< Февраль 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  
Подписка rss
Поиск Поиск
Австрийская экономическая школа: опыт для России

04 мая 2013 года
Закладки

На сегодняшний день австрийская экономическая школа находится на задворках экономической академической мысли. На задворках в том плане, что представители экономического академического мэйнстрима стараются не подпускать к образовательному процессу сколько-нибудь оригинальные научные течения и концепции. Но сама школа от этого не становится менее интересной и имеет большое количество приверженцев по всему миру. К сожалению, отчасти школа в глазах людей государственнических убеждений несколько дискредитирована. Такая дискредитация произошла по той причине, что среди сторонников австрийской школы много представителей либертарианского течения, полагающих, что человек должен быть предоставлен сам себе, кто не выдерживает конкуренцию на рынке, не имеет права рассчитывать на поддержку общества. Но совершенно понятно, что такой живодерский подход ни один политик (даже очень либеральных убеждений) за основу принять не может. Во-первых, политически это небезопасно. Во-вторых, всем понятно, что не каждый человек в конкретный отрезок времени может найти себя на рынке. По тем или иным причинам многие из нас порой нуждаются в социальной поддержке. В экономике не бывает только успешных и обеспеченных людей.

Но что же писали представители австрийской школы, к каким выводам они приходили, были ли они все как один сторонниками полного невмешательства государства в экономику? Мало кто знает, но один из родоначальников австрийской экономической школы барон Фридрих фон Визер (1851-1926) "пытался обосновать необходимость государственного вмешательства и централизованного планирования (термин "планирование" он опять-таки употребил впервые в западной экономической теории — Я.С.) для того, чтобы воплотить принципы предельной полезности в жизнь и обеспечить оптимальное функционирование экономики".

Правда, за это многие современные австрийцы пытаются отнести наследие Визера к немецкой исторической школе. Но сделать это вряд ли получится, так как именно Визер "написал первый систематизированный трактат-учебник австрийской школы — "Теорию общественного хозяйства" (1914). Вклад Визера в австрийскую теорию очень своеобразен...он прославился тем, что дал яркие имена и запоминающиеся формулировки многим идеям маржинализма. Именно он впервые употребил термины "предельная полезность" (Grenznutzen), "вменение" (Zurechnung), "законы Госсена".

Многие современные австрийцы пытаются откреститься и от Йозефа Шумпетера, доказывая, что тот слишком далеко ушел от идеалов австрийской школы. Основной упрек в его адрес состоит в следующем: "Оригинальность и самостоятельность Шумпетера, его желание и умение идти против течения проявились и в других моментах. Как известно, австрийская школа принципиально отвергала использование математики в экономическом анализе. Но, учась в Венском университете, Шумпетер самостоятельно (не прослушав ни одной специальной лекции) изучил математику и труды экономистов-математиков от О.Курно до К.Викселля настолько, что в год защиты диссертации на звание доктора права (1906) опубликовал глубокую статью "О математическом методе в теоретической экономии", в которой к большому неудовольствию своих учителей сделал вывод о перспективности математической экономии, на которой будет основываться будущее экономической науки. Любовь к математике осталась на всю жизнь: Шумпетер считал потерянным всякий день, когда он не читал книг по математике и древнегреческих авторов". При этом Шумпетер вовсе не был математизированным автором. Но сам факт того, что он признал значение математики для экономики, у многих уже вызывает отторжение.

По мнению либертарианцев, использование математики в экономике способствует формированию несвободной зарегулированной экономической системы, при которой политики получают возможность использовать различные формулы для управления обществом. В то же время совершенно не учитывается, что математика вошла прочно в экономику в тот момент, когда сама экономическая жизнь стала усложняться, одними только умозрительными рассуждениями стало сложно обходиться. По этой причине многие экономисты стали приходить к выводу, что роль математики будет расти.

Немалый вклад внес Шумпетер и в развенчание мифа о монополиях: "Из рассуждений Шумпетера о роли крупных корпораций, особом значении монополий как субъектов инновационной деятельности многие его последователи вывели

положение о взаимосвязи между структурой рынка, наличием монополий и уровнем инновационной деятельности, которое часто называют "гипотезой Шумпетера": "монопольное положение фирмы является ключевым условием для успешной инновации".

Действительно, Шумпетер доказывает, что монополия далеко не всегда является чистым экономическим злом. Напротив, с точки зрения динамической эффективности, создания условий для крупных инноваций, большой монополистический бизнес имеет большие преимущества над компанией, работающей в условиях совершенной конкуренции.

Вместе с тем, он подчеркивает, что в тенденции именно инновации разрушают монополии: "...воздействие новшеств, например, новых технологий, на существующие отраслевые структуры в долгосрочном аспекте препятствует стратегии ограничения производства, сохранению господствующих позиций для максимизации прибыли". Экономическая история инновационной деятельности, закономерности появления и смены отраслей — лидеров технического прогресса показывают, что каждый новый товар, формирующий отрасль, как правило, связан с деятельностью той или иной крупной корпорации. Автомобили — "Форд", нейлон — "Дюпон", полупроводники — "Белл", компьютеры — "ИБМ", программное обеспечение — "Майкрософт", процессоры - "Интел" образуют далеко не полный ряд примеров из истории XX века".

Сегодня в России часто говорят о доминировании монополий в экономике, что снижает ее эффективность в целом. Предлагают что-то сделать с Газпромом, РЖД, Роснефтью и т.д. Но при этом не учитывают, что когда придет время, эти монопольные структуры сами преобразятся. Даже если они контролируются государством.

Ни одна структура не может быть постоянной во времени, не менять свой облик, не уступать позиций на рынке. Йозеф Шумпетер очень хорошо показал природу монополий. Это вполне объективное рыночное явление. Очень часто монополии гораздо более эффективно внедряют т.н. "дополняющие" инновации, нежели это делают разрозненные рыночные агенты.

Интересно, могла ли какая-нибудь частная пассажирская железнодорожная компания (одна из многих) реализовать проект "Сапсан"? Откровенно говоря, есть большие сомнения по этому поводу. А ведь организация скоростного движения в России есть та самая "дополняющая" инновация в сфере организации пассажирских перевозок в России. И, несмотря на всю критику, которая обрушилась на РЖД в связи с приобретением и запуском Сапсанов, проект состоялся и оказался прибыльным.

Железная дорога в данном случае выступает в качестве одного из самых наглядных примеров. Но можно вспомнить газовую трубу, за доступ к которой активно ведется борьба.

Сторонники реформы в газовой отрасли не могут дать комплексный ответ на вопрос, кто будет отвечать за управление таким сложным объектом как газотранспортная система, из чьего кармана будет оплачиваться ее содержание, какую финансовую нагрузку будут нести те или иные компании? А финансовая нагрузка в случае "демонополизации" трубы должна существенно возрасти, поскольку доступ к ней со стороны независимых производителей газа существенно упростится. Это значит, что мощности будут работать в условиях более высокой загрузки, что потребует больших финансовых вливаний для поддержания работы системы.

При всех вопросах к Газпрому, эффективности его работы, которые объективно являются справедливыми, к решению подобных проблем нужно подходить с большой осторожностью. И пусть "тщательная проверка "гипотезы Шумпетера" на статистических материалах большого числа отраслей и рынков (американская статистика, например, регулярно публикует показатели доли производства для четырех крупнейших компаний отрасли) не дала однозначного подтверждения или опровержения высокой эффективности инноваций в крупных монополистических корпорациях",  на практике мы все равно можем увидеть, что многие вопросы могут решать только крупные компании.

Казалось бы, есть конкретные практические вопросы. И причем здесь австрийская школа? Но если вникнуть во многие аспекты теории, то можно увидеть их тесную взаимосвязь с практикой, нашей повседневной жизнью. Если отбросить идеологическую составляющую, выявить самое полезное и интересное в той или иной школе, то значительно проще будет объяснять происходящее в экономике.

Разумеется, Визером и Шумпетером австрийская школа не ограничивается. Но именно на них хотелось акцентировать внимание, так как они внести огромный вклад в развитие экономической науки в целом и австрийской школы в частности. Но именно на них реже всего ссылаются либертарианцы. На Людвига фон Мизеса постоянно. Но только не на Визера и Шумпетера. Последнему вообще часто отказывают в праве считаться австрийским экономистом. Но тем они и интересны, что внеся огромный вклад в науку при этом запомнились своей оригинальностью и непохожестью на других.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...