< Декабрь 2016 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Подписка rss
Поиск Поиск
Инжиниринг — профессия будущего

16 мая 2013 года
Закладки

От редакции "РН": Представляем замечательную вчерашнюю лекцию министра промышленности России Дениса Валентиновича Мантурова в Бауманке.

Денис Валентинович — закончил социологический факультет МГУ (1994), аспирантуру (1997), докторантуру МАИ (2002), Российскую академию госслужбы при президенте РФ (2006). До назначения министром входил в руководство Улан-Удэнского авиационного завода, ОАО "Московский вертолетный завод имени Миля", руководил ОАО "ОПК "Оборонпром"". С ноября 2012 председатель наблюдательного совета госкорпорации "Ростехнологии".

***

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров посетил Московский государственный технический университет им. Н.Э.Баумана, где выступил с лекцией перед преподавателями и студентами ВУЗа на тему: "Инжиниринг профессия будущего". Перед лекцией глава Минпромторга России осмотрел Центр фотонной энергетики и научно-образовательный центр "Ионно-плазменные технологии" Университета.

Денис Мантуров рассказал о положении и перспективах развития отраслей российской промышленности на глобальном рынке. Особое внимание Министр уделил состоянию и задачам развития рынка инжиниринга в России, потенциалу инжиниринговых центров и компаний, подготовке кадров для организации эффективного инновационного производства и обеспечения качественного роста российской промышленности. Министр отметил, что в будущем многие из студентов ВУЗа вполне могут занять высокие позиции в Правительстве и Министерствах и выразил надежду убедить каждого из присутствующих связать свое будущее с российской промышленностью.

В своем выступлении Денис Мантуров, в частности, сказал:

"Тема сегодняшней дискуссии — "Инжиниринг — профессия будущего". Предлагаю построить нашу беседу следующим образом. Сначала я упомяну ставшие уже традиционными страшилки про технологическую отсталость России. Потом расскажу о ситуации в отечественном инжиниринге, проблемах, трендах и перспективах этой сферы. А затем поговорим о формировании научной элиты и развитии высокопрофессиональных кадров.

Постараюсь, чтобы мой монолог не был очень длинным, и у нас осталось больше времени для свободной беседы.

Если оценивать экономику нашей страны и образование только по количественным показателям, то все более-менее неплохо. В мировом рейтинге мы находимся в пределах первой десятки по объему ВВП и доле населения с высшим образованием.

Теперь посмотрите на результаты исследований Всемирного экономического форума, где отражено мнение руководства компаний из разных стран мира. Оценки наших позиций по важнейшим параметрам — качеству образования, уровню инновационности и профессионализму менеджеров — ужасающие. Обоснованы ли они? Не думаю.

Конечно это всего лишь представления о нас. Мы уже привыкли, что они расходятся с реальностью. Но это мнение о стране, которая всегда была и, надеюсь, с Вашей помощью будет в авангарде научно-технического прогресса. И предстоит еще много сделать, чтобы нас воспринимали более адекватно.

Теперь посмотрим более объективную картину.

По уровню производительности труда мы пока сильно отстаем от Германии, которая является одним из лидеров по этому параметру. Но более тревожащий факт — это то, что мы начинаем проигрывать Китаю.

И прогнозы мировых консалтинговых агентств говорят о том, что этот разрыв может увеличиться.

Хорошие новости — на графике роста средней зарплаты в России. Думаю тех, кто не грезит о лучшей жизни за рубежом, такой тренд вполне устроит. По крайней мере, другие страны БРИКС — не лучшая альтернатива. Хотя на фоне Германии мы смотримся скромно.

А теперь "плохая новость". С ростом зарплат, опережающим повышение производительности, конкурентоспособность наших специалистов на глобальном рынке снижается.

Бороться с этой тенденцией можно только одним способом. Естественно не снижать зарплату, а наращивать производительность труда. То есть, повышать и квалификацию рабочей силы, и технологический уровень производства. Что, собственно, и является предметом особого внимания Правительства и нашего Министерства.

У нас мало новых изобретений и новаций. Россия имеет разработки мирового уровня только по 1/3 из 34 важнейших направлений современной науки и техники.

Отечественные разработки в экономике внедряются мало. До коммерческого использования доведено лишь 16% новых технологических решений. Из них только половина соответствует мировому уровню.

Сейчас на Российскую Федерацию в лице Минпромторга оформлено порядка 700 патентов. Более 500 заявок на рассмотрении. В Роспатенте зарегистрировано и находится на регистрации более 300 объектов авторского права. Около 7000 результатов НИОКР охраняются как секреты производства (ноу-хау).

Эти результаты интеллектуальной деятельности созданы за последние четыре года. Но весь этот массив ввиду законодательных ограничений практически не работал на нашу экономику.

Мы делаем все, чтобы снять эти ограничения. И обеспечить доступность информации о созданных результатах интеллектуальной деятельности. Делаем рассылки широкому кругу компаний и организаций, публикуем на своем сайте.

Чтобы это начало воплощаться в жизни мы переходим к модели передачи прав через предоставление безвозмездной лицензии на результаты интеллектуальной деятельности.

Это позволит в короткий срок ввести в хозяйственный оборот максимальное число востребованных объектов интеллектуальной собственности, права на которые сейчас закреплены за Российской Федерацией.

Какой текущий инновационный статус в промышленности? В одних отраслях удается добиться прогресса небольшими средствами. В других результативность вложений невысока. В большинстве отраслей главная проблема — недостаток ресурсов для инвестиций в производство. А ставки по кредитам для предприятий носят запретительный характер.

Это усугубляется отсутствием актуальных отечественных разработок и оборудования, интересных предприятиям. Налицо разрыв между потребностями экономики в модернизации и возможностями российского научно-исследовательского комплекса. Доля импорта в закупках нового оборудования в металлургии — 48%, машиностроении — 56%, химической промышленности — 60%.

Для уменьшения засилья импорта, мы, конечно же, стимулируем приобретение лучших отечественных средств производства через госзакупки. Но

без создания конкурентоспособного на глобальном рынке российского оборудования, наша промышленность не достигнет уровня технологических лидеров. А для этого нужна мощная инжиниринговая отрасль.

Перед тем как говорить о том, что из себя представляет российский инжиниринг, посмотрим на объем рынка пром. инжиниринга в США. Он в 21 раз больше российского. Доли в ВВП также сильно различаются, и не в нашу пользу.

В Штатах высококонкурентный рынок, где действует 142 тысячи компаний, при этом крупнейшие из них занимают не более 5% рынка. В России преобладают крупные инжиниринговые компании, а две из них (Стройгазконсалтинг и Стройгазмонтаж) консолидируют 40% объемов заказов. Это связано с тем, что большую часть спроса составляют масштабные капиталоемкие проекты государства и госкомпаний, которые могут выполнить только крупные инжиниринговые компании.

Сегмент малых и средних инжиниринговых компаний у нас развит слабо. Как правило, это региональные игроки, специализирующиеся на ЖКХ и электросетевом комплексе.

В технологическом плане — глубокий разрыв. В России инжинирингом считается установка оборудования с пусконаладкой. На рынке США практикуется “продвинутый” инжиниринг, охватывающий весь цикл проектирования и строительства. Это подход учитывающий жизненный цикл продукции. Я еще буду об этом упоминать. А вообще это предмет отдельной лекции.

У нас более 70% выручки инжиниринговых компаний формирует нефтегазовый сектор. Но это в основном “низкотехнологичные” работы — строительство нефтегазопроводов и сопутствующей инфраструктуры. Можно сказать о невысокой степени технологического развития ТЭК, несмотря на большие инвестиции.

На втором месте по потреблению инжиниринговых услуг — электроэнергетика. Такой спрос вызван обязательствами энергокомпаний перед государством по модернизации мощностей. Это, кстати, служит ярким примером как административными мерами можно стимулировать рынок.

Остальные отрасли пользуются услугами инжиниринга крайне мало. Причин тому масса. Спектр проблем отечественной инжиниринговой отрасли очень широк. Многие из них требуют оперативного вмешательства государства.

У большинства компаний-заказчиков отсутствует опыт работы по полному циклу проектирования. Не понимая его ценности, предприятие отказывается от данных услуг в пользу сиюминутной экономии. Крупнейшие компании предпочитают узкий круг аффилированных инжиниринговых структур, что снижает уровень конкуренции. А средние и мелкие заказчики испытывают недостаток собственных средств и проблемы с заемным капиталом.

Со стороны предложения ситуация похуже. Российский инжиниринг пока не отвечает на текущие научно-технологические вызовы. Многие инжиниринговые центры не владеют информацией об актуальных технологиях, методиках проектирования и строительства промышленных объектов. Также не хватает опыта и знаний для реализации контрактов "под ключ". В стране дефицит современного лабораторного оборудования и устаревшая материально-техническая база для НИР и ОКР. Исключение отдельные исследовательские центры крупных частных компаний.

Кадровая ситуация — предмет особого беспокойства.

Налицо старение инженерных кадров, т.к. невысокий престиж профессии не обеспечивает приток молодых кадров. Качество инженерного образования на фоне стран-лидеров тоже хромает. Острой проблемой является и дефицит квалифицированных рабочих специальностей.

Наконец, общеэкономические проблемы. Из-за длинного периода окупаемости в ряде отраслей, изыскивать ресурсы на "креатив", т.е. инжиниринг, сложно. Избыточная забюрократизированность, особенно в сфере разрешений на строительство давно стала "притчей во языцех". Наконец, общемировые кризисные явления сильно уменьшили энтузиазм и готовность компаний модернизировать производство.

Какие меры поддержки и развития инжиниринга могут оказать существенное влияние на технологическое перевооружение отраслей?

Главная задача государства — это создать условия для развития инжиниринговой инфраструктуры. Министерство промышленности и торговли разрабатывает Дорожную карту по инжинирингу. Какие меры развития отрасли она включает:

  • — Прорабатывается вопрос о предоставлении значительных налоговых льгот для инжиниринговых компаний и центров. Речь идет о льготах по налогам на фонд оплаты труда.
  • — Будет проведена инвентаризация и сформирована база данных по лабораторно-технологическому оборудованию, которым обладают НИИ и университеты. Эта информация будет открыта, и компании будут знать, где можно организовать проведение тех или иных исследований / разработок.
  • — Совместно с институтами развития мы определяем размер финансовой поддержки в виде госсубсидий, которые будут предоставлены инжиниринговым центрам. Как университетским, так и корпоративным.
  • — Будет кардинально пересмотрена система нормативов и стандартов, применяемых в инжиниринге с тем, чтобы гармонизировать национальные отраслевые стандарты и классификаторы с международными правилами.

Понятно, что в одночасье все эти вопросы не решить. Но у нас нет другого пути, чтобы ликвидировать технологическое отставание.

России необходимо создавать многоуровневую структуру отрасли и завершить переход от традиционной, старой модели к комплексному инжинирингу. Основные требования к создаваемой инфраструктуре инжиниринга:

  • — высококачественное комплексное обслуживание заказчиков, нацеленность на реализацию объекта "под ключ";
  • — использование высокоэффективных технологий и знаний, принадлежащих различным научно-техническим школам и странам.

На вершине инновационной пирамиды — инжиниринговые компании крупного формата, количество которых, в целях повышения уровня конкуренции, должно увеличится. Их задача реализовывать масштабные ресурсоемкие проекты национальных компаний и привлекать в качестве субподрядчиков небольшие компании, инжиниринговые центры, вузы и т.д.

Тем самым будет инициировано создание большого числа мелких игроков, которые смогут предложить свои услуги среднему и малому бизнесу. Предпосылки для развития такого сценария уже есть. Нужны дополнительные стимулирующие меры со стороны государства.

За последние годы государство направило значительные средства на реализацию совместных высокотехнологичных проектов вузов и частного бизнеса. Компаниям это дает возможность проводить НИОКР в интересующих областях. А университеты со своей стороны обновляют исследовательскую базу, обеспечивают работой научных сотрудников. Особенно важно привлекать в эти проекты студентов и аспирантов, дать молодёжи шанс самореализоваться, закрепиться в сфере науки и высоких технологий. То есть выполнить основополагающий принцип вашего университета — "Образование через науку". Создание инжиниринговых центров на базе ВУЗов стимулирует появление инновационных продуктов быстрее и дешевле, чем, например, в технопарках или бизнес-инкубаторах.

Жизненный цикл новых наукоемких отраслей промышленности часто очень короток, друг друга сменяют целые семейства технологий. В таких условиях "синхронизировать" образование и хай-тек можно через форсайт-исследования, позволяющие рассчитывать будущие запросы рынка. Следуя общей логике развития отраслей и опираясь на новейшие разработки, можно прогнозировать потребность отрасли в специалистах с определенным набором компетенций.

Вообще технические вузы, особенно такие многопрофильные как МГТУ, могут стать настоящим инкубатором новых инжиниринговых центров. Нужно сформировать инициативные группы студентов и оснастить их необходимым оборудованием. В дальнейшем они могут преобразоваться в небольшие центры, которых так не хватает в российском инжиниринге. Мы прорабатываем вопрос финансовой поддержки таких стартапов. По линии Минобразования помощь может быть оказана в части оборудования. По линии Минпромторга через стимулирование активности промышленных предприятий в рамках утвержденных бюджетов по отраслевым государственным программам. Ничуть не сомневаюсь, что в дальнейшем, эти молодые инжиниринговые центры станут активными участниками российского, а самые амбициозные, и глобального рынка.

В качестве успешного примера такого рода практики необходимо привести проект политехнического инжинирингового центра и центра стратегического консалтинга, который реализуется в Вашем Университете. Он аккумулирует лучшие мировые практики и технологии по новым материалам, применяемым в оборонной промышленности и гражданском секторе.

Сегодня власть, бизнес, университеты и научные институты должны объединить усилия по развитию инжиниринга. Эффективная диверсифицированная инжиниринговая сеть способна изменить наш индустриальный ландшафт. Она обеспечит рост объемов наукоемкой продукции и высокую локализацию инновационных производств (до 60% добавленной стоимости). Внедрение новых программ и оборудования обновит базовые производственные сектора, сократит цикл разработки перспективных рыночных продуктов.

Это достигается через технологическое партнёрство с инвесторами, цель которого - восстановление недостающих звеньев инновационной цепочки. ВУЗы, НИИ, инжиниринговые центры и компании должны восполнить такие важнейшие элементы технологического процесса как ОКР, прототипирование и мелкосерийное производство наиболее востребованного оборудования.

Нужно не только обеспечить внутренние потребности в современных средствах производства. Новая инновационная цепь позволит противостоять натиску иностранных инжиниринговых игроков и расширить российское присутствие на мировом рынке.

Создание инжиниринговых центров и компаний увязано с инициативой государства по формированию сети инновационных кластеров. Сейчас она насчитывает 25 отраслевых кластеров, расположенных в разных уголках страны.

Наличие инжиниринговой среды в регионах существенно расширит спрос на данные услуги. Активизирует технологические запросы бизнеса на местном уровне. Кроме того, в госпрограммах развития отраслей мы предусмотрели целый ряд инструментов, стимулирующих рост вложений в инновации.

Программа формирования общероссийской сети инжиниринговых центров позволит:

  • — создать широкий спектр предприятий инновационного бизнеса — бизнес-юнитов;
  • — добиться роста инновационной активности компаний и привнести новейшие мировые технологии в инжиниринговую сеть страны.
  • — сформировать научно-образовательные "технохабы" для подготовки кадров нового поколения, соответствующих проблемам и перспективам XXI века.

Сегодня в России работает модель подготовки кадров, которая способна обслуживать только типовой жизненный цикл технологий традиционных индустрий. Эта модель предполагает длинный промежуток времени от возникновения в экономике новой задачи, осознания потребности в новых специалистах и формирования учебных программ до подготовки и выпуска нужных профессионалов. Она совершенно не годится для новых рынков – вызовов времени.

Мировыми трендами современной промышленности признаны новые материалы, умные среды, планирование жизненного цикла продукта и цифровое моделирование как основа проектирования и инжиниринга. Революционные изменения в этих сферах уже происходят, воплощаясь в реальности.

С вашего позволения, остановлю внимание на рынке композитов, так как он, по оценке экспертов, будет определять более 80% приоритетных разработок новой техники в ведущих областях экономики.

Новые, проектируемые композитные материалы позволяют задавать необходимые параметры на микроуровне, Отсюда принципиально новые характеристики привычных изделий. Получаемая продукция имеет широкую, в отраслевом плане, сферу применения. Речь идет о так называемых "сквозных", кросс-отраслевых инновациях, дающих результаты сразу в нескольких областях применения.

Кроме того, новые материалы стали родоначальниками так называемой "невозможной геометрии" — недопустимых ранее проектов зданий, особенно в сочетании с цифровым моделированием.

Инновационная отрасль композиционных материалов в России находится в начале своего пути. Совсем недавно мы утвердили госпрограмму, в которой определены планы ее развития. Целевая установка программы — увеличение отечественного рынка композитов как минимум в 10 раз. Для ее выполнения предусмотрено создание сети испытательных, инжиниринговых и сертификационных центров, развитие национальной базы НИОКР, участие в реализации важнейших инновационных и инвестиционных проектов отрасли.

Теперь попробуем "заглянуть" за горизонт, чтобы увидеть развитие компетенций инженеров будущего, работающих в отраслях-лидерах. На сегодняшний день в России дефицит специалистов, способных организовать эффективное инновационное производство. Речь идет об "интеграторах" — специалистах, которые управляют проектом от идеи до вывода на рынок. Еще нужны "трансляторы", то есть те, кто умеет увязывать высокотехнологичные процессы разных отраслей.

В среднесрочной перспективе встанут задачи по работе с рынком и улучшению инноваций. На этом этапе экономике потребуются специалисты, способные адаптировать новые продукты сообразно нуждам рынка. А также эксперты по выработке межотраслевых стандартов и приведению их в соответствие с международными.

Наконец, в долгосрочной перспективе нужно будет создавать новые прорывные технологии и целые системы технологий для кросс-отраслевого применения. Проектировать и поддерживать такого рода инновации могут только люди, умеющие мыслить и работать масштабно. Это "системные архитекторы".

При выходе России на мировые рынки инновационной конкуренции наиболее востребованными будут специалисты, обладающие знаниями и навыками из нескольких научных и технических областей. Кроме того, экономическая компетентность станет универсальным требованием к "технарям". То есть нужен не просто инженер. Значительно большую ценность будет иметь инженер-экономист.

Кроме предметных знаний, есть еще набор необходимых надпредметных компетенций. Они включают умение коммуницировать, быть частью международного творческого коллектива. Специалист будущего должен владеть иностранными языками, понимать другие культуры и глобальные правила игры, уметь выстраивать партнерские отношения на международном уровне. Без этого трудно представить высококвалифицированного и столь же высокооплачиваемого специалиста. А фундамент любого инновационного менеджера — это системное и алгоритмическое мышление, быстрая обучаемость и навыки саморазвития.

Думаю, что получение диплома такого вуза как МГТУ будет означать, что вы в полной мере обладаете всеми упомянутыми компетенциями.

Перед нашей страной сейчас стоят важнейшие задачи — преодолеть имеющееся отставание в уровне технологий и создать условия для качественного роста нашей промышленности. Для этого нам нужно вырастить новое поколение специалистов мирового уровня:

ученых, конструкторов, инженеров. Эта цель столь же сложна, сколь амбициозна. Достаточно посмотреть на показатели KPI Национальной системы компетенций, разработанной Агентством стратегических инициатив. Эти цифры не шапкозакидательство, а расчет наших возможностей, которые, уверен, безграничны.

Дорогие друзья, в завершение своего выступления, я хочу пожелать Вам творческих успехов. Инженерное дело — это очень увлекательная и перспективная отрасль. Мечтайте и творите, и вместе мы сможем изменить наше будущее. Спасибо вам за то, что пришли на сегодняшнюю лекцию. Отдельные слова благодарности руководству МГТУ за предоставленную возможность выступить в крупнейшем техническом университете страны".

***

***

После завершения лекции в МГТУ им. Н.Э.Баумана Глава Минпромторга России Денис Мантуров ответил на вопросы аудитории.

Стенограмма ответов на вопросы:

Александр Костырко (Кафедра вычислительные комплексы, системы и сети): Буду научным сотрудником кафедры университета очень заинтересован в создании научных центров на базе ВУЗа. В настоящее время наблюдается очень серьезная нехватка ставок, конкретно для младших должностей — лаборантов и т.д. Планируется ли расширения количества ставок? Если да, то в какие сроки?

Денис Мантуров: Я думаю, что с учетом тех направлений, которые сегодня отрабатываются Вашим университетом только по нашему ведомству, тот объем задач, который нужно выполнить, не просто позволяет, а наоборот стимулирует к созданию дополнительных ставок. Я уверен, что руководство университета будет делать это более активно. Мы только в прошлом году начали эту работу. Мы уже освоили 1 млрд. рублей, в этом году 1 млрд. 300 рублей, поэтому точно на вас хватит.

Алексей Попов (Кафедра компьютерные системы и сети): Денис Валентинович, Вы упоминали о Т-платформах и о том, что они построили свои решения на зарубежной элементной базе в связи с чем оказались уязвимыми перед такой конкуренцией. Мы в свою очередь в МГТУ разработали новую вычислительную структуру, получили опытный образец. И для масштабного внедрения нам нужно финансирование. Идея состоит в том, чтобы создать высококвалифицированный кластер с максимальным включением чисто российской интеллектуальной собственности. Но при этом такой проект вряд ли окажется конкурентным и вряд ли догонит по производительности зарубежные аналоги в силу отставания нашей микроэлектронной промышленности. Можете ли Вы поддержать такой проект, используя наши наработки, используя наработки таких флагманов, как МЦС ТЭС, элементной базы "Эльбрус" и в том числе Т-платформы?

Денис Мантуров: Во-первых, у нас есть отдельная государственная программа Развития электроники и радиоэлектронной промышленности. Соответственно, мы не так давно начали финансировать работу по созданию собственной элементной базы и не только в рамках только одной этой гос. программы, но и по созданию закрытых программ — радиационно-стойкая электронная компонентная базы.

В совокупности те задачи, которые мы перед собой поставили — это выход к 2020 году к показателю объема независимости от иностранных поставщиков в среднем 80%. Реалистично или нереалистично сложно сказать.

Но, если у Вас уже сейчас есть реальные, серьезные, интересные, заявляющие о себе разработки, то давайте мы с Вами их посмотрим. Подумаем, как можно включить Вашу наработку в те масштабные задачи, которые у нас с Вами сейчас есть. Вы тогда сформируйте свое предложение, не дожидаясь моего очередного приезда, мы его внимательно рассмотрим и постараемся принять участие в Вашей работе.

Мулин Николай (Кафедра Космические аппараты и ракетоносители): Мировая практика показывает, что наиболее быстро и дешево исследовать новую элементную базу и новые технологии позволяют университетские микроспутники. В США и Европе существуют программы финансирования таких спутников. Известно, что в России около 15 университетов занимаются созданием микроспутников. Однако ни Роскосмос, ни Министерство образования не содержат механизмов, которые бы позволяли осуществлять финансирование таких проектов. Можно ли решить эту проблему на уровне Правительства?

Денис Мантуров: Вынужден немного Вас расстроить. Я не могу отвечать в целом за всю индустрию. Мы отвечаем за обрабатывающий сектор промышленности и отчасти добывающий. Это то, что обеспечивает обрабатывающая промышленность. Направление космос действительно относится к компетенции РосКосмоса. Если Вы мне доверите переговорить со своим коллегой Поповкиным В.А., то я готов дать даже рекомендательные письма на этот счет. Это единственное чем я смогу вам помочь на данном этапе работы.

Владимир Агрицкий (Кафедра Стартовые ракетные комплексы): Денис Валентинович, применительно к росту производительности труда. Видимо, в связи с развитием робототехники не за горами ситуация, когда у нас на вредных предприятиях, например, в шахтах, людей вообще не останется, и роботы будут обслуживать роботов. Не собирается ли Министерство открыть программы для того, чтобы разработать соответствующую стандартизацию, чтобы роботы одних фирм могли работать с роботами других фирм?

Денис Мантуров: У нас стоит задача к 2020 году довести уровень гармонизации международных стандартов до 56%. Когда мы начинали 5 лет назад уровень был порядка 27%. Сегодня мы уже около 45% гармонизировали. И собственные стандарты мы тоже разрабатываем — активно занимаемся сейчас подготовкой законопроекта по стандартизации. Сегодня у нас стандарты не обязательны к применению, они носят добровольный характер.

По ряду направлений для того, чтобы мотивировать внедрение новых промышленных образцов, в том числе роботов, нужно где-то иметь обязательную структуру, обязательные стандарты. Мы будем развивать национальные стандарты и гармонизировать зарубежные. И Минпромторг и Росстандарт, который подчиняется Минпромторгу и отвечает за методологическую составляющую, ждут всегда помощи и инициативы от заявителя.

Пасхина Ольга (Кафедра предпринимательства и внешнеэкономической деятельности): Как Вы оцениваете результаты деятельности технологических платформ и какие видите перспективы?

Денис Мантуров: Что касается этой стратегии и технологических платформ, то непосредственно за этот сегмент отвечает Министерство экономического развития. Мы в данном случае участвуем как разработчики своих направлений, это порядка семи технологических платформ, которые за нами числятся. Что значит перспективная — неперспективная. Я отвечу таким образом. Да, это перспективно. Но это не говорит о том, что нужно уповать на этот стратегический документ, и в нем описано все, что должно применяться в части разработки той или иной перспективы. Это некий ориентир для тех направлений и тех индустрий, которые заложены в технологических платформах, поэтому у нас как раз на основе технологических платформ формируются и государственные программы, поскольку технологические платформы и сам документ, который вы упомянули это не денежный инструмент, денег там нет. Но там есть тренды и задачи. И дальше уже экономика, а точнее сами предприятия должны ориентироваться и понимать, в каком направлении государство будет развиваться и развивать какие-то индустрии, то есть где будут появляться какие-то субсидии, где-то какие-то льготы, поэтому это ориентир для промышленности и не только для промышленности.

Харлан Александр (Кафедра космические аппараты и ракетоносители): В настоящее время в нашей стране активно образуются холдинги, то есть преобразуются ФГУПы в холдинги. Мы знаем, что образование холдингов нужно для того, чтобы оперативно занимать новые ниши на рынке. У нас в стране это происходит в отраслях естественных монополий и в крупном бизнесе. В чем здесь суть, как Вы думаете, будет ли это эффективно?

Денис Мантуров: Любое укрупнение это достаточно эффективная задача. Поскольку всегда при укрупнении, если грамотно конечно все делать, снижаются издержки как производственные, так и общие, которые требуются для поддержания аппарата управленческого. Что касается создания интегрированных структур среди естественных монополий, я не хочу обсуждать этот вопрос сейчас, так как уже все создано и дальнейшего укрупнения в естественных монополиях не предполагается. Наоборот происходит разукрупнение. Если вы следите за СМИ, то РЖД наоборот продает свои активы, в том числе профильные.

Что касается промышленности, то нам еще предстоит укрупняться. Давайте возьмем для примера крупные зарубежные компании. Например, General Dynamics. Представляете себе такую компанию? Что в состав корпорации входит? Значит это авиационная составляющая, это ракетная составляющая, которую вы любите, раз учитесь на этом факультете, соответственно, это в том числе и сухопутье. Это все одна корпорация. Объем выручки примерно около 40 млрд. долларов США за прошлый год. У нас нет такой производственной единицы, которая будет давать такие показатели.

У нас произошли укрупнения, созданы интегрированные структуры, в общей сложности их создано около 60. Но я считаю, что следующий этап — это создание таких корпораций, как Ростехнологии, General Dynamics и т.д., только российского образца.

Для чего? Для того, чтобы мы как государство передавали постепенно это в руки промышленности с точки зрения влияния на управление этими холдингами. Чтобы ответственность за ту работу, за перспективу и задачи, которые ставятся государством по направлениям непосредственно отвечали интегрированные структуры. Сегодня мы это тоже делаем, и, чем больше они будут укрупняться, тем больше ответственность будет централизовываться на интегрированных структурах.

Дунаев Александр (Факультет радиоэлектроники и лазерной техники): Какие меры будет предпринимать Минпромторг, чтобы привлечь молодых специалистов на работу в Ваши предприятия? В особенности, защита от призыва или льготная ипотека?

Денис Мантуров: Это комплексный вопрос. Что касается решения социальных вопросов, то это всегда зависит от руководства самой структуры хозяйствующего субъекта, который формирует свой коллектив. Я могу вам привести массу примеров, когда на первый взгляд примерно равнозначные структуры, но при этом руководители разные абсолютно. Соответственно, один использует все возможности для того, чтобы обеспечить: приток молодых специалистов, раз. Второе — обеспечение, в том числе, и ипотекой, сегодня есть такие возможности. Например, российский фонд строительства жилья. Мы с ними сегодня формируем программу, когда можно использовать как их землю, так и землю предприятий, которые готовы передать. У каждого своя ситуация. У кого-то нет денег на строительство, но есть земля, а у кого-то нет земли, но есть деньги на строительство. Поэтому вот этот взаимообмен, он тоже будет происходить с использованием программы фонда строительства жилья. Это только одна из мер и один из методов мотивации и стимулирования работников. Поэтому важно платить достойную зарплату, это главный вопрос.

Гвоздев Александр (Кафедра колесных машин): Я и мои товарищи участвуем в разработке проекта амфибийных транспортных средств на воздушной подушке и применяем решения, аналогов которым в мировой практике нет. Хотелось бы узнать правильная ли это точка зрения, и может ли результат данной деятельности быть интересен для внешнеэкономических связей в Центральной Азии , например с Монголией? И можем ли получить поддержку Министерства промышленности и торговли или других заинтересованных ведомств?

Денис Мантуров: Я хотел просто уточнить вопрос, Монголия — то тут причем? То есть вы хотите с Монголией судно на воздушной подушке разрабатывать или продавать их туда? Если отдельно про Монголию, то у нас с Монголией сложились достаточно неплохие торгово-экономические отношения. В частности, у нас там совместное предприятие с советских времен, которое добывает и производит медь, и 50% этого предприятия принадлежит сегодня, в лице РосТехнологий, Российской Федерации. Поэтому мы активно участвуем в модернизации этих мощностей для того, чтобы торгово-экономические отношения развивались еще лучше. Что касается разработки современных транспортных средств передвижения, которые являются конкурентными, их надо поддерживать с точки зрения поставки за рубеж, и не только в Центральную Азию и в Юго-Восточную Азию, и, соответственно, для этого есть меры государственной поддержки. Для того, чтобы произвести конкурентную продукцию, есть возможность получить кредит во Внешэкономбанке на льготных началах. Мы внесли три млрд. рублей в прошлом году в уставной капитал специально для того, чтобы предприятия-экспортеры имели возможность, получив льготные кредиты, произвести свою продукцию и поставить ее на рынок. В данном случае, в тех странах, которые вы упомянули. И по мере расходования этого капитала, мы будем эти средства постоянно добавлять. Раньше были просто субсидии на погашение процентов по кредитам экспортерам высокотехнологичной продукции. Сегодня эта субсидия отменена, потому что мы вступили в ВТО, это попало в красную зону, соответственно, мы пошли немножко другим путем. Это комплексная задача получается, поэтому если у вас будут какие-то конкретные предложения по поставке, мы готовы провести консультации и оказать вам содействие.

Игорь Жаренов (Кафедра космические аппараты и разгонные блоки): Планируется ли исправление ситуации с поощрением молодых специалистов и изобретателей по результатам их интеллектуальной деятельности?

Денис Мантуров: Дело в том, что, опять же, все зависит от руководителя. Что касается патента на результат интеллектуальной деятельности, то в зависимости от того, кто его разрабатывал, в основном, это физические лица. Я пример приведу, я сам работал на московском вертолетном заводе, у меня тоже маленький патент есть на разработку композитных лопастей. Я, правда, ничего не получаю за это, потому что до конца он не внедрен. Но те патенты, которые получили внедрение, сотрудники получают прибавку к жалованию. Что касается стипендий как таковых, то у нас утвержденная указом Президента стипендия для молодых специалистов, и мы внесли некую новацию в правила предоставления этой субсидии. То есть, есть субсидия ежемесячная, как добавка к жалованию, а есть за результат. То есть творческий коллектив формировался, молодых специалистов, особо важных специалистов, более почетных возрастных специалистов, и за полученный результат, вы получаете конкретную премию. Такой мотивационный инструмент тоже существует.

Бородин Дмитрий (Кафедра колесные машины): Руководство страны неоднократно подчеркивало особую важность социально-экономического развития Сибири, арктического и северного районов страны. Понятно, что без хорошей транспортной системы решение этой задачи недостижимо. В то же время подобных условий для функционирования транспорта, как в этом регионе нет нигде в мире, кроме Канады. Это требует новых технологий и нестандартных подходов и технологий к разработке транспортных систем для северных регионов России. Сейчас мы участвуем в разработке нескольких инновационных проектов, направленных на создание транспортных средств нетрадиционных типов для северных регионов России. Скажите, имеют ли такие разработки перспективу и могут ли они быть поддержаны Министерством промышленности и торговли Российской Федерации?

Денис Мантуров: Скажите, что имеете, и тогда я смогу сказать, можем ли мы поддержать это или нет. Дело в том, что вам иногда кажется, что эта вещь прорывная, инновационная, а на самом деле она уже производится и имеет свою рыночную нишу. Нужно посмотреть, в чем инновационность вашего решения.

Спасибо большое за вопросы и за внимание.

Источник: 1, 2, 3 

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...