< Сентябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
Подписка rss
Поиск Поиск

Владимир Лексин

Группа: Авторы




18 мая 2017 года


Обсуждение не только конкретного содержания современной национальной политики, но и ее базовых понятий: "нация", "национальные отношения", "национальные конфликты" часто ведется вполголоса, поскольку национальная проблематика необъяснимым образом зачислена в разряд "деликатных". Слишком долгое время интернациональная стыдливость российских обществоведов приводила к тому, что практически все составляющие национальных отношений относились к числу "необсуждаемых сюжетов", якобы по умолчанию и так всем понятных. Серьезнейшие проблемы, возникавшие на национальной почве, выдавались в основном за местные, частные и малозначащие конфликты (исключение составляли, пожалуй, только депортации времен Великой отечественной войны и двухсотлетние гонения на евреев, особенно при советской власти). При этом как бы забывалось, что категория национальных отношений намного шире категории национальных конфликтов. По моему убеждению, национальное входит в число...

30 марта 2015 года


Намеченные планы развития Арктической зоны России являются самым сложным мегапроектом из всех предложенных в последние годы. Для его реализации требуются не только огромные ресурсы, но специфические механизмы программно-целевого управления, позволяющие согласовывать действия множества участников, сочетать инфраструктурное обустройство с обеспечением национальной безопасности, учитывать национальные интересы в рамках международного сотрудничества. *** ПЕРЕОСВОЕНИЕ АРКТИКИ КАК МЕГАПРОЕКТ. ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ Новейшие планы многоцелевого развития Арктической зоны, зафиксированные в соответствующих директивных документах[1], — амбициозный и в то же время насущно необходимый для России стратегический проект, который по своей значимости может быть сравним с историческими "атомным" или "космическим" проектами. Его замысел и реализация выходят далеко за пределы решения задачи перехода к современному обустройству полярного региона, полномасштабное...
 

06 июля 2013 года


Обсуждение вариантов будущего (от человечества в целом до малой российской деревни) часто производит впечатление научно обоснованного до тех пор, пока участники дискуссии не пытаются определить: что есть "будущее" и можно ли его "прогнозировать" (тем более "конструировать") и что такое "развитие" и можно ли им "управлять". Отказ от рассмотрения сути этих ключевых понятий, по моему убеждению, сродни защите от серьезных контраргументов, которые могут быть высказаны большинству прорицателей. И последние в этом не одиноки: напомню, например, что участники одной из серьезнейших международных конференций по вопросам о внеземных формах жизни начали дискуссию с договоренности о том, что никто не будет уточнять, что такое "жизнь". Сознавая всю сложность жестких определений категорий "развитие", "будущее", "прогноз", "прогресс" и т.п., и особенно их развернутых трактовок, способных расчистить дефинициальное поле современной прогностики и футурологии, я позволю себе...

21 июня 2013 года


Во второй половине XX и в начале XXI века самые большие изменения в политической, экономической и социальной жизни планеты были результатом не крупномасштабных войн, а цивилизационных экспансий. Обратить в свою веру правителей, правительства, крупный бизнес и население самых различных государств, внушить представления о привлекательности и возможности обретения новых ценностей (тем более что последние имеют свойство материализоваться во вполне ощутимые блага) оказывается более выгодным и внешне гуманным, чем ведение боевых действий или банальный захват территорий с соответствующими ресурсами. Такого рода экспансии оказываются особенно успешными, если общество и его цивилизационная среда уже подготовлены к этому недовольством происходящим и поэтому обуреваемы жаждой перемен. И в России, и в Китае цивилизационные экспансии в новейшей истории обеих стран вносили перемены прежде всего в мировоззрение и в мировосприятие людей, и этот процесс обычно проходил в...
 

05 июня 2013 года


Отношение к либерализму — и особенно к его адептам — в России было традиционно скептическим и даже ироническим. Их карикатурные портреты нарисовали все классики русской литературы — от Пушкина до Чехова. Нелишне напомнить и то обстоятельство, что около ста лет назад на территории бывшей Российской империи произошел доктринальный раскол знаменитой триады "свобода, равенство, братство". Де-факто "равенство и братство" стали утверждаться коммунистической партией и советской властью, а "свобода" в ее абсолютизированной форме поселилась в настороженно-враждебном капиталистическом окружении. Каждое проникновение либерализма на советскую территорию не могло не восприниматься как "идеологическая диверсия" (в уставе КПСС, в частности, говорилось: "Член партии обязан … вести решительную борьбу с любыми проявлениями буржуазной идеологии". Либерализм стал незримым фундаментом советского диссидентства, а одним из самых мощных каналов проникновения контридеологии...

15 мая 2013 года


В дискуссиях о будущем России нередки суждения о единственной возможности ее благостного существования в формате некоего симбиоза с внезапно возлюбившим нас западным окружением. Доказательств этого почти никогда не приводят, но почему-то вспоминается речь Волка, обращенная к Красной Шапочке: "У тебя только два решения: или слияние, или поглощение". Часто (и тоже бездоказательно) выдвигаются гипотезы мультикультурного будущего России, а точнее — прохождения ее культур через пресловутый "плавильный котел", чему более всего препятствуют некие демонизированные "русофилы". По этому поводу кем-то было замечено: если в поле зрения либеральных СМИ попадает плакат "русские, не забывайте о своих правах", то начинаются рассуждения о "русском фашизме", а если плакат "не забывайте, что вы чеченцы" — о росте "национального самосознания". Отсюда логический мост к заявлениям о том, что нужно "восстанавливать не русскую культуру, а Культуру с большой буквы", и уже одно это...