< Июль 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Подписка rss
Поиск Поиск
Противодействие коррупции

20 марта 2013 года
Закладки

В Концепции национальной безопасности Российской Федерации коррупция названа одной из угроз национальной безопасности, а консолидация усилий, направленных на борьбу с коррупцией, рассматривается как одна из мер обеспечения национальной безопасности. В мае 2006 года в своем послании Президент России признал коррупцию одним из самых серьезных препятствий на пути развития страны. Коррупция ставит под угрозу сам факт существования государства, выступает основным препятствием для повышения уровня жизни населения, развития экономики, становления гражданского общества, борьбы с организованной преступностью. Рост коррупции в России — один из основных барьеров на пути привлечения иностранных инвестиций и современных технологий в российскую промышленность. Коррупция негативно сказывается на внешнем имидже и инвестиционном рейтинге страны. Перечень отрицательных последствий коррупции достаточно велик, что позволяет с очевидностью говорить о необходимости борьбы с ней, причем борьба должна заключаться в осуществлении коренных преобразований не только в государстве, но и в социуме в целом.

На сегодняшний день принято немало попыток снижения уровня коррупции: при Президенте РФ создан Совет по борьбе с коррупцией; Россией ратифицировано большинство международных конвенций о борьбе с коррупцией; существует несколько проектов антикоррупционных правовых актов и программ; во многих регионах есть свои собственные программы борьбы с коррупцией; действует почти два десятка различных центров, институтов, сконцентрировавших свою деятельность на изучении коррупции и теневой экономики, однако уровень коррупции в России не только не снижается, но, напротив, продолжает расти. В чем же причины неудач противодействия коррупции? Почему, признав коррупцию одной из угроз национальной безопасности и одним из самых серьезных препятствий на пути развития страны, государство практически ничего не может предъявить обществу в качестве реальных достижений в борьбе с коррупцией? Таких причин можно назвать несколько.

Первая причина — это отсутствие действительной политической воли. Коррупция носит тотальный характер и пронизывает все сферы человеческой жизни. Она стала привычным явлением, нормой жизни, а ряд экспертов придерживается позиции, что коррупция — это вообще единственный на сегодня реальный способ управления. Поэтому перед нами встает самый главный и самый сложный вопрос — как можно заставить власть принимать эффективные меры по борьбе с коррупцией, если она сама коррумпирована? Вторая причина заключается в том, что большинство современных отечественных разработок по противодействию коррупции касается лишь отдельных направлений, аспектов, сфер такой борьбы, причем, как правило, в отрыве от решения проблем оздоровления экономики в целом. Ни одну из представленных сегодня классификаций проявлений коррупции, включая законодательство и практику его применения, нельзя признать отвечающей потребностям высокоэффективного противодействия этому явлению.

Одной из проблем гуманитарных исследований является пренебрежительное отношение к ключевым категориям, понятиям, к предмету исследования, что часто ослабляет последующее разложение проблем и решение задач. Мы определяем три ключевых понятия, связанных с данной проблематикой: государственная политика, коррупция, теневая экономика. Под государственной политикой понимается совокупность ценностных целей, государственно-управленческих мер, решений и действий, порядка реализации государственно-политических решений (поставленных государственной властью целей) и государственной системы управления. Коррупции на сегодня дано множество определений, однако в качестве системообразующего мы предлагаем следующее:

коррупция — это действие уполномоченного лица, приносящее ему незаконный доход и подменяющее интересы общественного блага более узким групповым интересом. Под данное определение подпадают и государственные служащие, и субъекты в системе коррупции бизнес-бизнес.

Теневая экономика — это незаконно неналогооблагаемая или криминальная хозяйственная деятельность. Из данных определений и вытекает правовое, организационно-управленческое поле, а также поле государственно-управленческих инструментариев и возможностей. Итак, что же делать с этими тремя ключевыми вызовами? Нужно прежде всего определить их российские особенности и специфику. Обращаем внимание на две ключевых особенности проблемы.

Первое — это масштабность явлений. Как оценил Президент РФ в своем Послании Федеральному Собранию РФ в 2006 г., уровень коррупции в стране представляет угрозу национальной безопасности, что поднимает планку и калибр нормативно-правовых и организационно-управленческих решений, которые в итоге мы будем предлагать властям в режиме экспертной поддержки. Второе явление тоже российское — это вызов в логической управленческой ловушке: каким образом тотально коррумпированная власть, которая только и уполномочена на нормативно-правовые инициативы, властные государственно-управленческие инициативы, может бороться с коррупцией, будучи сама коррумпирована, как она может бороться сама с собой? Такой замкнутый круг, из которого исследователю, ученому нужно найти выход. Решение должно быть не линейным, неординарным, не поверхностным. Заранее заявляем, что этот выход есть. Каковы же масштабы этого явления, можно ли их оценить не только на уровне экспертных опросов, публицистических оценок и "митингового пафоса"? Это можно сделать при помощи специальной математической модели, разработанной под руководством Валерия Леонидовича Макарова. Вычислительная модель позволяет промоделировать по крайней мере два явления.

Первое — казнокрадство, т. е. нецелевое использование бюджетных средств, а точнее — их разворовывание, и перевод их, например, из социальных или инвестиционных назначений на потребительский рынок. Коррупция или взятка — это неявный налог на осуществление предпринимательской деятельности в России. В связи с тем, что экономика стала частной, налоговое давление хотя и может стимулировать развитие, но за пределами оптимума налогообложения, т. е. в нашем случае, это развитие подавляет. Моделирование показало, что уровень взяточничества в российской системе взаимоотношений бизнеса с властью в одном из своих вариантов приводит к еще большему эффекту. За семь лет возможный уровень роста ВВП снижается на 20%. Цифры показывают, что в год темпы роста ВВП страны за счет обоих этих явлений снижаются на 5%. Это практически и есть то желаемое и требуемое удвоение ВВП, которое финансово-экономический блок Правительства РФ не в состоянии организовать в стране. Но есть ли способы убедиться не только на моделях, не только на субъективных экспертных оценках в том, что действительно такие масштабные экономические эффекты в российской экономике имеют место? Такие способы существуют.

Сравниваем два экономических комплекса страны — автодорожное хозяйство и железнодорожное хозяйство. Они представляют собой объекты инфраструктуры, пути сообщения общего пользования. Их смысл и экономическое содержание одинаково, но в случае автодорожного хозяйства, осуществляемое бюджетное финансирование приводит практически к мгновенному росту инфляции вместо развития, потому что прирост ВВП падает. В случае железнодорожной инфраструктуры общего пользования, наоборот, бюджетные инвестиции, хотя и невелики, ведут к снижению инфляции и одновременно к повышению темпа роста ВВП. В одной инфраструктуре, транспортной, с одной стороны (в случае с автодорожным хозяйством) — инфляция, сокращение роста; с другой (в случае с железнодорожным транспортом) — снижение инфляции и рост. В чем же разгадка? Разница в том, что бюджетные средства в автодорожном комплексе разворовываются, по компетентным экспертным оценкам — вплоть до 50%. Такова цена вопросов целевого использования бюджетных средств. По-видимому, именно это и привело к принятию руководством страны решения о сворачивании системы дорожных фондов. Надо сказать, отчасти это решение было ошибочным, потому как никакой компенсирующей системы финансирования дорожного хозяйства предложено не было. И, несмотря на эффективность использования в железнодорожном хозяйстве средств, выделяемых из бюджета, бюджетная поддержка железнодорожной инфраструктуры в должной мере не производится.

Государственная политика — это не просто борьба за власть, как иногда определяют политологи, это сложная управленческая практика. В этой практике обязательно должны быть ценности, преследуемые управлением, или ценностные цели.

Обязательно должны быть: выявлены факторы, которые торпедируют эти ценности; определены проблемы и задачи, подлежащие решению, соответствующие меры решения, действия в пространстве государственного управленческого инструментария, который воплощается в виде нормативно-правовых актов и организационно-управленческих решений; практика должна обязательно сопровождаться сравнением текущих результатов с запланированными и коррекцией государственно-управленческой политики.

Таким образом, это непрерывный цикл управления. В данном случае поле управления — борьба с коррупцией и теневой экономикой. Мы убеждены, что государственная политика — это не только предмет посланий, лозунгов, призывов или отдельных бессистемных нормативных инициатив. Она должна быть вписана в определенное видение законодательной нормативистики в стране. Вершина пирамиды — Конституция, а ее основание — это множественный набор нормативных, нормативно-правовых, управленческо-нормативных подзаконных актов. В этой пирамиде, мы полагаем, должна появиться концепция противодействия коррупции и теневой экономике — долгодействующая,


 Рис. 1 Пространство документирования государственной политики

Разработка системы такого рода задач и их решений дело не простое, для этого нами предложена специальная методика проблемно-ценностной, управленческой декомпозиции, а затем синтезирования государственно-управленческих мер, решений и действий, объединяемых в программу. По указанной методике в рамках обсуждаемой темы идентифицировано 136 управленческих задач, которые необходимо решить. И очевидно, что бессистемно подходить к проблеме, пробовать ее решить на основе интуиции, озарения или великих талантов управленцев просто невозможно — нужен алгоритмизированный, технологизированный управленческий подход. Одновременно действенная борьба с коррупцией предполагает достижение целого ряда целей, объединенных в единую систему. Нашим авторским коллективом выделяется пять основных целей противодействия коррупции и теневой экономике:

1. Увеличение эффективности и компетентности власти в государственном управлении, авторитета власти внутри и вне страны.

2. Повышение инвестиционных и иных экономических рейтингов России.

3. Снижение экономических издержек, оздоровление экономики.

4. Стимулирование рыночного прогресса (добросовестной конкуренции).

5. Оздоровление социально-психологического состояния населения, утверждение справедливого распределения национальных ресурсов.

Возможно ли достижение предлагаемых целей? Предложенный метод построения политики прозрачен в пространстве цели-задачи-решения, и с его помощью поставленные цели достижимы. Используя предложенную методологию проектирования государственной политики, было построено проблемно-управленческое дерево государственной политики противодействия коррупции и теневой экономике, которое отражает шесть основных контуров (типов), шесть самодостаточных идентифицируемых коррупционных и теневых явлений.

Первый контур (тип) — это кадровая коррупция. Существует ряд общих проблем и вариантов их решений для всех видов кадровой коррупции. Однако есть и специфичные проблемы, наличие которых предопределяет необходимость отдельного анализа кадровой коррупции в различных ветвях государственной власти: исполнительной (система назначений на должность), законодательной (представительной, включая систему выборов), судебной и не вполне еще сформировавшейся контрольной. Анализ проблем кадровой коррупции в исполнительной власти показывает, что существует целый ряд крупных коррупциогенных проблем в функционировании исполнительной власти: неурегулированность значительной части правил поведения государственных должностных лиц, государственных и муниципальных служащих; отсутствие единого регулирования госслужбы; прохождение госслужбы служащим зачастую лишено четких ориентиров, также отсутствуют общие принципы построения и прохождения карьеры чиновника; отсутствие контрольных мероприятий по выявлению и пресечению правонарушений и грамотной кадровой политики в контрольных органах власти; необоснованная (обычно избыточная) и произвольно устанавливаемая и изменяемая численность государственных должностных лиц, государственных и муниципальных служащих; неадекватность (заниженность) официальной заработной платы государственных должностных лиц, государственных и муниципальных служащих требованиям квалификации и реальным трудовым затратам.

Кадровый корпус служащих России в силу этого ориентирован на удовлетворение личных нужд — "служат сами себе", а не обществу, государству, населению; Он основывается на взаимосвязи двух субъектов — лица, обладающего правом назначения на должность либо возможностью оказать влияние на результаты выборов, и лица, заинтересованного в получении этой должности. Среди основных отрицательных последствий кадровой коррупции — некомпетентность чиновников, неэффективность работы, снижение авторитета государственной власти запутанность системы исчисления денежного содержания государственных служащих (маленький оклад, кратные надбавки к окладу в зависимости от должности, надбавки за классные чины); несоразмерность денежного содержания начальных и высших должностей (10–15-кратный разрыв), федеральных и региональных чиновников (2–4 раза); хаотичность изменений заработной платы государственных должностных лиц, государственных и муниципальных служащих; необоснованность избрания и назначения на должности государственных должностных лиц, государственных и муниципальных служащих лиц, имевших снятую или погашенную судимость за совершение коррупционных преступлений, подвергавшихся административным наказаниям за совершение административных коррупционных правонарушений; размытость границ должностных полномочий лица затрудняет оценку правомерности его действий и позволяет расширить влияние на иных лиц; возможно выполнение должностных функций не уполномоченными на то служащими, возможно и осуществление правомочий, не разработанных или не оформленных надлежащим образом.

Отвечать за должностные преступления такие лица в полной мере не могут, т. к. нет полномочий данного должностного лица и нет регламентированной в соответствующем документе должностной компетенции; законодательство не содержит таких оценочных и моральных требований к прохождению государственной службы, как обязанность быть честным, беспристрастным и выполнять свои обязанности в меру своих способностей, эффективно, компетентно, справедливо и с пониманием, принимая во внимание лишь общественную пользу и соответствующие обстоятельства дела; низкий престиж госслужбы, невысокая степень разборчивости при наборе кадров, отсутствие адекватных вакантной должности критериев подбора; проблемы недостаточной открытости информации о доступе к госслужбе, об открытии вакансий госслужба — иерархична, но эта жесткая вертикаль слабо отражается на ответственности служащих за принимаемые решения перед сослуживцами.

Ряд крупных проблем существует и в функционировании законодательной (представительной) власти. Это неэффективность общественного контроля за выборными процедурами, участие в выборах представителей преступных сообществ, покупка мандата в региональных и местных органах представительной власти и др. Одной из наиболее уязвимых и привлекательных для коррупции, по мнению многих экспертов, оказалась судебная система. Здесь коррупционной привлекательностью обладает практически любая должность, от функционального содержания которой существенно зависят лишь формы и масштабы коррупционных проявлений. Коррупция в судебной системе во многом связана с несовершенством и закрытостью процедуры назначения судей: несовершенный порядок формирования квалификационных коллегий; слабый уровень проверки кандидатов в судьи; "связанность" судейского корпуса с правоохранительными органами, в особенности с прокуратурой. Формирование основного состава судейского корпуса из представителей правоохранительных органов на практике подрывает принцип независимости судебной власти. Второй контур (тип) — экономическая коррупция. Основная масса злоупотреблений связана с использованием полномочий в области контроля и распределения финансовых потоков. Подобный вид коррупции называют также "коррупционными услугами" в широком смысле. Происходит "продажа" властного ресурса, а также использование властного ресурса в целях присвоения иных государственных ресурсов.

Рассматриваемый вид коррупции приводит к подрыву конкуренции, к торможению рыночного прогресса, к возрастанию издержек бизнеса, к снижению инвестиционных рейтингов и т.п.

Именно в этом контуре (типе) коррупции мы рассматриваем коррупционные проявления в частном секторе, т. е. во взаимосвязи бизнес-бизнес. Третий контур — сращивание бизнеса и власти. В данном типе (контуре) коррупции присутствует лишь один субъект: он является носителем как интереса, так и властных полномочий. В основе лежит конфликт личных и государственных интересов. Сращивание бизнеса и власти также можно рассматривать как особую форму экономической коррупции, отличающуюся от остальных субъектным составом, мотивацией коррупционного поведения, но, главным образом, способами борьбы. Основными проблемами, связанными с указанным типом коррупции, видятся: "переманивание" кадров со службы в частный сектор для использования связей и "инсайдерской" информации; отсутствие координирующей межведомственной структуры по борьбе с рейдерством.

Четвертый контур (тип) — это идейная коррупция. Она охватывает все указанные контуры и напрямую связана с некомпетентностью власти, с неэффективностью ее работы, низким рейтингом и авторитетом. Под идейной коррупцией мы понимаем монополизацию и ограничение пространства выбора властных решений. Что касается идейной коррупции, то этот тип коррупции меньше других изучен российскими специалистами. Идейная коррупция тесным образом связана с кадровой и экономической коррупцией, а также с отсутствием идеологии государства, с навязанной России западной моделью ценностей. Здесь мы можем выделить такие основные проблемы, как: узаконенный произвол чиновничества на выбор целей и средств государственных решений, стратегий, действий; низкое качество государственных решений, декларативность, популизм государственных политик; привлечение одних и тех же разработчиков с едиными идеологическими и иными установками; участие в разработке государственно-управленческих решений организаций и органов, получающих финансирование за счет зарубежных бюджетных и небюджетных грантов; проблема разграничения политического убеждения или добросовестного заблуждения и правонарушения; неизвестность авторов — разработчиков проектов нормативных правовых актов приводит к их некачественности, к возможности лоббирования узких интересов в завуалированной форме; отсутствие ответственности за ложные публичные заявления представителей органов государственной власти и политических деятелей.

Пятый контур (тип) — теневая экономика. Теневая экономика и коррупция неразделимы и порождают друг друга. Теневой сектор является благодатной почвой для разрастания коррупции, потому что находится вне поля правовой защиты. Теневая экономика создает устойчивый спрос на коррупционные услуги и программирует необходимое ей число коррумпированных чиновников. Коррупционная деятельность — сама по себе часть теневой экономики. Таким образом, борьба с коррупцией неэффективна без одновременной борьбы с теневой экономикой. В сфере теневой экономики мы выделяем две основные проблемы, которые требуют безотлагательного вмешательства.

Первая проблема связана с так называемыми "коррупционными услугами" в широком смысле, означающими совпадение предмета коррупционной деятельности с предметом теневой экономической деятельности. Материальный эффект от коррупционной деятельности является частью теневого дохода. Вторая проблема, которая также требует решения в теневой экономике в связи с борьбой с коррупцией, — это прежде всего макроэкономические финансовые решения государства, продуцирующие теневую экономику.

Речь идет о налоговой политике государства, которая ведет к масштабному уклонению от налогов, к наличному обороту, снижению потенциала безналичных расчетов, неоправданным административным барьерам, заставляющим бизнес уходить в тень.

И, наконец, шестой контур — бытовая коррупция. С данным видом коррупции мы сталкиваемся в повседневной жизни, потому что она затрагивает такие сферы, как образование, здравоохранение, дорожное движение и проч. Опасность данного вида заключается в том, что, поражая основные сферы жизни общества, она делается привычным явлением и нормой жизни.

Говоря о возможных методах борьбы с указанными выше явлениями, необходимо отдавать себе отчет, что в сегодняшних условиях практически все трудоспособное население в той или иной мере участвует в различных формах коррупции и теневом секторе, поэтому одним из основных методов борьбы может стать легализация отношений (амнистия капиталов, легализация отдельных видов коррупционной деятельности по примеру ряда зарубежных стран, где легализован лоббизм и сформированы законодательные основы правомерной деятельности по продвижению отдельных интересов). Вместе с тем нужно понимать, что легализация некоторых форм коррупции не может решить всех проблем. Несправедливое распределение богатства является одной из причин коррупции. Речь идет о низком уровне оплаты труда чиновников, который вынуждает искать иные пути для получения дохода. Здесь нужно еще раз оговориться, что нельзя искоренять эту причину в отрыве от остальных причин.

В России сформировался целый идеологический пласт чиновничества, для которого коррумпированность — это не какая-то аномальная ситуация, это норма жизни, норма государственной службы и норма предпринимательства.

В этой связи считаем необходимым подчеркнуть, что меры по борьбе с коррупцией (противодействию коррупции) будут эффективны только тогда, когда будут реализованы в комплексе. В этой связи особое значение приобретает стратегический подход к решению этой проблемы.

Коррупция не только самовоспроизводна, но также неоднородна и трансформативна. В связи с этим принятие отдельного федерального закона о противодействии коррупции и теневой экономике представляется нам неадекватным инструментом для высокоэффективного противодействия коррупции. Кроме того, важно учитывать такой политико-психологический аспект идеи специального закона о борьбе с коррупцией, как юридическое увековечивание коррупции как неотъемлемой части российской действительности. Признание невозможности полного искоренения коррупции не дает государству права ограничиваться лишь декларированием социально — негативного характера коррупции и наказанием коррупционеров. Российскому обществу нужна ясная и жизнеспособная политическая доктрина противодействия коррупции и теневой экономике, отвечающая заявленным амбизициозным целям социально-экономического развития России, — Концепция государственной политики противодействия коррупции и теневой экономике в России, утверждаемая указом Президента РФ (политика декриминализации российской экономики). Итак, в целях борьбы с коррупцией и теневой экономикой нами предлагаются следующие ключевые решения:

1. Политическая воля и публичное политическое решение.

2. Поэтапная программа (заданная нормативно) охвата категорий госслужащих новыми мерами борьбы с коррупцией.

3. Создание федерального органа исполнительной власти по управлению госслужбой (с функциями спецслужбы по борьбе с коррупцией).

4. Добровольный "колпак" (добровольное ограничение части конституционных прав госслужащих).

5. Жесткая формализация деятельности госслужащих.

6. Разработка и введение механизма кадровых историй для госслужащих.

7. Введение парламентской процедуры проверки законопроектов на коррупциогенность.

8. Ужесточение наказаний.

Основополагающими из них являются: политическая воля и публичное политическое решение. Необходимо на уровне политического руководства страны системно заниматься этим явлением, а не только обозначать его существование. Выход из логической ловушки состоит в поэтапной заданной нормативной программе, которая постепенно будет охватывать разные категории государственных служащих и властно-политических лиц. И в добровольном "колпаке" — ограничении части конституционных прав представителей руководящих должностей государственной службы РФ. Остановимся подробнее на последнем из предлагаемых решений. Как показывают исследования, наиболее уязвимы с коррупционной точки зрения среди различных категорий должностных лиц руководящие должности государственной службы.

Данную проблему представляется возможным решить при помощи создания специального антикоррупционного механизма, позволяющего противодействовать совершению коррупционных преступлений. В качестве указанного механизма мы предлагаем ввести так называемый "колпак" для указанных лиц. Существо данного ограничения конституционных прав подразумевает добровольное согласие должностного лица государственной гражданской службы категории "руководитель" при поступлении на государственную службу на проведение в отношении него ряда проверочных мероприятий, т. е. осуществления контроля над его словами и действиями на службе и в частной жизни, независимыми специальными органами государственной власти. Полномочия по контролю такого рода представляется целесообразным возложить на органы Федеральной службы безопасности Российской Федерации в связи с тем, что у них имеется опыт проведения подобных мероприятий и борьба с коррупцией находится в сфере компетенции этих органов. Таким образом, с одной стороны, введение такого механизма позволит предотвращать коррупционные преступления, избавит от соблазна коррупционных деяний, с другой стороны, контролируемые должностные лица получат средство для эффективной защиты своей чести и достоинства в случае предъявления им необоснованных обвинений (например, со стороны СМИ) в коррупционной деятельности. К основным управленческим решениям по противодействию коррупции и теневой экономике относятся следующие.

1. Указ Президента РФ "Об утверждении Государственной концепции противодействия коррупции и теневой экономике".

2. Кодекс поведения лиц, замещающих государственные должности РФ и субъектов РФ, государственных и муниципальных служащих РФ.

3. Тарифно-квалификационный кодекс РФ.

4. Федеральный закон "О доверительном управлении имуществом лиц, замещающих государственные должности РФ и субъектов РФ, государственных и муниципальных служащих".

5. Федеральный закон "О паспортном контроле".

6. Федеральный конституционный закон "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О судебной системе".

7. Федеральный закон о внесении изменений в федеральные законы РФ (ГК РФ, БК РФ, НК РФ, КоАП РФ, УК РФ, ГПК РФ, АПК РФ, УПК РФ, Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан, федеральные законы "О системе государственной службы РФ", "О государственной гражданской службе", "О политических партиях", Закон РФ "О статусе члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ", "О статусе судей"; "Об органах судейского сообщества"; "О прокуратуре РФ", "О Счетной палате РФ", "О Федеральной службе безопасности", "Об оперативно-розыскной деятельности", "Об исполнительном производстве", "О судебных приставах", "Об образовании", "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", "О некоммерческих организациях", "О лицензировании отдельных видов деятельности", "О техническом регулировании", "О несостоятельности (банкротстве)", "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд", "О лекарственных средствах", "О безопасности дорожного движения") в целях противодействия коррупции и теневой экономике.

8. Федеральный закон "О нормотворчестве".

9. Указ президента РФ "Регламент Администрации президента РФ".

10. Указ президента РФ о внесении изменений в Указы президента РФ "О мерах по организации проверки сведений, представляемых лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации в порядке назначения и должности федеральной государственной гражданской службы" от 1 июня 1998 г. № 641 и "Об утверждении Положения о персональных данных государственного гражданского служащего Российской Федерации и ведении его личного дела" от 30 мая 2005 г. № 609.

11. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ "О внесении изменений в Регламент Государственной Думы Федерального Собрания РФ".

12. Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ "О внесении изменений в Регламент Совета Федерации Федерального Собрания РФ".

13. Постановление Правительства РФ "О полномочиях органов государственной власти в области безопасности дорожного движения".

В настоящее время предложенные решения обозначенных нами задач соотносятся с действующим законодательством РФ и дают нам право обосновывать наши предложения. Необходимый доктринальный документ — Государственная концепция противодействия коррупции и теневой экономике, утверждаемая указом президента РФ. Разработка указанных документов в настоящее время ведется Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования.

Фрагмент доклада на конференции "Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России"

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...