< Июнь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
Подписка rss
Поиск Поиск
Фантом "русофильства" и феномен русской цивилизации

15 мая 2013 года
Закладки

От редакции "РН": автор Владимир Николаевич Лексин — доктор экономических наук,  руководитель научного направления Института системного анализа РАН, ведущий научный сотрудник Центра проблемного анализа.

Данный доклад опубликован в материалах научного семинара  "Что есть Россия — система, застрявшая в трансформационных социально-экономических сетях, или особая цивилизация" в 2011 г.

***

В дискуссиях о будущем России нередки суждения о единственной возможности ее благостного существования в формате некоего симбиоза с внезапно возлюбившим нас западным окружением. Доказательств этого почти никогда не приводят, но почему-то вспоминается речь Волка, обращенная к Красной Шапочке: "У тебя только два решения: или слияние, или поглощение". Часто (и тоже бездоказательно) выдвигаются гипотезы мультикультурного будущего России, а точнее — прохождения ее культур через пресловутый "плавильный котел", чему более всего препятствуют некие демонизированные "русофилы".

По этому поводу кем-то было замечено: если в поле зрения либеральных СМИ попадает плакат "русские, не забывайте о своих правах", то начинаются рассуждения о "русском фашизме", а если плакат "не забывайте, что вы чеченцы" — о росте "национального самосознания". Отсюда логический мост к заявлениям о том, что нужно "восстанавливать не русскую культуру, а Культуру с большой буквы", и уже одно это побуждает сказать несколько слов о русской цивилизации.

Почему я говорю не о российской, а о русской цивилизации? Потому что, преступая границы пресловутой политкорректности, считаю полезным представить для обсуждения гипотезу существования и доминирования на территории нашей страны, при всех ее этнонациональных и локальных цивилизационных интрузиях (к их числу я в первую очередь отношу транснациональную арктическую цивилизацию коренных малочисленных народов Севера), именно русской цивилизации.

Я полагаю в основание этой гипотезы тот факт, что только в пространстве русской цивилизации не потерялся и, более того, оформил и укрепил свою этно-национальную и цивилизационную самобытность "всяк сущий в ней язык", что именно русским было суждено стать представителями различных народов и этносов в мире наднациональной культуры, в том числе и через блестящие литературные переводы и обработки национального мелоса, и через систему государственной службы, и через систему образования.

Пройдя коридорами русской цивилизации, национальные голоса, не теряя своей самобытности, становились слышимыми далеко за пределами ареалов их исконного прорезывания. Все, что происходило на длительно расширявшемся пространстве русского присутствия, стало не многократно описанным "плавильным котлом" США, а жизнью уникальной "цивилизационной конфедерации", не погубившей ни один подвергнувшийся ее влиянию этнос и соединившей их мотивировочно-ценностным потенциалом, воплощенным в политике государственной власти и в менталитете русского народа.

Если допустимо говорить о том, что русский народ является в России государствообразующим, то уместно допустить и его цивилизационно-образующую роль в российской цивилизационной системе

(которая многим представляется еще более умозрительной, чем русская).

Можно ли сегодня говорить о существовании русской цивилизации? Пока еще можно, поскольку все теоретические и фактические основания для этого сохраняются, в их числе и признание всеми сопредельными и отдаленными цивилизационными сообществами особости русской цивилизации: российское и русское — не одно и то же. Рассмотрение "цивилизационного конгломерата" России без выделения численно доминирующего и скрепляющего русского компонента методологически недопустимо.

Сохраняются ли сегодня такие основания русской цивилизации, как русский менталитет и православность русского бытия? Наличие особого русского менталитета (вне зависимости от того, какими характерными чертами наделяют русских), так же как и того факта, что среди верующих русских абсолютное большинство составляют православные, никем не оспаривается. Однако в течение последних десятилетий все это претерпевает кардинальную и далеко не завершенную трансформации, от последствий которой напрямую зависит будущее не только русской цивилизации, но и всей России. Сегодня же русское самосознание находится в государственно поддерживаемом состоянии анемии и аномии, и вряд ли кто из официальных лиц осмелится произнести знаменитые суворовские слова "Ура! Мы — русские!", не опасаясь обвинения в разжигании национальной розни.

Имеются ли реальные угрозы существования русской цивилизации и от кого они исходят? Да, имеются, но они не совсем те, и исходят они не от тех, о ком чаще всего говорят, называя внешнюю истребительную агрессию и, так называемые, "желтую угрозу" и "исламизацию" страны.

Угрозы внешней агрессии существовали всегда, но я не хочу уходить в конспирологические дебри и ограничусь констатацией того, что безопасность любой страны в современном мире достигается не объемом демократии, не масштабами обеспечения прав человека и т.п., а наличием устрашающего вооружения, боеспособной армией и гражданами, считающими защиту отечества своим долгом (пример — Израиль).

Опасность внешней угрозы русскому миру связана не с силой потенциального агрессора, а с преступным ослаблением военной мощи страны. Это — беда, но и вина самих русских — тех, кто находятся во власти, тех, кто разлагают общественное сознание,

тех, кто перестали считать свой мир достойным защиты.

Желтая угроза (колонизация), которой нас пугают более 15-ти лет? Наиболее часто сообщения об этом приходят из регионов Дальнего Востока, где тысячи гектаров ценнейших таежных лесов сданы китайцам в аренду для заготовок древесины. Отечественные лесозаготовители не в состоянии конкурировать с китайскими ни по предлагаемым для аукционов арендным платежам, ни по получаемой прибыли (в Китае лес дорог, т.к. там промышленная вырубка лесов запрещена). Разрешенные объемы лесозаготовки столь велики, что китайские лесозаготовители часто не выбирают и третьей их части. Но ведь успешное китайское присутствие на русской земле связано, в первую очередь, с такой интенсивностью труда, какую не встретить в русской деревне. Так, в Краснодарском крае власти в течение нескольких лет уговаривают сельское население заняться крупным тепличным хозяйством с компенсацией трети затрат. Китайцы же сделали это в полутора десятках районов без каких-либо субсидий. Проживая в примитивном подобии временного жилья, китайцы снимают по два урожая в год, обходясь без опасных химикатов и направляя выращенную по китайской технологии недорогую продукцию в крупнейшие центры России. Местные жители трудиться в тепличных хозяйствах такого типа отказываются: платят мало, а работать нужно много.

Ситуацию с упреками в адрес китайцев, якобы самостоятельно захватывающих наши земельные, таежные и другие ресурсы, точно охарактеризовал президент фонда "Миграция ХХI век": "Они играют по тем правилам, которые у нас существуют... Они делают то, что позволяем мы. Они приезжают на место, которое их интересует, устанавливают контакты с правоохранительными органами, обязательно с местной властью... Мы возмущаемся: вывозят лес. Так это мы даем! Они работают так, как мы им это позволяем. Они не силой отбирают у нас... Они готовы организованно направлять сюда мигрантов, но этим просто надо заниматься. Вопрос за нашими властями — миграционными, местными и региональными". Виноваты сами русские.

Угроза "исламизации" ("мусульманизации") России? Политической элитой России восприятие явного ренессанса ислама, его пассионарного звучания для немалой части населения страны и для лидеров ряда регионов, строительство мечетей и несомненные успехи в исламском просвещении я бы оценил как внешне спокойное, но внутренне настороженное: не изжиты чисто политические опасения новых вспышек сепаратизма и радикально-оппозиционных противостояний Центру. На этом фоне в последние годы понемногу начинает выстраиваться государственная политика поддержки так называемого традиционного для России ислама, но, по моему мнению, не как чего-то общественно значимого и необходимого, а всего лишь как политической альтернативы "ваххабизму" и исламскому радикализму в целом. В принципе,

отношение российских властей к исламу вполне благожелательное, особенно на фоне бесконечно тиражируемых СМИ опасений "клерикализации" страны Русской православной церковью. И это находит адекватный отклик в исламских регионах страны.

Выступая в мае 2011 г. на открытии IV Международного миротворческого форума "Ислам — религия мира и созидания", муфтий Чечни Султан-хаджи Мирзаев сказал: "Я хочу со всей ответственностью заявить, что сегодня в Российской Федерации есть все условия для развития ислама. Более того, ни в законах нашей страны, ни в ее Конституции нет ни одного пункта, противоречащего исламу... Если говорить о Чеченской Республике, то здесь ислам развивается как ни в одном другом регионе России".

По моим наблюдениям, российский ислам по сплоченности его приверженцев уже давно опережает православие, и Россию можно без особого преувеличения считать государством столь же православным, сколько мусульманским [*].

[*] В регионах и городах России с преимущественно русским населением формируются и институализируются мусульманские диаспоры; например, существует "Культурная автономия татар Ивановской области". Нужно ли говорить о том, что никаких "культурных автономий", сообществ и других институтов русских людей нет, например, в республиках Северного Кавказа. И не потому, что их запрещают местные власти, а потому, что русские или боятся, или не способны, или просто не знают, зачем это нужно делать.

При относительно небольшой доле народов России, традиционно исповедующих ислам, его укорененность в среде этих народов постоянно увеличивается. Не случайно еще пять лет назад один из мусульманских лидеров России говорил о том, что было бы неплохо для равновесия утвердить в одной лапе нашего гербового орла крест, а во второй — полумесяц. Если бы русские были бы хоть в малой степени сплочены и ревностны в своей вере, как их мусульманские сограждане, ни о какой "исламской угрозе" и о "захвате кавказцами Пятигорска и других русских городов" не было бы и речи. Во всем этом виноваты сами русские.

Думаю, что одной из самых серьезных угроз русской цивилизации является постоянное сокращение числа русских. В одной из своих недавно изданных книг [Лексин В.Н. Обычная русская семья в условиях трансформации института семьи. М., 2011.] я указывал на то, что самый низкий уровень рождаемости в стране — у русских, и что это связано прежде всего со скептическим отношением современных русских людей ко всем без исключения смысловым основаниям института семьи. Бедность, стрессы, неуверенность в завтрашнем дне, алкоголизм и т.п. — в общем-то привычные для современной России явления — самым губительным образом соединились с фундаментальным пересмотром представлений о ценностях семейной жизни, деторождения и самих детей.

Ни один народ России настолько безразличен к своему будущему существованию, как русские. Книга завершается слабой надеждой на то, что "если бы ... хотя бы к 30-летнему возрасту все здоровые русские люди имели по одному ребенку, это было бы первым решительным шагом по дороге от пропасти национального самоубийства". И, добавлю, одним из условий выживания русской цивилизации.

Источник

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...