< Февраль 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  
Подписка rss
Поиск Поиск
Циклические спады экономического развития

27 апреля 2013 года
Закладки

В последнее время дискуссия о параметрах денежно-кредитной политики серьезно обострилась. Пожалуй, такой же острой она была в 2008-2009 году, когда обсуждались причины кризиса в российской экономике. Многие эксперты в то время, справедливо не желая признавать, что кризис привнесен в Россию извне, полагая, что для него имеются и собственно внутренние причины, критиковали Минфин и ЦБ за излишне консервативную политику.

На текущий момент различные эксперты фиксируют в российской экономике состояние, которое, если использовать терминологию учебников по экономике можно охарактеризовать как стагнация. Особой деловой активности не прослеживается. Многие фирмы жалуются на дефицит оборотных средств. Банки крайне неохотно кредитуют промышленность, но продолжают по инерции кредитовать население, что может быть чревато в дальнейшем крайне неприятными последствиями. Тем не менее, надувание кредитно-потребительского пузыря также не способствует оживлению экономики, поскольку потребительская модель экономического роста в целом себя исчерпала.

Вероятно, это и послужило тому, что на проблему стал активно обращать внимание Президент Путин. Было собрано специальное совещание по вопросам отсутствия экономического роста, которое, судя по всему, особых результатов не принесло. Единственное, что стало понятно, так это, что "Президент и правительство убедились в бесперспективности смягчения денежно-кредитной политики стимулирования роста экономики". Сообщил об этом экс-министр финансов, замещающий сейчас должность декана факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского госуниверситета, Алексей Кудрин.

Нужно отметить, что в академической экономической среде "бесперспективность смягчения денежно-кредитной политики" отстаивается достаточно активно. В частности, этому вопросу периодически уделяет внимание Константин Сонин. Он пишет, что "денежная политика не может увеличить средне- и долгосрочные темпы роста экономики. И в краткосрочном-то периоде она может существенно помочь только во время циклического спада. Конечно, в США и Европе, где был ярко выраженный циклический спад, она помогла. И у нас помогла в 2008-09. Но сейчас никак не может, потому что у нас нет циклического спада. У нас есть проблема низких темпов роста — денежная политика здесь никак помочь не может".

Но здесь и возникает вопрос. Не приблизились ли мы на самом деле к очередному циклическому спаду? Если внимательно изучить теорию циклов, динамику циклических кризисов, то можно обнаружить, что

для среднесрочного цикла характерен период времени в 5-6 лет. С начала кризиса 2008 года как раз прошло 5 лет. И не исключено, что сегодняшняя ситуация является неким предвестником кризиса о чем в частности уже предупредило Минэкономразвития.

Но в этом случае даже противники смягчения денежно-кредитной политики должны признать, что смягчение ДКП снова может понадобиться. Они никогда не рассматривали мягкую ДКП как один из инструментов развития экономики, но спорить с тем, что она просто необходима для выхода из состояния кризиса, вряд ли получится.

Стоит вспомнить, что в 2002 году в России также фиксировалось состояние экономического спада. До 2008 года оставалось 6 лет. В 2002 году журнал Эксперт писал, что "российская экономика вошла в состояние открытой рецессии". Другой вопрос, что длилось это состояние недолго и вскоре начался бурный экономический рост. Но сам факт, что в российской экономике выработался свой среднесрочный цикл примерно в 5-6 лет, уже совершенно очевиден. А поэтому утверждения, что смягчение ДКП ничем нам не поможет, представляется ошибочным. Центральные банки существуют, в том числе и для того, чтобы смягчать действие циклического кризиса, не допускать слишком серьезного падения экономики.

Правда, журнал Эксперт в 2009 году предложил свою периодику циклических кризисов в российской экономике: "То, что российское хозяйство переживает нормальный циклический спад, подтверждают практически все наблюдения. Прежде всего, об этом говорит сам срок наступления кризиса. Как было сказано выше, длинные циклы всегда имели продолжительность в диапазоне от 7 до 12 лет. Старт длинного цикла разумно отнести на 1998 год, так что мы попадаем в этот диапазон. За этот период наша экономика вообще демонстрировала уверенную цикличность — мы пережили три коротких цикла, примерно по три года каждый (промежуточные минимумы были пройдены в 2001 и 2004 годах, хотя многие этого как-то и не заметили). Очевидным индикатором приближения кризиса была очень быстрая инфляция ресурсов, которая началась с конца 2006 года. Как мы помним, росло все — от цемента и бензина до аренды, недвижимости и людей. Именно на рубеже 2006 и 2007 годов в России произошел отрыв темпов роста реальных доходов от производительности труда. Безработица, согласно официальным данным, также достигла минимума. Мы фактически достигли состояния "полной занятости" — одного из самых ярких предвестников циклического кризиса. Как сообщают аналитики, расчеты эффективности инвестиций в 2007 году уже ясно указывали на невозможность делать вложения в капитал при действующих ценах на ресурсы. Другой не менее очевидный признак приближения кризиса — инфляция в потребительском сегменте, которая, как мы помним, достигла почти 20% в годовом выражении весной прошлого года".

Но какая бы периодичность циклических кризисов не предлагалась, какими бы не были трактовки природы того или иного кризиса, важно отметить, что экономический цикл вполне закономерное явление. Можно спорить о том, имеют ли место быть в современной экономике долгосрочные циклы Кондратьева, но вряд ли серьезные экономисты могут поспорить с тем, что краткосрочные и среднесрочные циклы явление неизбежное. Их можно только предупреждать и сглаживать, но целиком избежать не получится. Что же касается структуры российской экономики, то она не является виновницей циклических спадов. Они случаются в любой экономике независимо от того на чем она сейчас специализируется. Циклический кризис может проявить себя и в Китае, который сегодня считается самой промышленной экономикой, проходящей этап активной индустриализации. Циклический спад в Китае может проявить себя в отдельных секторах и отраслях. Но

если присмотреться к денежно-кредитной политике Китая, то станет понятно, что китайские власти активно предупреждают циклические кризисы, грамотно маневрируют денежно-кредитными инструментами.

Не стоит в этой связи отбрасывать наследие Джона Мейнарда Кейнса и его последователей. Кейнсианство привнесло в мировую науку много важных вещей. Например, элементы антициклического регулирования экономики. Ранее применение определенных мер, которые описаны последователем Кейнса американцем Элвином Хансеном, помогает избежать роста пузырей и их последующего болезненного схлопывания. И китайская экономика этим мерам вполне поддается. Как пишет известный китайский экономист Fan Gang: "Проблема мировой экономики — в том, что все вспомнили урок Кейнса о необходимости антициклической политики только тогда, когда кризис уже начался, и не предпринимали никакого симметричного вмешательства в экономику во время предшествовавшего бума". По сути, речь идет о том, что за динамикой экономических показателей нужно постоянно наблюдать, использовать наработки экономистов прошлого, не забывать, что экономика развивается циклически, а не линейно, а поэтому требуется постоянный государственный контроль за ее состоянием.

Разумеется, теория Кейнса не может считаться теорией развития. Она имеет свои ограничения и решает лишь определенные вопросы. Для развития экономики требуется обращать внимание на другие теории. Но в части смягчения циклических кризисов она просто необходима к использованию. И в России она также может быть очень эффективной, если применять ее будут профессионалы.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...