< Июнь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
Подписка rss
Поиск Поиск
Центробанк сближается с Кремлём

22 марта 2013 года
Закладки

Президент России Владимир Путин представил кандидатуру своего помощника и бывшего министра экономического развития Эльвиры Набиуллиной на пост главы Центробанка. Решение главы государства поддержали премьер-министр Дмитрий Медведев и действующий глава банка Сергей Игнатьев. Голосование по кандидатуре Набиуллиной в Госдуме, как ожидается, может состояться на пленарном заседании 24 марта. В должность новый глава ЦБ вступит в конце июня, когда истечет срок полномочий Сергея Игнатьева. Решение президента оказалось вполне предсказуемым, хотя сам Путин обещал удивить всех кандидатурой на пост главы ЦБ. Однако это заявление было сделано президентом 8 марта, и с тех пор Набиуллину называли наиболее вероятным кандидатом на эту должность. Россия станет первой страной "большой восьмерки", центральный банк которой возглавит женщина.

Фракции парламентской оппозиции в Думе не в восторге от предложенной кандидатуры. ЛДПР публично сформулировала свою негативную позицию: по мнению Владимира Жириновского, с приходом Набиуллиной вся нынешняя команда в руководстве ЦБ останется на своих местах, а значит прежний курс Центробанка останется без изменений. КПРФ и "Справедливая Россия" также намерены выступить против предложенной кандидатуры, однако их голоса изменить ситуацию принципиально не смогут. Фракция "Единая Россия" поддержит кандидатуру Эльвиры Набиуллиной, так что интриги тут уже нет. Вопрос, можно сказать, решенный.

Остается другой, более важный – какой политики от ЦБ нам следует ждать после смены его главы? Мнения заинтересованных участников рынка и наблюдателей расходятся существенным образом. Алексей Кудрин не ждет заметных изменений в денежно-кредитной политике, с ним солидарен министр финансов Антон Силуанов. Глава ВТБ Андрей Костин считает, что ЦБ при новом руководстве будет проводить "более гибкую денежно-кредитную политику", и прогнозирует кадровые изменения в руководстве ЦБ.

Выбор президента в пользу Эльвиры Набиуллиной вызвал ожесточенные споры в среде государственников-патриотов, сторонников дирижистской и национально ориентированной экономической политики. Многие в бессилии опустили руки и снова начали на все лады ругать В.В.Путина, подозревая его не только в профанации нового курса России, но в намеренном заигрывании с патриотически настроенными слоями населения, чтобы сбить накал протестных настроений. Ряд комментаторов эмоционально высказываются относительно того, что кандидат от "патриотической оппозиции" не прошел, однако в данном случае эмоции, пусть и вполне понятные, следует отделять от трезвой оценки ситуации.

В конечном счете дело не в назначении той или иной "знаковой" фигуры на Центробанк, а, с одной стороны, в законодательном закреплении за Банком России ответственности за обеспечение экономического роста, а с другой, в формировании суверенной денежно-кредитной политики Кремля. Будет ли способствовать решению этих задач выбор в пользу Набиуллиной? На этот вопрос можно ответить с осторожным оптимизмом: скорее да, чем нет.

Известно, что фирменный стиль Путина строится не вокруг назначения той или иной личности, а в выстраивании системы отношений. И в этой связи назначение Набиуллиной председателем Центробанка России в выстроенной Владимиром Путиным системе "сдержек и противовесов" выглядит вполне естественным.

Во-первых, была создана ситуация ложного выбора из двух взаимоисключающих вариантов – Кудрин (он же Улюкаев) или Глазьев. Выбор в пользу Набиуллиной объективно означает, что влияние Алексея Кудрина на политику Центробанка будет снижаться. Нынешнее руководство ЦБ, в том числе Сергей Игнатьев и Алексей Улюкаев, были выходцами из Министерства финансов. При этом ряд наблюдателей не исключают, что соответствующий пиар кандидатуры Глазьева был санкционирован из Кремля с целью "потроллить" системных либералов, чтобы кандидатура Набиуллиной на этом фоне, что называется, прошла "на ура". "Не Глазьев, успокойтесь, все у вас под контролем", – говорит им Путин, тщательно пряча фигу в кармане.

Это вообще характерная черта Путина – он старается не обострять отношения ни с одной из группировок, ни со сторонниками "рыночного фундаментализма" и вашингтонского консенсуса, ни с представителями патриотических сил и научных кругов, которые буквально на пальцах показывают несостоятельность той экономической политики, которую долгие годы навязывают либералы.

Другими словами, назначение Набиуллиной главой ЦБ РФ – это еще и снижение накала страстей зарубежных держателей российских активов и их агентов влияния внутри страны.

На фоне которого микшируются те шаги, которые открывают возможности для принципиальной корректировки политики Центрального банка. О том, что эта политика при новой главе ЦБ может иметь очень мало общего с либерализмом того же Игнатьева, говорит, в частности, инициатива председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко, обнародованная практически синхронно с сообщением о новой кандидатуре на пост главы ЦБ и, возможно, в связи с ним. Глава Совфеда предложила пересмотреть полномочия Центробанка РФ и законодательно закрепить усиление его ответственности за обеспечение экономического роста.

В этой связи есть основания предполагать, что данная позиция является составной частью пакета неформальных договоренностей, связанных с новым назначением. Очевидно, что обсуждать изменение курса ЦБ без возможной реформы законодательства о самом Центральном банке – означает полностью довериться субъективному фактору, которому, как показывает опыт последних лет, доверять категорически нельзя. Напомним, что в Государственной думе лежит под сукном нечто еще более радикальное: законопроект №130800–6 от 21.08.2012 "О внесении изменений в Федеральный закон о Центральном банке Российской Федерации", согласно которому ЦБ РФ окончательно теряет независимость и становится инструментом денежной политики руководства России. Госдума должна была рассмотреть законопроект в феврале, однако вопрос был отложен, возможно до прояснения обстоятельств вокруг кандидатуры нового главы Центробанка.

Критики законопроекта из стана либералов пугают, что утрата ЦБ независимости поставит под угрозу активы банка в случае предъявления международных судебных исков к правительству (тонко намекая на иск по "библиотеке Шнеерсона"). Упоминается также негативный пример правительства Венгрии, которое попыталось взять свой центральный банк под контроль, но быстро сдалось под давлением "глобальных финансовых властей". Еще либералы пугают, что попытка контролировать действия ЦБ "затруднит создание в России международного финансового центра".

Законопроект, предложенный депутатом Евгением Федоровым, в кругах экономистов имеет репутацию едва ли не экстремистского и уже в силу этого обреченного на провал. Однако стоит напомнить, что практически сразу после своего избрания на первый президентский срок лишить Банк России независимости попробовал Владимир Путин. Тогда не получилось – все фракции дружно выступили против. Та же судьба постигла Национальный банковский совет, который создавался Владимиром Путиным в начале 2000-х годов и был попыткой замкнуть на Администрацию президента рычаги контроля над Центробанком. Проект провалился, Совет выродился в совещательный орган, который вообще не несет никакой ответственности за действия Центробанка.

Между тем сегодня объективно складываются предпосылки к тому, чтобы вернуться к прежним планам "национализации" ЦБ. Складывается впечатление, что Путин понимает: экономика страны катится под откос. Мы имеем сильнейшее затухание экономического роста за последние 4-5 лет. В январе текущего года зафиксированы минимальные темпы рота экономики (на 1,6%), спад в промышленности (-0,8%) и в обрабатывающих производствах (-0,3%). Срывается принятый правительством на ближайшие три года федеральный бюджет, срывается выполнение майских указов президента по модернизации экономики, по созданию 25 миллионов рабочих мест, по наращиванию нормы капитальных вложений в экономику до 25% от ВВП.

Президент понимает острую необходимость радикального пересмотра кредитно-денежной политики, проводимой в стране, и пытается через правительство усилить контроль и подотчетность Центробанка перед Администрацией президента и правительством. Путин понимает, что без насыщения экономики деньгами, без повышения доступности инвестиционных ресурсов, снижения ставки по кредитам никакой модернизации в стране не будет и российская экономика угаснет. В этой связи кадровое решение президента выглядит как минимум противоречивым. С одной стороны, Набиуллина никогда не была известна как влиятельный или независимый политик. Сложно представить, чтобы Набиуллина оказалась самостоятельным и самодостаточным человеком и смогла справиться с ситуацией в Центробанке.

Скорее всего, Набиуллина  будет техническим главой ЦБ – абсолютно послушной и подконтрольной лично президенту Путину.

А это означает, что, по мнению многих, Центробанк под ее руководством станет как минимум менее "независимым" (от интересов страны) финансово-экономическим институтом, а по мнению критиков – и вовсе превратится в отдел президентской администрации. Соответственно, есть основания ожидать, что новая глава ЦБ, несмотря на "порочащие" ее семейные связи, будет проводить не совсем ту политику, которую ей будут заказывать через мужа либералы чубайсовско-ясинского разлива, а ту, которую будет заказывать лично Путин.

Президенту сегодня на этом месте действительно нужен не суперпрофессионал, а именно свой человек, которому можно доверять. С этим спорить не приходится, особенно с учетом нарастающего напряжения между Кремлем и Белым домом. Деятельность главы Центробанка прозрачна, есть масса сдержек и противовесов, чтобы снизить субъективный фактор до ноля, однако в случае с Набиуллиной этого может и не потребоваться. С другой стороны, это решение обнажает сразу две очень серьезные слабости Путина. Во-первых, у него в запасе совершенно нет людей, на которых он может опереться. Отсюда и бесконечное перетасовывание одной и той же опостылевшей кадровой колоды. Во-вторых, такое решение едва ли оставляет надежду на то, что Путин готов к решительным действиям по пересмотру национальной экономической модели. Набиуллина кто угодно, только не реформатор. Впрочем, принимая во внимание печальный опыт нашей новейшей истории по части "радикальных реформ", и такой выбор может восприниматься как "меньшее зло".

Многие помнят, что во время своей службы в министерстве Набиуллина была активным сторонником мягкой монетарной политики и большего участия государства в экономике как механизма стимулирования роста. Ее главными оппонентами были бывший министр финансов Алексей Кудрин и уходящий глава ЦБ Сергей Игнатьев. Очевидные разногласия проявились между Минфином и МЭРом в вопросе финансирования модернизации. По мнению Набиуллиной, банковской системе необходимы длинные деньги, и государство должно понимать, что без них модернизация невозможна.

В частности, в феврале 2011 года Минфин и Минэкономразвития поспорили о стратегии развития страны. МЭР представило премьер-министру Владимиру Путину две макроэкономические модели до 2030 года: инновационную и энерго-сырьевую. При этом ведомство Эльвиры Набиуллиной не скрывало своих предпочтений в адрес инновационной модели, предполагающей рост инвестиций в основной капитал – в 3,9 раза, рост затрат на здравоохранение с 4,9 до 7,1% ВВП, на образование – с 5,1 до 6,8%, на науку – с 1,2 до 3%. Однако против Минэкономразвития выступил Минфин: Алексей Кудрин посчитал, что с помощью инициатив Набиуллиной никаких инноваций не добьешься, а бюджет еще больше будет зависеть от нефти.

В этом плане Набиуллину можно считать не настолько ортодоксальной либералкой, чтобы жертвовать всем ради идеи государственного сторожа при частных владениях олигархов. Некое чувство меры имеется. Из прежних высказываний бывшего министра можно вспомнить наиболее очевидное – "Российская экономика серьезно недоинвестирована". Были и более конкретные высказывания. По словам Набиуллиной, сейчас сложилась "действительно сложная ситуация выбора" между приоритетами экономического развития и финансовой стабильности, а потому нужны "нетривиальные решения". При этом "жестко ограничительная финансовая политика может подорвать экономический рост". Все это было сказано министром еще в 2008 году, а это значит, что общее понимание проблемы имеется. Осталось только определиться с методами.

Таким образом, и факты, и мнения экспертов доказывают, что Набиуллина хорошо понимает приоритет роста экономики перед стерилизацией денежной массы для достижения неких высосанных из пальца критериев международных финансовых организаций ради недопущения роста экономических конкурентов западным странам. Этой работой она занималась в меру сил и возможностей на предыдущих должностях в госаппарате. Сейчас ей предоставляется шанс на более серьезном уровне продемонстрировать свой интеллектуальный потенциал и готовность обеспечить высокий рост ВВП, активную поддержку национальной промышленности со стороны банковской сферы, полное использование той денежной массы (более 8 трлн рублей), которая лежит без дела на счетах в Центральном банке России и в коммерческих банках, в то время как российская промышленность задыхается без дешевых и длинных денег.

Насколько глубокими будут изменения в политике ЦБ при новом руководителе, насколько свободный мандат у Эльвиры Набиуллиной, насколько Владимир Путин обозначил ей, что его не устраивает в нынешнем курсе финансового регулятора? Сегодня об этом можно только догадываться. Все согласны, что курс нового руководства ЦБ будет "более гибким" – если бы Путин желал видеть курс неизменным, то выдвинул бы кого-то из нынешней команды Игнатьева. Вопрос только в том, насколько гибким.

В последнее время вокруг необходимости изменения денежно-кредитной политики Центрального банка России в экспертно-аналитической среде сформировался устойчивый консенсус. Всем вдруг стало очевидно, что высокие ставки ЦБ не столько являются средством против инфляции, сколько снижают рентабельность всей экономики России, входя в виде кредитных издержек для всех крупных производителей. Плохой инвестиционный климат в России определяется прежде всего политикой ее Центрального банка. Под псевдонаучные лозунги о необходимости "борьбы с инфляцией" и "накопления подушки безопасности" ЦБ вкупе с Минфином поддерживают искусственный дефицит денег в экономике и многолетний инвестиционный кризис.

Политика, проводимая ЦБ, нацелена на искусственное ослабление России, на сдачу финансового суверенитета, на выкачивание колоссальных ресурсов в финансовую систему США. Именно органы государственного управления – Минфин и Центробанк – являются основными экспортерами капитала из России. За 2000-2012 годы чистый вывоз капитала частным сектором составил около 300 миллиардов долларов, тогда как органы государственной власти вывезли за рубеж почти 490 миллиардов долларов. Мы видим, что основным каналом утечки денег из России являются именно Центробанк и Министерство финансов, которые проводят несовместимую с развитием российской экономики денежно-кредитную и налоговую политику.

Более того, мысль, что Центральный банк своей "странной" кредитной политикой сдерживает развитие экономики России, пришла наконец в головы руководства страны,

стала обсуждаться не только на экономических форумах, но и на заседаниях правительства. Напомним, что Владимир Путин во время оглашения своего Послания Федеральному собранию в декабре 2012 года открыто заявил, что его не устраивает проводимая Центробанком денежно-кредитная политика. Впервые за долгие годы он был вынужден раскритиковать действия Игнатьева, заявив, что Банк России должен перестать бороться с инфляцией, потому что это не является основной целью его деятельности. Инфляция – лишь один из макроэкономических индикаторов, на которые должен ориентироваться Центральный банк, но в целях его деятельности не фигурирует.

Одним из ключевых участников процесса выработки государственной денежно-кредитной политики, принципиально не разделяющих эту позицию, остается, как не трудно догадаться, нынешнее руководство ЦБ. Смягчение монетарной политики в России не приведет к ускорению экономического роста, убежден первый заместитель председателя ЦБ Алексей Улюкаев. По его словам, снижение процентных ставок было бы контрпродуктивно и привело бы к дисбалансам в экономике и накоплению новых рисков. Вообще формулировки тут настолько обычны и стандартны, что если не обратить внимание на даты соответствующих публикаций, то данное высказывание зампреда можно было бы отнести к любому времени его работы на данном посту.

На состоявшихся в начале года заседаниях совета директоров ЦБ оставил без изменения ставки по своим операциям и ставку рефинансирования, ужесточив антиинфляционную риторику. Банк России и Европейский ЦБ – единственные крупные центральные банки планеты, которые пока не занимаются активным монетарным стимулированием экономики. Но после назначения Эльвиры Набиуллиной главой Банка России ЕЦБ, скорее всего, останется в гордом одиночестве. Учитывая хорошо известные публичные разногласия о плюсах и минусах сокращения ставок в условиях высокой инфляции и слабого роста, назначение человека, не работающего в ЦБ, может стать сигналом о том, что регулятор теперь будет более податлив политическому давлению и уделит росту экономики больше внимания.

Первое время Набиуллина вряд ли займется резкой реформой денежно-кредитной политики ЦБ: с учетом того, что у нее довольно ограниченный опыт в монетарной политике и надзоре над финансовым сектором, первое время текущая политика ЦБ продолжится под лидерством первого зампреда Алексея Улюкаева. Решение назначить Игнатьева на пост советника нового главы ЦБ, в свою очередь, гарантирует плавный переходный период в политике ЦБ.  Новой главе ЦБ понадобится время, чтобы войти в курс дел. Экспертный консенсус-прогноз можно сформулировать следующим образом:

Центробанк станет де-факто (возможно и де-юре) менее независимым, ключевые решения в кредитно-денежной политики будут приниматься в Кремле.

В среднесрочной перспективе ЦБ будет делать акцент на стимулировании роста и станет более терпимым к скачкам инфляции. Впрочем, предполагаемое снижение ставок вряд ли значительно повлияет на инфляцию, так как в основе ее лежала не перегретая экономика, а плохой урожай 2012 года. Тем более что инфляция в любом случае будет замедляться в 2013 году на фоне лучшего урожая, даже несмотря на снижение ставок. Центробанк продолжит переход к политике инфляционного таргетирования, интервенции на валютном рынке будут минимальными, а курс рубля будет зависеть от фундаментальных показателей, главным образом от цен на нефть и оттока капитала.

Более мягкая политика ЦБ приведет к ослаблению рубля, что также может стать стимулом для роста экономики. Это скажется позитивно на большинстве российских компаний. В выигрыше окажутся российские промышленные компании, ритейл и банки. Низкие процентные ставки, более быстрый рост экономики и слабая валюта приведут к росту котировок акций различных компаний до конца года. Новая политика ЦБ поможет также улучшить ситуацию с ликвидностью в банковском секторе. Вместе с тем новая политика ЦБ плохо скажется на естественных монополиях с их регулируемыми тарифами, особенно пострадают компании ЖКХ.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...