здоровье народа? От религии, от мировоззрения, от воспитания, от идеологии. А она запрещена Конституцией.

И мы понимаем, что национальная идея — это не просто томление какой-то "севрюженки с хреном". Это вызов нам, вызов обществу, вызов государству. Это активная, живая идея, которая движет нами, которая осуществляет каждодневное, если угодно усилие или подвиг каждого человека и народа, в целом. Формулируется она, если говорить о государственном управлении, прежде всего в виде доктрины, манифеста, идеологии, которая абсолютно необходима стране. Но для нас с вами формула простая и ясная, как то, что солнце — это очень хорошо, как мы маленькими детьми это для себя открываем. Моя страна должна быть, должна быть всегда, несмотря на внешние угрозы и на ту орду, которая грызет ее сейчас изнутри. Россия навсегда! Вот наша национальная идея. Кстати, заходите на сайт, он так и называется: "Россия навсегда.рф", он открылся усилиями нашего Центра, и там мы можем продолжить этот разговор.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...