< Май 2021 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Подписка rss
Поиск Поиск
Русские и украинцы: кровные связи и противоречия

21 апреля 2015 года
Закладки

От редакции "Россия навсегда": Ольга Германовна Жукова — кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории Московского гуманитарного университета, член Союза писателей России и Союза журналистов Москвы.

***

Непростая геополитическая ситуация, возникшая сегодня на Украине, отозвалась болью в сердце каждого россиянина, потому что у каждого из нас есть в этой братской стране друзья, близкие, родные. Во многих из нас течет кровь обоих славянских народов. Подчас, россияне с русскими фамилиями оказываются украинцами по национальности, а граждане России с украинскими фамилиями считают себя русскими. Наконец, у каждого из нас есть и личный опыт человеческого общения с гражданами сопредельного государства. О кровных связях и противоречиях между русскими и украинцами мы можем говорить и через этот личный опыт.

Ещё в 60-е гг. прошлого века двоюродный брат моей матери, приехавший учиться в сельскохозяйственный институт Красноярска из Волгоградской области, женился на украинке — студентке кульпросветучилища, приехавшей в Сибирь из Кривого Рога. Через десять лет они вернулись на родину жены, да так там и осели. Их дети, родившиеся в России, вызывали хохот у одноклассников, когда пытались "розмовлять" по-украински на уроках "ридной мовы". В те годы украинские родственники часто приезжали к нам по служебной надобности, в командировки, мы ездили к ним летом "на фрукты-овощи". С распадом СССР начался и противоестественный разрыв внутрисемейных связей. Москва стала недоступна для них, прежде всего, по финансовым причинам. Нам не хотелось ехать в гости из-за рассказов о беспределе на украинской таможне. Но письма и открытки продолжали приходить регулярно.

Из нескольких фраз тех посланий можно составить своеобразную ретроспективу о том, как менялись умонастроения близких нам людей от иронии по отношению к самостийности до нежелания вообще думать о будущем своей страны. В одном из первых писем с "незалэжной" дядя писал со свойственным ему юмором: "Ну, что ж, осталось нашему президенту перегнать Черноморский флот к Киеву, и… заживем!" Тон сменился на неожиданно серьезный уже в новогодней открытке. "Мы верим Кравчуку", — дописала тетя после поздравлений и традиционных пожеланий здоровья, счастья и "мирного неба над головой". Тогда уже подумалось, может, ожидают, что кто-то это прочтет посторонним глазом, и демонстрируют лояльность? Послание после выборов на пост президента Виктора Ющенко сразило наповал: "Вот сели мы сегодня за стол, поздравили нашего президента с инаугурацией". Увы, тут уже совсем не чувствовалось и доли иронии! И, наконец, еще через несколько лет, откровение: "Не занимайтесь политикой, думайте лучше о себе и своей семье!"

Тогда мы поняли, что родня в политике явно разочаровалась. Но оставили этот пассаж без комментариев. Недавно нашла меня в соцсетях сестра и сообщила, что одного из племянников, давно отслужившего в армии, снова призвали "в зону АТО".

Звонил домой, прощался: "Отсюда живыми не возвращаются!" Я написала сестре: "Пусть сразу сдается в плен, живым останется". В ответ: "Нет, его же прадеды не поймут!" А прадеды наши общие — ветераны Великой Отечественной войны, уж точно не поняли бы, что их потомок делает на этой необъявленной войне против собственного народа. По счастью, удалось парню вернутся вскоре живым и старшие снарядили его в Москву, "подальше от нашего дурдома". Так появилась у меня возможность познакомиться, наконец, с молодым родственником. Только вот о том, что пережил, он рассказывать отказывается… Но когда ему в шутку сказали, что очень переживаем за наших хохлов, сразу поправил: "Я — русский!" К сожалению, на нынешней Украине к национальному самоопределению граждане приходят через трагический опыт братоубийственной войны. А я никогда не думала, что буду гордиться тем, что мой племянник — дезертир.

…Много ли мы, внуки победителей фашизма, знали о бандеровцах? В конце 50-х — начале 60-х гг., когда по распоряжению Н.С.Хрущёва были возвращены из лагерей осуждённые за военные преступления, моя семья переехала из Красноярска в западноукраинский город Тернополь. Здесь деду, в прошлом фронтовому лётчику, а в настоящем — пилоту ГВФ, предстояло построить, а затем открыть и возглавить аэропорт, соединив воздушным сообщением этот западный край с Киевом и даже с Москвой, не говоря уж о сети местной авиации, сделавшей ближе друг к другу все крупные районы и сёла области. (В 90-е гг. на территории аэропорта был развернут огромный рынок, местная власть посчитала, что хватит с тернопольцев и рейсовых автобусов.)

Моя мать, в 60-е гг. молодой спецкор газеты "Вильна життя", вспоминает услышанный в редакции рассказ плачущей женщины. Её малыша убил в начале 50-х гг. бандеровец, стукнув головкой о стену. Сама она была ранена, но спаслась. Знала, что убийцу репрессировали, и вдруг встретила его на улице. Побежала в областной КГБ, где ей объяснили, что бандит вполне законно освобождён, как многие другие, пострадавшие в сталинское время. А если ей не хочется его видеть — пусть уезжает из города. Резонансным для области стало задержание группы молодёжи, распространявшей листовки и литературу антисоветского, точнее — антирусского содержания. По совету местных журналистов моя мать направилась в КГБ — требовать материалы расследования для публикации в центральной московской печати. Хорошо запомнился вежливый отказ: "Давать огласку этому факту не надо. Будем проводить профилактическую работу. Репрессивные меры уходят в прошлое".

А в молодёжной компании услышала, что хоть и хороший у них начальник Микола Иваныч — всем квартиры выбил или будынки помог построить, но: "Але Бандера прийде, вилы ему в брюхо — тому що москаль!"[1]

"Всё, кончилась здесь советская власть, — констатировали многие знакомые, — либо треба тикать на восток, либо молчать". Этих настроений не могла не знать власть на Украине и в Москве. Но политкорректно делала вид, что ничего не замечает. Стало очевидно, что и моей семье надо подумать о переезде в Россию.

С того самого времени сохранился у нас учебник "История Украинской ССР"[2], по которому училась в школе моя тётя. Выпущенный в 1965 г., т.е. уже после отставки Н.С.Хрущёва, он всё ещё ориентировал читателей на то, что "нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме".

Традиционно принято считать, что во времена СССР все учебники писались с позиций классовой борьбы и с точки зрения пролетарского интернационализма, т.е., говоря сегодняшним языком, толерантности и политкорректности ко всем нациям и народностям. Тем не менее, анализ украинского учебника "периода построения коммунизма" даёт повод усомниться в этом. И понять, что на искривление исторического сознания нации влияют не только откровенные фантазии, вроде тех, что ныне распространяются на Украине: "древние укры выкопали Черное море, а из выкопанной породы сложили Крымские горы". Недоговорки, искажения и натяжки исторической концепции времен развитого социализма так же способствовали складыванию ложной картины исторического мира.

В учебнике, говоря современным языком, не подняты и не освящены многие трудные вопросы украинской истории. Вовсе не хотелось бы считать, что это было личной позицией авторов, которым, конечно же, не позавидуешь — они оказались в очень непростой ситуации, принуждающей обойти многие острые моменты истории и представить ее такой, какой ее хотелось видеть Хрущевскому руководству.

Конечно, тут в общих чертах верно рассказывается о временах становления Киевской Руси и складывания древнерусской народности, а затем и о разделении её на русских, украинцев и белорусов. Хотя авторы уже начинают путаться в понятиях, не знают, как же называть жителей древнего Киева и соседних княжеств. Отмечается, что Русская улица во Львове была единственной улицей, где в период иноплеменного господства и разрешалось жить украинцам[*].

[*] Тем более не упоминается то, что оторванная раньше других земель от общерусской государственности почти на 6 веков Галичина с столицей во Львове, во всех исторических картах именуется Червонной Русью, и будучи Русским воеводством в Речи Посполитой, никогда не знала самоназвания Украина. Она была населена русинами (древнее самоназвание русских, почему и улица Русская — см. выше), которых много позже, во времена Польши Пилсудского, административным указом принудительно переименовали в украинцев. Впрочем, русином в письмах себя называл и гетьман Богдан Хмельницкий — примечание редакции РН.

Тем не менее, о временах, предшествующих воссоединению Украины с Россией авторы говорят столь осторожно, что даже не упоминают понятиях "Руина", но признают, что название Украина произошло всё же от краинных, окраинных земель. Лишь из цитаты известного исторического акта становится понятным, что присоединены к России были земли войска Запорожского, но документ авторы оставляют без комментариев. Как о само собой разумеющемся рассказывают авторы об истории Новороссии и Крыма так, что можно понять — они исконно принадлежали Украине. О передаче Крыма в юрисдикцию Украинской ССР — одна фраза в последней главе, а на протяжении всего повествования, т.е. в веках, учебник уже рассматривал Крым, как часть Украины.

Трагический период голодомора — голода начала 30-х гг. нынешними украинскими пропагандистами вытянут на передний край информационной войны. Мол, русские намеренно проводили политику геноцида в отношении украинцев. Не странно ли, что уже в учебнике советской поры о нем полностью замалчивается? А ведь следовало бы объяснить, что, голод, вызванный, прежде всего, засухой и неурожаем, охватил тогда не только Украину, но и южные области России и Поволжье. Моя бабушка, пережившая "голодомор" в Саратовской глубинке, вспоминала вид спаленной солнцем, потрескавшейся земли, на которой не было ни травинки…

Вскользь упоминается и другой чудовищный период украинской истории — резня на Волыни, но если сегодня в Польше вспоминают эту трагедию, как геноцид польского населения Украины, устроенный украинскими националистами, то в советском учебнике, наоборот, повествуется, как поляки уничтожали украинцев.

Нигде авторы не объясняют, почему Украина — часть территории Русского государства, именовалась встарь Малороссией. Это слово проскакивает лишь дважды в контексте цитируемых документов. Например, в Москве был издал сборник "Малоросских песен". А ведь в этом объемном понятии нет ничего унизительного и обидного. Великий славист академик О.Н.Трубачев объясняет: "название родилось на собственной русской почве и из собственных потребностей, из них главная — обживание новых пространств. …Великая Русь, Великороссия — это не "возвысившаяся Россия", как можно было бы понять буквально, а "вновь освоенная, колонизованная Русь", "Русь дальняя"… Именно Киевская земля и другие южнорусские земли были тем, что беллетристы наших дней называют "Русь изначальная". …Результатом оппозиции названию Великая Русь в конечном счете стала Малая Русь, и только в этом ориентационном противопоставлении Руси дальней и ближней, исконной Руси заключается весь смысл вновь возникшего обозначения Малая Русь"[3]. Иными словами, наши общие предки русичи с киевской "малой родины", Малороссии, переселяясь на огромные, великие просторы новой, т.е. Великой Руси, становились здесь великороссами.

Кстати, неоднократно приводятся в учебнике выдержки из исторических документов, в которых об украинцах говорится, как о русских, но авторы и тут уходят от комментариев.

Стыдливо замалчивает "Учебник Украинской ССР" и об украинском национализме. Лишь несколько раз проговаривает, что на протяжении многих исторических периодов определенной политической силой были "украинские буржуазные националисты", пару раз вспоминается и о неоднозначной роли униатской церкви.

В недавнем интервью "Учебники истории и судьбы народов" для "Литературной газеты" и "Трудов МосГУ" профессор А.А.Королев, размышляя о современной ситуации на Украине с точки зрения геополитики, высказал важную мысль: "…ударной силой карательных акций киевской хунты на востоке страны стало молодое поколение западных областей, взращённое новыми школьными учебниками истории в ненависти к русским "колонизаторам и оккупантам", к самому русскому языку, …в которых культивировалась особость украинцев, их превосходство над другими народами и лютая ненависть к "оккупантам" — русским, насаждался культ новых "героев" — приспешников Гитлера – Бандеры, Шухевича"[4]

Имени нынешнего главного "хероя" Украины — Стефана Бандеры и его подельников в учебнике истории Украинской ССР вообще нет, а ведь ясная и твердая оценка их деятельности была чрезвычайно необходима всему обществу.

Заметим, что по такому учебнику учились бабушки и дедушки нынешних "хероев Майдана", ставших третьим поколением, которому местные историки многое недоговаривали или пересказывали с большой долей фантазии. Вот когда понимаешь, как неразрывна роль истории и пропаганды. Сегодня жертвой лживой пропаганды, прежде всего, становится тот, кто не знаком с историей. …Молодой человек с Украины, талантливо пишущий стихи на русском языке, был с сочувствием встречен недавно в Союзе писателей России. Ему предложили посетить несколько писательских мероприятий, например, в подмосковном Волоколамске, том самом, ставшем знаменитым рубежом битвы за Москву. Услышав об этом, юный украинец спросил с искренним недоумением: "А разве война была не только в Украине?"…

О том, что русские и украинцы всегда воспринимались Западом как единое целое говорят документы времен Второй мировой войны. Фашизм уже тогда пытался разъединить все народы, населяющие Советский Союз. Так называемый "рейхсминистр восточных территорий" Альфред Розенберг накануне начала вторжения в СССР — 20 июня 1941 г. рассуждал о политических требованиях в предстоящей войне: "Мы ведем сегодня "крестовый поход" против большевизма не только для того, чтобы спасти от него "бедных русских", но и для проведения германское мировой политики и обеспечения безопасности германского рейха. …Задачу нашей политики, мне кажется, надо видеть в том, чтобы разумно и целеустремленно поддержать стремления к свободе всех этих народов (имеются в виду народы СССР — О.Ж.) и привести их к совершенно определенной государственной форме, т.е. органически выделить из огромной территории Советского Союза государственные образования (республики) и организовать их ПРОТИВ МОСКВЫ, чтобы освободить германский рейх на грядущие столетия от восточного кошмара"[5].

Руководитель партийной канцелярии Мартин Борман советовал Розенбергу 23 июля 1942 г.: "Ненемецкое население ни в коем случае не должно допускаться высшему образованию. Если мы совершим эту ошибку, то сами вырастим грядущее сопротивление. По мнению фюрера, совершенно достаточно, чтобы ненемецкое население — в том числе так называемые украинцы — умело читать и писать.

Ни в коем случае не следует проводить какие-либо меры по воспитанию в ненемецком населении чувства хозяина! Необходимо действовать прямо противоположно! Вместо нынешних письменных знаков в будущем следует обучать в школах нормальному шрифту.

Немцы должны быть в любом случае вывезены из украинских городов; даже размещение в бараках за пределами городов лучше, чем в городах! Ни в коем случае не благоустраивать русские (украинские) города, так как не следует повышать уровень жизни населения, а немцы должны поселиться во вновь построенных городах и деревнях, из которых должно быть строго удалено все русское (украинское) население. Поэтому дома, которые будут строиться для немцев, ни в коем случае не должны быть похожи на русские (украинские) дома (обмазаны глиной, с соломенной крышей и т.д.)"[6].

Рейхскомиссар Украины Эрих Кох на совещании в Ровно в августе 1942 г. уточнял политику "на предмет обращения с Украиной": "…Свободной Украины нет. Цель нашей работы — заставить украинцев работать на Германию, а не осчастливить этот народ. Украина должна поставлять то, чего нет в Германии. Эту работу нужно проводить, не считаясь с потерями. Во всех странах Европы дела идут лучше, чем здесь. Снабжение продовольствием у нас в рейхе осуществляется по карточной системе… Положение с продовольствием в Германии серьезное. Производство падает из-за тяжелого положения с продовольствием. Повышение хлебного пайка является политической необходимостью для продолжения войны до победы. Недостающее количество зерна должно быть восполнено за счет Украины… Снабжение гражданского населения в силу важности этой задачи совершенно безразлично… Фюрер потребовал от Украины 3 миллиона тонн зерна для рейха, и они должны быть поставлены"[7].

Когда-то среди пятнадцати братских советских республик Украину справедливо величали "всесоюзной житницей" Благодаря труду шахтеров Донбасса, еще и — "всесоюзной кочегаркой". С присоединением Крыма — "всесоюзной здравницей". Нынешняя власть Украины, объявляя всех, несогласных с ее прозападной политикой "пророссийскими сепаратистами", лишь способствует росту протестных настроений в обществе, и дальнейшему обнищаю своих граждан, уверенным шагом идет к государственному банкротству. Все — по фашистским планам…

Ольга Германовна Жукова 

***

[1] Жукова Л. Обратная сторона политкорректности //Литературная газета. № 20. 20.05.2014.

[2] Дядиченко В.А., Лось Ф.Е., Спицкий В.Е. История Украинской ССР Учебник для 7-8 классов 8-ми летней школы. Киев. 1965. 232 с.

[3] Трубaчев О.Н. В поисках единства. М.: Наука, 1992. С. 118-121.

[4] Жукова О.Г., Королев А.А. Учебники истории и судьбы народов //Труды МосГУ, 2014. № 11 С. 31.

[5] Война Германии против Советского Союза 1941-1945. Документальная экспозиция города Берлина в 50-летию нападения Германии на Советский Союз. /Под ред. Рейнгарда Рюпупа. Берлин: Argon-Verlag GmbH. 1992. С. 85.

[6] Там же. С. 87.

[7] Там же. С. 86.

Популярное
Обсуждаемое
Рекомендуемое

Loading...